cossac

Боснийцы - потомки печенегов

В документах 1232 г. начинают часто встречаться такие фразы "ecclesi de Bessenu" (церковь Бессени) и "abbatia de Bessenu" (аббатство Бессени) с латинского и венгерского языков - Besenyo "Печенег".

Печенеги (в средневековых латинских источниках Bisseni, Bysseni; в венгерских Besenya читать Beshenya – Bajana/Bedjene, и в арабских источниках Расаnа (Ресеnе) прибыли в Хунгарию (Венгрию) из степей Южной России в несколько этапов.

Первая волна переселения печенегов в Хунгарию случилась при Арпаде в 10 веке. Согласно хунгарским источникам эти переселенцы, возглавляемые Сhaba, получили от Арпада в удел земли возле гор Матра. Вторая, наиболее существенная волна переселения печенегов в Хунгарию (если верить хронике "Anonymi Belae Regis Notarii de gestis Hungarorum", написанной около 1200 г.), произошла в период царствования принца Zoltan - Золтана, который правил в первой половине 10 века. Эти печенеги были поселены возле озера Ферто, неподалеку от северо-западной границы, для защиты Хунгарии от нападения со стороны Германцев. Вскоре после этого, в царствование принца Таксони (955-72), прибыла еще одна многочисленная волна иммигрантов-печенегов, возглавляемая царем Thonuzoba. Принц Таксони выделил им для поселения земли, простиравшиеся от Kemey до реки Tisza (Тиссы).

Во время правления короля Geza - Гезы (972-977 гг.) в Хунгарию также переселилась группа печенегов. Известно из "Gesta Hungarorum" Simon of Geza (13 в.), что новоприбывших переселенцев звали Bessi. Эта новая волна переселения Bessi (печенегов?) была связана с победой Иоанна графа Сопроны (Jonh comes Sopron), правителя графства, располагавшегося на северо-западе Хунгарии. В 1072 г., согласно "Chronicle of Thurocz", последний окружил и взял в плен несколько тысяч печенегов, которые служили в армии византийского наместника Белграда, а затем поселил их в своих владениях.

Последняя волна печенегов переселилась в Хунгарию в 1123 году. Это были остатки тех печенегов, которые, покидая южные степи России, атаковали границу Византийской империи, но были разбиты ее армией. Остатки этой печенежской орды поселились в Хунгарии. Новоприбывшие получили теплый прием у Хунгарского короля Стефана II (1115-31). Это была последняя волна печенегов, переселение которых в Хунгарию длилось почти 200 лет. Печенеги, которые поселились по границам Хунгарии для охраны, так и те, которые жили в глубине страны, составляли легкую кавалерию в армии Хунгар. Первое сообщение о службе печенегов в армии Хунгар восходит к 1052 г. ко времени войны Хунгар с немцами на реке Leitha. В 1116 г. мы встречаем воинов-печенегов на службе в армии Стефана II. Позднее, в 1146 г.

Печенеги, которые, возможно, составляли два подразделения войск гарнизона на границе с Австрией, были включены в состав действующей хунгарской армии во время войны с австрийским герцогом Henry jasomirgot при битве возле Moson. Ими командовали два "графа" печенегов. В 1150 г. печенеги вместе с Khalisians (хорезмийцами) составляли вспомогательную (союзную) армию Хунгаров и Сербов в их войне против Византии.

Вопрос об участии печенегов в составе войск Хунгар еще предстоит изучить, однако, необходимо заметить, что в битве Хунгар с королем Богемии Premsyl Ottokar II, возле Крессенбурна в 1260 г. Печенеги как союзные войска Хунгар не упоминаются.

Существовало два различных типа поселений печенегов в Хунгарии: поселения на границе и поселения, расположенные внутри страны. Колонисты, поселенные на границе, несли военную службу и защищали деревянные крепости, которые окружали всю территорию Хунгарии. Этих печенегов называли в документах на латыни "speculatores" или "confinarum custodes". Печенежские пограничные заставы подобного типа существовали уже при Святом Стефане (997-1038) и даже ранее этой даты. Печенегов селили группами поблизости друг от друга, неподалеку от западных границ, в частности, в графствах Sopron и Moson. Эти земли были названы (в 1230) из-за большого числа проживающих там печенегов именем "terra Bissenorum" (Земля Печенегов). Печенеги поселенные неподалеку от границы с Богемией были также многочисленны, но в противоположность северу, на южных и восточных границах их число было относительно меньшим.

Печенеги, которые поселились в центре Хунгарии, условно делились на 4 группы. Группа Fejervar-Tolna (или Sarvis), группа Koros и группа Csanad или ARANKA. Самой многочисленной из этих четырех групп как и всех печенежских поселений и деревень, была Fejervar-Tolna располагавшихся между Дунаем и озером Балатон, вдоль реки Sarvis на южной половине графства Fejervar и северной части графства Tolna. Все эти поселения печенегов были обязаны защищать от врагов город Szekes Fejervar, ставший королевской столицей (ставкой) Хунгарии во время Арпадов (в 1192 г. Белград, в 997 г. ALBA Regia; German-Stuhlweissenburg).

Поселения печенегов имели самоуправление и ряд других привилегий. Необходимо добавить, что помимо этих поселений печенегов, располагавшихся между Дунаем и озером Балатон, имелось огромное число их поселений и в других частях Хунгарии. Можно утверждать, что большая часть этих поселений хунгарских печенегов располагалось в западной Хунгарии, к западу от Среднего Дуная. Имелось более чем 10 поселений печенегов в западной Словакии, около 20 на верхней Тисе, около 15 между Тиссой и среднем Дунаем, другие 15 в низовье Maros и другие 10 в Трансильвании.

Печенеги, прибывшие в Хунгарию в несколько этапов в течение - 10, 11, 12 веков, были язычниками, исповедовавшими примитивную религию древних тюрков. Однако имелась в их составе и внушительная группа мусульман, о чем можно судить по работе al-Masudi, описавшей войну Badjana/Badjanak в союзе с Хунгарами против Византии в 320-32/932-943 годах. Позднее ислам исчез бесследно среди печенегов, живших в южных степях Руси и, согласно al-Bakri (460/1068г.), как сообщали рабы-мусульмане, вернувшиеся из плена в Константинополе, до 400/1009 года печенеги оставались язычниками (din al –Madjusiyya). Сразу после этой даты к ним прибыл ученый, мусульманский фатих, который преуспел в обращении печенегов в мусульманство.

Согласно al-Bakri, начало этой активной компании "мусульманизации" печенегов привела немедленно к войне между новообращенными и печенегами, оставшимися язычниками. Согласно информаторам al-Bakri, принявших ислам было только 12 000 человек, но им удалось победить язычников, большинство которых было вырезано, тогда как уцелевшие приняли ислам. По al-Bakri это событие имело место около 460/1068 года. Уже в это время, если верить al-Bakri, среди печенегов имелись богословы-fakihs и школы по чтению Корана. Если сведения, изложенные у al-Bakri верны, то надо признать, что большинство печенегов приняло ислам только внешне, сохраняя множество языческих обычаев и обрядов. Вполне возможно, что захваченные в плен печенеги, в войне Хунгар с Византией в 1072 г., которых затем поселили на границе страны для ее охраны, могли исповедовать ислам. Также вероятно, что последнюю волну печенегов, переселившихся в Хунгарию в 1122-3 годах, составляли частично обращенные в ислам люди, факихи и чтецы Корана.

Этот факт, что печенеги только частично приняли ислам, подтверждается описанием Maghariba Bajana "Печенеги" у Аль-Гарнати в 1151-3 годах. Эти люди имели только общие представления об обрядах, ритуалах и требованиях в Исламе. Например, они пили вино, что запретил им делать Аль-Гарнати. До его прибытия они не знали пятничный намаз и Хутбу, о которых узнали только от Аль-Гарнати. Печенеги также не практиковали многоженства и конкубинаж, разрешаемых исламом. Крипто-мусульмане или скрытные мусульмане Хунгарии (большая часть которых состоял из Булгар и Хорезмийцев, вынужденных в правление царя Стефана I официально отказаться от Ислама) имели знания о принципах Ислама, несомненно, более глубокие и обширные. Общее положение мусульман в Хунгарии стало лучше с началом правления короля Гезы II, который, согласно Аль-Гарнати, "любил мусульман".

Современные потомки печенегов-besene на Балканах это боснийцы, до сих исповедующие ислам, но перешедшие на славянские языки, также как и их предки их называют - besene.

По восточным хроникам печенеги упоминаются под именем баджняков. Maghariba/Badjana, баджняки, как и большинство хорезмийцев-воинов, как говорит Аль-Гарнати, принимали участие в войнах Хунгарии с Византией. Они были очень многочисленны "тысячи людей", согласно Аль-Гарнати, который имел ввиду и скрытых мусульман и тех, кто исповедовал Ислам открыто. Число местечек, в которых проживали эти две группы мусульман, согласно Аль-Гарнати, составляло "более 10 тысяч ", которое кажется сильно преувеличенным.

Печенеги, обосновавшиеся в Хунгарии в течение 10-15 веков, имели свою аристократию. Различные группы печенегов, переселившиеся в Хунгарию возглавлялись ханами (dux- на латыни), которые в первый период своего присутствия в Хунгарии 10-13 века имели огромное уважение и почет. К этим ханам принадлежали Zultan, princeps of Bissenorum, из средневековых хунгарских хроник, а также и другие ханы, известные по источникам, Аба, Кемей, Botund. Известно, что уважение и почтение к этим печенежским ханам были очень высоки, и один из них, Samuel Aba, стал королем Хунгарии (1041-7 гг.).

Впоследствии, различными группами печенегов в Хунгарии управляли лица, назначаемые Хунгарским королем, которые носили титул comes (граф) или judex (лат.), большая часть которых была печенежского происхождения. В настоящее время несколько боснийских аристократических фамилий ведут своё происхождение от этих печенежских родов.

Эти "comes" или "judex" командовали печенегами во время войн, как, например, в случае с "comes" Печенегов проживавших в местности Арпат в 1222 году. Потомки ханов и дворян печенегов занимали высокие посты, как на государственной службе, так и при королевском дворе. Например, печенег по имени Mag "Маг" (Magh, Moch), чье имя, по всей видимости, происходит от арабского "Madjus" - язычник, был palatine Хунгарии и "comes" - граф района Bacska, располагавшегося между Дунаем и нижней Тиссой.Другой печенег по имени Benedict в 1329 г. был графом - comes, района Baranya. Еще один печенег "Paulus Byssenus de Eorghede" был губернатором (ban - баном) Далмации в Кроатии и в Славонии. Из печенежских аристократов, сделавших карьеру при Хунгарском королевском дворе, достаточно упомянуть имя Aba Bissenus (печенега из семьи Аба Кемей), который в 1226 г. был homo regius, короля хунгар Андрея II. Помимо указанных лиц, было еще достаточное число аристократов - печенегов, но менее известных.

Средневековые документы несколько раз упоминают печенегов-дворян. Которых именуют титулом – nobilis -"благородный" (например, - nobilis bissenide de Kwzebalu). Похоже на то, что одним из потомков этих печенежских ханов, эмигрировавших в Хунгарию, был Исмаил бен Хасан, который, согласно Аль-Гарнати, был "потомком мусульманского принца" и сопровождал Аль-Гарнати во время его путешествия из страны Хунгар в страну славян "the land of Slavs", Киев.

Абу Хамид Аль-Гарнати также писал, что его старший сын женился на дочерях двух уважаемых мусульман. Похоже, что они были принявшими ислам печенегами из сословия дворян (nobiles bisseni).
происхождение вселенной

Поэзия народного духа. Об эпосе "Урал-батыр"

1. ОРИГИНАЛ. На башкирском языке
2. Академический перевод Хакимова А.И., Кидайш-Покровской Н.В. и Мирбадалевой А.С. См. Башкирский народный эпос. Москва, Главная редакция восточной литературы издательства Наука, 1977, С. 265-372. Главный редактор серии «ЭПОС НАРОДОВ СССР» Петросян А.А.; составители тома Мирбадалева А.С., Сагитов М.М., Харисов А.И.; авторы комментария Мирбадалева А.С., Сагитов М.М.; башкирские тексты подготовили Сагитов М.М., Харисов А.И.; ответственный редактор Кидайш-Покровская Н.В., редактор издательства Янгаева А.А.
3. Поэтический перевод Шафикова Г.Г. (См. Урал-батыр. Башкирский народный эпос. Башkортостан, Уфа, Башкнижиздат, 1977).
4. На английском языке.
5. Сказочный перевод на русском языке.
6. Сказочный перевод на башкирском языке.
7. Прозаический перевод от Айдара Хусаинова.
8. Мультфильм "Урал-батыр".
9. "Урал-батыр" и всемирный потоп.
10. "Урал" вариант эпоса от Артёма Лукичева.

ПОЭЗИЯ НАРОДНОГО ДУХА

См. Мухтар Сагитов. Урал-батыр (пер. Шафикова Г.Г.). Башкирский народный эпос. Башкортостан, Уфа,Башкнижиздат, 1977, С. 5-15.

Южный Урал - родина башкирского народа.

Для древних башкир понятия Родины и Урала были нерасторжимыми, они воспринимались как нечто единое целое, без которого немыслимо представить своё существование на земле. Самые сокровенные помыслы, песни, напевы, легенды и эпические сказания-кубаиры башкир посвящены Уралу или связаны с ним.

Предлагаемый читателям кубаир «Урал-батыр» поэтическим языком повествует всё о том же неразделимом единстве башкирского народа с Уралом, с уральской землёй.

В эпических сказаниях-кубаирах сконцентрированы и художественно-обобщенно отражены наиболее важные исторические события народной жизни.

Зародившись в недрах первобытно-общинного строя, эпос сопутствовал всей истории башкирского народа.

Создатели и хранители эпических сказаний – народные сказители-сэсэны. Именно они донесли до нас неувядаемые памятники духовной культуры. Сэсэны являлись подлинными выразителями дум и чаяний народных масс. Благородная миссия сэсэнов — художественно отображать жизнь и идеалы народа — приносила им популярность и уважение.

Репертуар эпических сказаний башкирского народа богат и сложен, как и его этнический состав, и культурные традиции в целом. В нём можно выделить сюжеты, характерные для башкирского фольклолра («Урал-батыр», «Акбузат», «Заятуляк и Хыухылу», «Алдар и Зухра», «Кусяк-бий» и др.), а также сюжеты, общие для устного поэтического творчества других тюркоязычныхз народов («Алпамыша», «Кузыкурпес и Маянхылу», «Таргын и Кужак», «Ир-Таргын» и др.). Такие сказания, как «Юсуф и Зулейха», «Тахир и Зухра» и другие, появились у башкир под влиянием восточной литературы.


«Урал-батыр» относится к разряду героических сказаний, созданных на основе древних мифологических представлений и быта башкир. Он является наиболее ярким и монументальным памятником духовной культуры. Популярность и огромная ценность его в том, что в нём с высоким поэтическим мастерством отражены вечные темы бессмертия жизни и природы, торжества добра над злом, идеи справедливого мироустройства и гуманизма.

Сюжет эпоса довольно сложен. Он построен на описании борьбы Урал-батыра за счастье людей с насильниками, со злыми силами природы, воплощёнными в образах драконов (аждаха), дивов, змей и т.д. Персонажи сказания — богатыри и простые жители земли, небесные божества, злые силы природы, мифические существа. Здесь изображена судьба героев трёх поколений (старик Янбирде и старуха Янбика, их дети — Урал и Шульген, внуки — Яик, Идель, Нугуш, Сакмар) и, соответственно этому, состоит из трёх частей и сам эпос.

В первой части рассказывается о старике Янбирде и старухе Янбике, волею судьбы, оказавшихся на затерянной земле. Они занимаются охотой на диких зверей. От пожилых супругов рождаются два сына — Шульген и Урал, что является традиционным мотивом тюрко-монгольского эпоса. Янбирде сообщает детям тайну существования Смерти (Улем), которая убивает людей, зверей и всё живое на земле.

От белой лебёдушки, спасённой Урал-батыром, они узнают о существовании Родника жизни – Яншишмы. Янбирде советует сыновьям отыскать Яншишму и уничтожить Смерть. Первая часть завершается тем, что молодые батыры отправляются на поиски родника бессмертия.

Вторая часть сказания повествует о деятельности героев второго поколения — Шульгена и Урал-батыра. В ней подробно изображаются подвиги Урал-батыра и злодеяния его брата Шульгена, переметнувшегося в стан врагов. Заканчивается эта часть поражением дивов и драконов, возникновением в пучине моря гор из тел убитых героев врагов (Уральские горы), гибелью Урал-батыра за бессмертие природы.

Третья часть поэмы посвящена подвигам сыновей Урал-батыра, заселению уральской земли людьми, животными и птицами.

В башкирском эпосе, как и в сказаниях многих тюрко-монгольских народов, сыновья и внуки героя выступают продолжателями дела отцов и страстными защитниками интересов народа. Так и сыновья Урал-батыра продолжают борьбу с чудовищными мифическими существами, начатую их отцом.

Эпическая поэма «Урал-батыр», созданная в глубокой древности, в результате многовекового бытования претерпела значительные изменения, обрастая новыми наслоениями, образами и мотивами. Однако внимательный читатель может легко заметить следы глубокого архаизма, те пласты и мотивы, что свойственны для самой ранней поры человеческого общества (люди ещё не знают огня, питаются сырым мясом, живут лишь охотой на диких зверей; им неведомы одомашненные животные и т.д.).

Во второй части сказания отразились эпизоды, свойственные уже социальному обществу (покорение царём Катилом целых родов и племён и обращение их в рабство, разделение общества на угнетателей и угнетённых, на царей и подданных и т.д.). Кроме того, в сказании отразились идеи и мотивы, характерные для позднего периода. Например, в сказании устами Урал-батыра на первый план выдвигается идея совместной борьбы против общего врага, в противовес борьбе отдельного героя-титана, характерной для раннего, традиционного эпоса.

Следует отметить, что в зарождении и формировании эпического жанра, по крайней мере, в его начальной стадии, существенную роль играли мифологические и тотемистические представления башкир. Мифологические образы и воззрения людей о мире, о явлениях природы вошли в народный эпос «Урал-батыр» и органично вплелись в его художественную ткань.

В сказании особый интерес представляют воззрения башкир о мире. В башкирском фольклоре обычно изображается три мира: небесный. Земной, подземный или подводный. В «Урал-батыре» небожителями изображены верховный бог или царь Самрау со своим семейством, птицы, божественные крылатые кони Акбузат и Сарат. Кояш (Солнце) и Ай (Луна) являются жёнами Самрау. У бога-царя две дочери: Хумай от жены Кояш и Айхылу — от жены Ай. Ему подвластны все птицы и крылатые кони. В сказании небожители изображены бессмертными божествами. На земле же живут обыкновенные люди, а подземный или подводный мир населён враждебными для людей и небожителей духами и чудовищами. Характерно, что небожители не безразличны к судьбам людей — жителям земли. Они активно вмешиваются в их жизнь, создают условия и блага для них. Божественные девушки Хумай и Айхылу выходят замуж за земных батыров. Иногда небожители сами нуждаются в помощи людей (Урал-батыр выручает из беды Хумай и Айхылу — дочерей Самрау).

Примечательно, что небесные божества уподоблены людям. Они живут обычной для людей жизнью. В «Урал-батыре» звёзды и созвездия также изображены в образах животных и зверей, известных башкирам из окружающей их жизни.

В «Урал-батыре» читатель встретится с целым миром анимистических, тотемистических и этиологических представлений, всевозможных культов, запретов (табу), которые имели место в сознании и в жизни башкир в далёком прошлом.

В сказании прослеживается развитый культ коня, характерный для фольклора кочевых скотоводческих народов. Акбузат и Сарат — чудесные крылатые кони — возведены в ранг богов-небожителей. Акбузат после гибели своего батыра пригоняет с неба на Урал лошадей, которых приручают башкиры. Небесные кони становятся родоначальниками земных лошадей. Кстати, заметим, что башкирские сэсэны не пожалели поэтических красок в обрисовке волшебного коня — боевого друга и соратника героя. Строки, посвящённые описанию верховного коня и его убранства, являются наиболее отшлифованной частью башкирского эпоса и стали традиционной формулой. В сказании имеются мотивы приручения людьми и других домашних животных, коров и быков. Известно, что приручение и начало разведения людьми животных явилось величайшим скачком в развитии производительных сил. Это дало человечеству надёжный источник материальных благ и привело к крупным изменениям в общественно-экономических отношениях: появились социальные институты, матриархат уступил место патриархату, появилось новое страшное зло, неизвестное доселе первобытному обществу - социальное неравенство.

У древних башкир, видимо, было развито почитание солнца, луны, гор, рек, животных и птиц, которое отразилось в сказании. Следы представлений, связанных с этими культами, сохранились до наших дней.

В сказании к отголоскам древних мифологических воззрений можно отнести занятия героев по мироустройству. Урал-батыр с помощью Акбузата и алмазного меча уничтожает дивов и драконов, воздвигает горы. На всём его пути со дна моря образуются горы, названные после гибели героя Уралом. Урал-батыр с помощью живой воды делает природу бессмертной, вечно живой. А батыры — Яик, Идель, Нугуш и Хакмар — алмазным мечом Урал-батыра рассекают горы и дают начало рекам, названным их именами, и прокладывают им путь, обеспечивая водой народ, страдавший от засухи и жажды.

Одним из проявлений древних представлений в сказании являются сцены превращения тел павших благородных героев в горы, драгоценные камни и металлы. Такое свершается и с телом Урал-батыра.

В «Урал-батыре» представлена целая галерея положительных и отрицательных образов, каждый их которых выполняет определённую функцию и несёт идейно-художественную нагрузку. Старик Янбирде и старуха Янбика изображены зачинателями человеческого рода. В эпосе центральное место занимает титанический образ Урал-батыра. В нём воплощены самые лучшие черты, идеалы народа, создавшего этот замечательный памятник литературы. Урал-батыру присущи такие черты, как бескорыстность, честность, справедливость, гуманность и огромная физическая сила. Он с помощью алмазного меча и богатырского коня Акбузата, подаренных ему Хумай, беспощадно истребляет врагов людей — драконов, чудовищ, змей — и из их тел создаёт горы, высвобождает землю, затопленную морем. Он неустанно ищет тайну бессмертия, чтобы обессмертить себя и других людей. Ему удаётся найти её, но испытавший муки бессмертия мудрый старик «открывает герою другую «тайну» — о том, что подлинное бессмертие человека не в бесконечном долголетии, а в его добрых деяниях на благо мира»*. И он решает принести бессмертие природе, которая так необходима для жизни людей и всего живого.

С особой поэтической силой, полной драматизма и скорби описывается сцена гибели великого человеколюбца — Урал-батыра. Смертельно раненому Уралу преподносят последние капли живой воды, им жен отвоёванной у драконов и дивов. Но Урал- батыр отказывается пить. Этими каплями живительной воды он окропляет окружающее, и увядающая природа становится бессмертной. Жена Урал-батыра Хумай, овдовев, в знак вечной преданности мужу превращается в лебедя. Земля, отвоёванная у врагов Урал-батыром, становится местом обитания диких животных. Акбузат спускается с небес и приводит с собой на землю огромный табун лошадей, Хумай приводит несметное количество птиц, а бык царя Катила — стадо коров. Таким образом, Урал — родина башкир — превращается в благодатную, чудесную страну.

«Урал-батыр» имеет непосредственную логическую связь с другими башкирскими сказаниями героического характера, в частности с эпическими сказаниями «Акбузат» и «Кусяк-бий». Наиболее важные темы и мотивы «Урал-батыра» нашли в них дальнейшее развитие. Например, враждебное людям подводное царство Шульгена разрушается правнуком Урал-батыра Хаубаном — главным героем сказания «Акбузат». Верные помощники Урал-батыра — алмазный меч и боевой конь — также верно помогают Хаубану в борьбе с врагами народа. Наличие сквозных образов и мотивов, изображение героев в генеалогической последовательности говорит о попытках сэсэнов создать монументальную эпопею об Урал-батыре и его потомках.

«Урал-батыр» занимает ведущее положение в башкирском эпическом творчестве по своему идейно-художественному и эстетическому содержанию. В нём нашли яркое художественное отражение древний быт, морально-этические нормы, хозяйство, обряды, верования башкир, народная философия, взаимоотношения родов, а также общественный строй. Прежде всего это сказание— гимн великому борцу-человеколюбцу. Подвиг Урал-батыра, совершённый во имя бессмертия природы и избавления человечества от злейших врагов, сделал его самым популярным и любимым в народе, подобно Прометею из древнегреческих мифов.

«Урал-батыр», созданный гением народа на основе древней мифологии, является бесценным памятником не только башкирской, но и мировой культуры.

См. Мухтар Сагитов. Урал-батыр (пер. Шафикова Г.Г.). Башкирский народный эпос. Башkортостан, Уфа,Башкнижиздат, 1977, С. 5-15

Герои мифов Евразии. Витязи и Урал | Поэзия народного духа | 1

| 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18|
происхождение вселенной

Расовский Д.А., Храпачевский Р.П. От чёрных клобуков и печенегов до кунов. Vila do Conde, Lidergraf

QIP Shot - Image: 2014-01-20 18:28:00

QIP Shot - Image: 2014-01-20 18:20:05

УДК [9+39] (=512.141), ББК 63.5

Расовский Д.А., Храпачевский Р.П. От чёрных клобуков и печенегов до кунов. ViladoConde, Lidergraf, 2014, — 300 c., ил., ISBN:978-5-9904583-5-2.

Настоящее издание представляет оба тома серии «Материалы и исследования» в рамках этногеномико-исторического проекта «Суюн», ранее вышедших по отдельности. В этом издании, к ранее вышедшим 1-му и 2-му томам — дополнены новые тексты с приложениями.

В первый том этого издания, входят классические работы по истории восточноевропейских кочевников средневековья, написанные в 20-30-е годы XX в. выдающимся отечественным историком Д.А.Расовским.

В данный сборник работ Дмитрия Александровича Расовского вошли его монографии и статьи, где им были в самом полном объеме собраны сведения источников о средневековых кочевниках Восточной Европы и их взаимодействии с Русью, Венгрией, Византией, Болгарией.

Кроме русских, византийских и болгарских источников, Д.А.Расовский впервые привлек большое количество венгерских источников, недоступных большинству исследователей.

Во второй том издания входят работы Р.П.Храпачевского:

1). «Половцы-куны в Волго-Уральском междуречье», основанная на данных китайских источников и описывающая ситуацию в восточноевропейских степях в XIII в. — накануне и после монгольского вторжения туда (2-е, исправленное и дополненное издание);

2). «Чёрные клобуки в XIII в.: опыт комплексного исследования». Основное внимание в них уделяется судьбам кипчаков и чёрных клобуков в указанное время в данном регионе, а также вопросам их этногенеза.

В приложениях дан русский комментированный перевод полного текста жизнеописания кипчака Тутука, чей род жил в XI-XIIIвв. в Волго-Уральском междуречье (в полном объеме русский перевод его приводится впервые), а также извлечения из «Юань ши» и других китайских источников касательно роли кипчаков в истории Монгольской империи в XIII в.

Кроме того, в приложении приведены извлечения из арабских и персидских источников XIII-XIV вв. касательно этнической и политический истории кипчаков-половцев, кочевавших по южнорусским и волго-уральским степям в XIII в.

Для преподавателей, научных работников, а также всех интересующихся отечественной историей.

Информация о заказе книг серии доступна
в Интернете и по электронной почте:
rutenica.narod.ru, rutenica@narod.ru

© ЭИП «Суюн»

© Расовский Д.А., Храпачевский Р.П. 2014

ISBN: 978-5-9904583-5-2                                   © Lidergraf, 2014

СОДЕРЖАНИЕ

Стр.

Предисловие

5

Этногеномико-исторический проект «Суюн»

5

Происхождение фамилии Суюновы — начало изучения

9

From Chorni Klobuky and Pechenegs to Kuns

18

Том 1. ПОЛОВЦЫ. ЧЁРНЫЕ КЛОБУКИ: ПЕЧЕНЕГИ, ТОРКИ И БЕРЕНДЕИ НА РУСИ И В ВЕНГРИИ

19

Кочевники Восточной Европы
в работах Д.А.Расовского

21

1.1.        О роли чёрных клобуков в истории Древней Руси

25

1.2.        Печенеги, торки и берендеи на Руси и в Угрии

44

1.2.1. История

41

1.2.2. География расселения

63

1.2.3. Печенеги в Венгрии

88

1.2.4. Чёрные клобуки

97

1.3.        Половцы

112

1.3.1. Происхождение половцев

115

1.3.1.1. Предыстория

115

1.3.1.2. Этногенез

120

1.3.1.3. Внешний облик половцев

126

1.3.2. Расселение половцев

129

1.3.2.1. Кимаки, канглы и огузы

129

1.3.2.2. Печенеги

134

1.3.2.3. Половцы и куны

145

1.3.3. Пределы «Поля Половецкого»

152

1.3.3.1. Дешти-Кипчак

152

1.3.3.2. Расселение половцев. Емеки

154

1.3.3.3. Половцы и буртасы

159

1.3.3.4. На Дону

163

1.3.3.5. На Днепре

167

1.3.3.6. На Дунае

169

1.3.3.7. На Волге, Кавказе, Азове, в Крыму. Лукоморье

174

1.3.3.8. Половецкие рода

179

1.3.4. Военная история половцев

192

1.3.4.1. Начало войны с соседями (30-е-80-е гг. XI в.)

198

1.3.4.2. Великое двадцатилетие (1090-1110 гг.). Катастрофа 1100-1120-х гг.

203

1.3.4.3. Участие в русских междоусобицах (1130-1160 гг.)

213

1.4.        Роль половцев в войнах Асеней с Византийской и Латинской империями в 1186-1207 годах

225

Том 2. ПОЛОВЦЫ-КУНЫ В ВОЛГО-УРАЛЬСКОМ МЕЖДУРЕЧЬЕ (ПО ДАННЫМ КИТАЙСКИХ ИСТОЧНИКОВ)

231

2.1. Куны-токсобичи

233

2.2.      Чёрные клобуки в XIII в.: опыт комплексного исследования

248

2.2.1. Выводы

256

2.3.   Приложения

257

2.3.1. Жизнеописание Тутука («Юань ши»)

257

2.3.2. Трактат «Войска», часть 2-я, «Гвардия» («Юань ши»)

265

2.3.3. О кипчаках и канглах («Хэй-да шилюэ» и «Юань ши»)

269

2.3.4. Извлечения из арабских и персидских сочинений

277

Библиография

287

На русском и украинском языках

287

На китайском и японском языках

289

На западноевропейских языках

290

Список библиографических сокращений

290

Глоссарий. Часть 2.

290

Фотографии людей с экспедиций. Часть 1. КЧР РФ

295

Annotation

299

башкирия

R1b в целом у всех башкир около 47%, R1a около 40% (данные на 29.08.2013)

На видео которое приведено несколько ниже, прошлые данные по Y-гаплогруппам башкир.

На сегодняшний день известно, что R1b гаплогруппа до 87% встречается лишь у башкирских кланов Бурзян и Гайна.

В целом гаплогруппа R1b у башкир составляет около 47%.

На втором месте гаплогруппа R1a - около 40% (данные на 29.08.2013, FTDNA, ИБГ УНЦ РАН).

Гаплогруппа R1b присуща кельтским народам и баскам, а R1a встречается преимущественно у славянских и индоарийских народов.

cossac

Проект "Суюн" выпустил 1 том серии "Этногеномика"

Настоящее издание представляет 1-й том серии «Этногеномика и ДНК-генеалогия» в рамках этногеномико-исторического проекта «Суюн». В книге автор рассматривает тему «Этногенез башкир: историография и современные исследования».

В связи со ставшими известными в последнее время научными результатами по этногеномике и ДНК-генеалогии башкир, вопросы этногенеза башкир и миграций древних народов на территории Южного Урала требуют более всестороннего их исследования.

В данном томе представлена туранская теория происхождения башкир, где под туранцами подразумевается автохтонное население Южного Урала, преимущественно степного и лесостепного ландшафтов. В данном исследовании автор оставляет открытой проблему языка древних туранских племён.

Дополнительно в книге вкратце рассматриваются археологическая и этническая история Южного Урала, историография проблемы этногенеза башкир.

В приложениях даны карты, схемы, фотографии, иллюстрации, этногеномические базы данных башкир.

Для преподавателей, научных работников, а также всех интересующихся этногеномикой, ДНК-генеалогией, этнологией и отечественной историей

УДК [9+39] (=512.141)
ББК 63.5 (2РосБаш)
М910
ISBN 978-5-9904583-1-4

Информация о заказе книг серии доступна
в Интернете и по электронной почте:

http://nations.narod.ru

shejere@narod.ru

QIP Shot - Image: 2013-04-10 09:45:29

           © Р.Р. Суюнов — идея проекта, 2012
           © Р.Р. Суюнов — составление, вводная статья, 2013
           © Б.А. Муратов — основное исследование, 2013
           © Г.Ш.Суфиянова, Л.С.Кузяшева, Д.Ю.Валиуллин
                                                         — оформление, 2013
2 мировая война

Норвежские женщины — защитникам Сталинграда

Оригинал взят у adagamov.info в Норвежские женщины — защитникам Сталинграда

В историии отечественных авиакатастроф ест одна, стоящая особняком. 6 августа 1955 г. самолет авиакомпании «Аэрофлот» Ил-14 (бортовой номер СССР-Л5057) разбился под Воронежем по пути из Сталинграда в Москву. Еще во время полета в Сталинград экипажем были обнаружены неполадки в работе двигателя — при запуске мотора масло выбивало из выхлопного патрубка. Во время обратного вылета в Москву инженер аэропорта, обнаружив выбивание масла из правого мотора, дал команду произвести помывку мотора, после чего запустить его и опробовать на предмет течи масла. При опробовании было установлено, что масло выбивает из под крышки клапанной коробки 3-го цилиндра. Гайки крышки были подтянуты до полной затяжки. После повторного опробования в течение 20 минут выбивания масла не было и самолет взлетел с задержкой на 29 минут. Полет проходил на эшелоне 2 200 м в облаках. В 15:10 экипаж доложил, что зафлюгировал правый мотор и необходима вынужденная посадка в Воронеже. Самолет не мог сесть на раскисшую от дождя полосу аэродрома Воронежа, а посадка на бетонную ВПП авиазавода была не разрешена — на борту Ил-14 находилась делегация норвежских женщин из антифашистских организаций, а на заводской полосе стояли секретные тогда бомбардировщики Ту-16. Пилоту Ил-14, который кружил над городом, не давали посадку. Он делал круг за кругом и в конце концов у самолета отвалилось крыло и он упал.

Так описывает это очевидец Николай Зубец (http://bvf.ru/forum/archive/index.php/t-523736.html):

Я видел начало этой беды. Мне было десять лет. Вдруг с сильным рёвом пронёсся большой самолёт. Тогда аэропорт был рядом и самолёт над городом не диво, но только не такой. Обычно прожужжит букашкой в далёком небе, у облаков, и всё. А этот шёл гораздо ниже, казался очень крупным и аж нутро от гула задрожало. Нас с другом что-то просверлило неясным беспокойством. Вот скрылся в сторону реки, но через несколько минут опять тревожный рокот и ещё ниже, зловеще сверкая крыльями, несётся этот самолётище. Что это? Явление всё повторялось, будоража сердца мальчишек. Уж не война ли снова? Я вспомнил рассказы матери про первые немецкие налёты на Воронеж. Тогда моя бабушка, увидев прямо над Утюжком самолёт с крестом, решила, что это санитарный, а из него – пулемётная очередь...

И вдруг, на пятом или седьмом круге, у самолёта отрывается крыло! Рёв мотора переходит в страшный вой, громадина беспомощно заваливается набок и неуклюже падает... А крыло завертелось как семечко клёна и стало плавно снижаться, оставляя чёрный дымовой шлейф. Оно упало в Коровий лог – большой овраг между стадионом "Динамо" и Берёзовой рощей. Мы бросились туда. Откуда сразу столько собралось людей? Из лога могучим столбом валил чёрный дым, а с ним струился дух большой беды.

По правому берегу с воем сирены уже металась первая пожарная машина, но пожарные, поняв ошибку, рванули к Чернавскому мосту. Вот уж и на этом берегу орут, приближаясь, тревожные сирены. А луг со всех сторон стал быстро наполняться любопытными. Почти все очевидцы вспоминают как будто растущую из-под обожжённой земли тоненькую детскую ручонку с зажатой яркой сумочкой. Пожарные огонь добили быстро и струями стали отгонять собравшихся. То же делали уже и на правом берегу – там воду качали прямо из реки и теснили сильно напирающую толпу, не давая приближаться к обрыву Собачки. Всего больнее сознавать, что всё же было поначалу и мародёрство – часы, кошельки... Затем прибыли военные.





На борту Ил-14 было 25 человек — 20 пассажиров и 5 членов экипажа. Среди пассажиров были десять норвежских женщин, которые приехали в СССР по приглашению нашего антифашистского комитета. Все они участвовали в движении норвежского Сопротивления, а трое из них в честь победы под Сталинградом тайком сделали советский флаг и переправили его в концлагерь, нашим пленным воинам. И вот в этот раз они привезли этот флаг и подарили его сталинградцам. На обратном пути домой все они погибли. Я смог найти единственную фотографию этих мужественных норвежек в электронном архиве газеты Aftenposten, которая собрала почти все свои выпуски с 1836 г. Пускай публикация этой фотографии будет своеобразным памятником нашим норвежским друзьям. Спасибо им.