August 30th, 2009

мадьяр с Урала

Иванов В.А. В поисках легендарной страны Мадьяр

См. Иванов В.А. Путями степных кочевий.
Уфа, Башкнижиздат, 1984, С. 38-58

1 | 2 | 3

Эти мадьяры — люди красивые и видные;
их одежда сделана из парчи, их оружие — из серебра...
Абу-Саид Абу-ал-Хайя Зохак Гардизи. 'Украшение известий'


В средневековой истории народов нашей страны существует не столь уж много явлений, определение исторической достоверности которых, с одной стороны, протягивало бы сквозь толщу веков связь между двумя народами, различающимися в этническом и культурном отношении, с другой — оставило бы в толще времен свидетельство одного, но очевидца, что очень важно для истории. Вместе с тем, не будучи подкреплено массовым материалом, (в первую очередь археологическим), это свидетельство превращается в легенду. Вот так, примерно, обстоит дело с легендарной страной Великой Венгрией (Magna Hungaria), некогда существовавшей на территории Восточной Европы.

Дело в том, что еще первый историк нашей родины, киевский монах — летописец Нестор, живший в XI в. при написании своей «Повести временных лет» пользовался данными более ранних летописцев. У одного из них под 898 годом (по христианскому летоисчислению годом 6406) выписал следующее: «...Идоша Угри мимо Киевъ горою еже ся зоветъ ныне Угорьское и пришедша к Днепру и статна вежами, беша бо ходяпге аки се Половцы пришед от востока и устремишася через горы ве-ликия яже прозвашася горы Угорскиа и почаша воевати, на живущая ту Волхи и Словени седяху бо ту прежде. Словени и Волхве прията землю словеньску посем же Угри прогнаша Волхи и наследиша землю ту и седоша с Словены покорившся подся и оттоле прозвася земля Угорска.»

Так на страницах русских летописей впервые прозвучало имя предков современного венгерского народа — угры, хунгары, мадьяры. Подобно половцам, они прикочевали на берега Днепра откуда-то с востока b некоторое время стояли там вежами (кочевьями), затем перевалив через горы, которые впоследствии стали называться Угорскими (Карпаты) и вступили в Паннонию, где им пришлось воевать со словенами и валахнами (древними румынами). В итоге этой войны валахи были изгнаны, а словене покорены уграми, и бассейн Нижнего Дуная, по имени его новых владельцев, стал называться Угорской землей. Однако ни Нестор, ни его неизвестный предшественник не знали, откуда угры (древние венгры) пришли на Русь. Некоторый свет на это проливает написанная в XIII в. хроника Венгерского Анонима («Книга магистра П., нотария короля Белы о делах хунгаров»), выдержки из которой были опубликованы на русском языке в 1961 году Е. И. Горюновой, а в 1967 году — венгерским археологом Иштваном Эрдели. Из нее мы узнаем, что «в 884 г. от воплощения господа, как написано в летописях, семь старейшин, которые называются Хентумогер двинулись со скифской земли к западу, среди них был предводитель Алмуш, сын Угека из рода короля Магога, муж доброй памяти, господин и советник их со своей женой и сыном Арпадом… вместе с великим множеством союзных народов… перешли реку Этил (Волгу. — Б. И.) на бурдюках по способу языческому и не нашли никаких городов или населённых мест…»

Итак, в своём движении на запад древние венгры переходили Волгу. Где они ее переходили — вопрос хотя и интересный, но не столь принципиальный. Для нас гораздо важнее было бы узнать, в каком из районов Восточной Европы венгры жили до своего переселения в бассейн Дуная. На этот счет у историков также имеются некоторые сведения. Да не просто сведения, а свидетельства очевидца. Дело в том, что до наших дней сохранилось письмо венгерского монаха — доминиканца Юлиана, адресованное епископу из Перуджии, с отчетом о результатах его путешествия на восток, к берегам реки Этиль.

Венгерские предания, хроники первых венгерских королей XI—XII вв. сохранили сведения о лежащей где-то далеко на востоке загадочной стране Великой Венгрии (Magna Hungaria), которая якобы и явилась прародиной венгров, ушедших на Дунай. Но на Дунай ушло не все население этой страны, а только часть его, и потому там, в далеких и диких «скифских» степях, продолжают жить венгры, увы, заблудшие в язычестве и обреченные на вечные муки в Геенне Огненной. Дабы разыскать и спасти заблудших соплеменников, приобщить их к католической религии и установить дипломатические и торговые связи с Великой Венгрией, в XIII в. на восток была отправлена католическая миссия во главе с доминиканцем Юлианом. Надо сказать, время для путешествия было выбрано весьма неудачно. Навстречу маленькой и совершенно беззащитной группе монахов, затерявшейся в бескрайних южнорусских степях, катился вал, охваченных ужасом и яростью кочевников половцев, над которыми с востока уже взметнулся меч монголо-татарского нашествия.

Преодолевая невероятные лишения и трудности, тысячу раз подвергая свою жизнь опасности, потеряв по дороге всех своих спутников, в 1236 году Юлиан все-таки дошел до берегов Волги. И здесь его постигло горькое разочарование. Действительно, «близ большой реки Этиль» Юлиан нашел своих соплеменников, говорящих так же, как и он, на венгерском языке. Но ни о какой Magna Hungaria, венгерской державе на Волге, речи быть не могло. Поволжские венгры представляли собой сравнительно немногочисленные кочевые племена, которые, по словам Юлиана, из древних преданий знали, что венгры, ушедшие на Дунай, происходили от них, но не знали, где они. Сами же поволжские венгры, как писал Юлиан, «...язычники, но не почитают и идолов, а живут, как звери. Земли не возделывают, едят мясо конское, волчье и тому подобное, пьют лошадиное молоко и кровь. Богаты конями и оружием, и весьма отважны в войнах.»

Вот так доминиканский монах задал современным историкам еще одну загадку, связанную с Великой Венгрией, ибо, достоверно и авторитетно свидетельствуя о пребывании в XIII в. в Поволжье венгров, он не сообщил точного места, где он их встретил. По .этому поводу среди ученых вот уже многие годы не прекращаются споры. Дело в том, что венгерскими и отечественными языковедами еще в начале века было выявлено в венгерском языке более 200 слов, явно заимствованных из языка волжских булгар. Затем этнографы установили, что ряд башкирских родо-племенных названий (этнонимов) также имеют параллели у венгров (юрматы, еней, тархан, мишар, кесе, нагман, юламан). Подобные заимствования могли возникнуть только в результате длительных и тесных контактов между древними венграми и тюрками (булгарами, древними башкирами). А где могли происходить эти контакты? Естественно, там, где эти три народа жили в непосредственной близости, то есть в районах Волго-Камья и Приуралья. Однако и здесь исследователи не единодушны в своих мнениях. Так, одни из них (И. Переньи) считают, что Юлиан встретил венгров на правом берегу Волги, и помещают Magna Hungaria «в соседстве со страной мордвинов». Археологи помещали древних мадьяр то в Южном Прикамье (В. Ф. Генинг), то в бассейне Средней и Нижней Белой (Н. А. Мажитов), то на левобережье Волги, между реками Чсремшан на севере и р. Урал на юге (Э. Мольнар). Последняя точка зрения нашла поддержку у этнографов л языковедов, которые размещают территорию Великой Венгрии в непосредственном соседстве с Волжской Булгарией, от Волги на западе до верховьев ее притоков с Бугульминской возвышенностью (реки Большой Черемшан, Ик, Кондурча) на востоке» (Р. Г. Кузеев, Т. М. Гарипов),

Однако вся сложность этого вопроса заключалась в том, что ни на одной из этих территорий не были найдены археологические памятники, которые можно было бы связать с культурой древних венгров, хотя попытки отождествления известных в Приуралье археологических культур I тысячелетия н. э. с древними венграми предпринимались, и неоднократно. Так, еще в 1929 году археолог А. В. Шмидт высказал предположение, что население, оставившее исследованный им Бахмутинский могильник, являлось древними мадьярами. Впоследствии эта точка зрения была одновременно поддержана и развита в работах башкирского археолога М. А. Мажитова и отвергнута венгерским археологом И. Эрдейи. Если Н. А. Мажитов, изучая многочисленные могильники бахмутинской культуры и в первую очередь Бирский, пришел к выводу, что между культурой бахмутинцев и дунайских венгров существуют прямые параллели (расположение захоронений группами, неглубокие могильные ямы, одинаковые формы и способы ношения поясных ремней), то И. Эрдейи утверждал, что археологических следов пребывания древних венгров в Приуралье вообще нет, и искать их следует в Поволжье.

Точку зрения, объединяющую указанные выше, выдвинул в свое время археолог из Мордовии П. Д. Степанов. На основании материалов с городища Ош-Пандо (Мордовская АССР) и данных письменных источников эпохи средневековья исследователь реконструирует путь продвижения древних венгров на Дунай. В начале этого пути лежит бахмутинская культура в Приуралье (по венгерским и византийским хроникам — страна Леведия), затем — Среднее Поволжье (страна Ателькузу) с памятниками типа городища Ош-Пандо, а далее) Днепр и Дунай.

И, наконец, особую позицию в вопросе о венграх в Приуралье занимает археолог В. Ф. Генинг. Согласно его точке зрения, мадьяры в рассматриваемом регионе несомненно, были (о чем свидетельствуют многочисленные лингвистические и палеоэтнографические данные, но не в «чистом» виде, а в составе смешанного тюрко-угорского союза кочевых племен, пришедших сюда из Западной Сибири в середине I тысячелетия н. э. Отсюда — этническая пестрота в Приуралье, отразившая в многообразии и разнотипности археологических памятников, среди которых выделить собственно мадьярские едва ли возможно.

Одним словом, споры о пребываний венгров в Приуралье могли бы, очевидно, продолжаться до бесконечности, хотя сама по себе эта проблема к середине 70-х годов как бы потеряла свою остроту, поскольку имеющиеся у исследователей аргументы были исчерпаны, точки зрения высказаны в печати, качественно новых данных не появлялось...

И вдруг в 1974 году казанский археолог Е. А. Халикова, возле с. Большие Тиганы в Алексеевском районе Татарской АССР раскопала небольшой (33 погребения) могильник, материал которого послужил толчком для нового обсуждения проблемы пребывания венгров в Приуралье. Погребенные в этом могильнике лежали в узких неглубоких ямах, расположенных неровными рядами, причем в середине этих рядов находились могилы муж чин с богатыми наборами вещей (оружие, пояса, принадлежности конской сбруи). Все умершие лежали головами на запад. В большинстве могил (24 из 33 раскопанных) возле погребенного стояли глиняные горшки, а в 11 могилах были обнаружены остатки шкуры коня (череп и кости ног). В мужских могилах на черепах сохранились остатки своеобразных погребальных масок в виде кусков шелковой ткани с тонкими серебряными пластинками, нашитыми на месте глаз. В 8 мужских могилах находились сабли, вложенные в деревянные ножны, украшенные узорными серебряными накладками, с также богато украшенными серебром рукоятями. В нескольких погребениях среди других вещей были найдены персидские монеты, которые довольно точно указывали на дату могильника — вторая половина VIII-первая половина IX вв. н. э. В процессе работы над полученным материалом, в поисках аналогий погребальному обряду и вещевому комплексу Болъшетиганского могильника Е. А. Халикова приходит к выводу, что наибольшую близость этот памятник обнаруживает с древневенгерскими могильниками IX—X вв. (период обретения венграми родины) на Дунае: Тисаэслар-Башкаломе, Пи-линь, Хайдубёсёрмень-Видлуста, Бездед, Гадорош и др. Именно для этих могильников характерно расположение на возвышенностях, могилы хотя и размещены рядами, но группируются вокруг захоронений знатных войной. Лежат умершие в узких и сравнительно неглубоких ямах, вытянуто на спине, головой на запад. У многих из них рядом была положена шкура коня (по подсчетам венгерского ученого Ч. Балинта, 16 процентов всех известных погребений этого периода), а на лице — погребальная маска из ткани, кожи и серебра. Окончательный вывод Е. А. Халиковой — Большетиганский могильник принадлежит «...к одной из групп ранних венгров, живших во второй половине VIII — первой половине IX вв. в левобережье Нижней Камы».

Споры вокруг этнической принадлежности Большетиганского могильника вспыхнули было, но тут же и погасли, ибо сходство его с венгерскими памятниками является очевидным. Единственно, против чего возражают археологи (в частности, венгерский ученый И. Федор) — это признание болышетиганцев предками тех венгров, которые в конце IX в. н. э. переселились на Дунай. Согласно их версии, Большетиганский могильник оставлен теми группами древних венгров, «...которые остались на территории Magna Hungaria, т. е. между Волгой и Уралом».

Однако один могильник — это еще не целая страна, хотя его эталонное значение бесспорно. Но еще Е. А. Халикова в ряде своих работ подчеркивала, что Большетиганский могильник в Волго-Уральском регионе не одинок. Подобные могильники обнаружены по обе стороны Уральского хребта, на территории современной Башкирии {Стерлитамакский, Старохалиловский, Ямашитау, Бекешевские, Хусаиновский, Муракаевский и др.), Татарии (Чишминский, Игимский) и Челябинской области (курганы на озере Синеглазово). Правда, первооткрыватель и основной исследователь подобных памятников на территории Башкирии археолог Н. А. Мажитов считает их древнебашкирскими, но обратимся к фактам.

В настоящее время на Южном Урале могильникои, подобных указанным выше, известно более 15. К названным можно добавить Лагеревский, Ишимбаевский, Каранаевский, Ишимбайское погребение, Старо-Мусинский, Идельбаевский могильники, насчитывающие в общей сложности 273 погребения. В основном, эти памятники стали достоянием науки благодаря многолетним поискам Н. А. Мажитова, в 1981 году опубликовавшего резулътаты своих раскопок Е специальной монографии «Курганы Южного Урала VIII—XII вв.», а также раскопкам М- X. Садыковой (Старо-Мусинский могильник), А X. Пшеничнюка (I, II Бекешевские могильники), В, Т. Петрина (Байрамгулово II) и др. К сожалению, очень многие из этих погребений попадали в руки исследователей уже в потревоженном или даже полностью разграбленном виде. Однако дошедшие в целости и сохранности позволяют достаточно точно и объективно реконструировать погребальный обряд населения, оставившего эти могильники.

Прежде всего, умерших хоронили под небольшими земляными курганами в простых, прямоугольных и не очень глубоких ямах (в основном — не глубже 1 метра). Преимущественно курган насыпался над одной (57 процентов всех курганов) или двумя (23 процента) могилами, хотя изредка встречаются курганы, содержащие до 30 и более захоронений (например, курган № 3. Каранаевского могильника). Все умершие клались вытянуто на спину, головой на запад, иногда с отклонениями к северу или югу. В каждой пятой могиле в изголовье или у ног погребенного стоял тонкостенный глиняный сосуд, украшенный изящным резным орнаментом (так называемые кушнаренковский или караякуповский типы, о которых речь пойдет ниже). Каждая третья могила содержала остатки жертвенной мясной . пищи в виде овечьих или коровьих костей и, наконец, в половине всех курганных насыпей, но не в могилах, а где-нибудь возле них, была захоронена шкура лошади (череп и кости ног). Но главное, что объединяет все рассматриваемые погребения, — это вещи, сопровождавшие покойного на «тот свет». Причем у мужчин и женщин они различались тень четко. В мужских могилах мы находим оружие: железные и костяные наконечники стрел, копий, боевые Поры (Лагеревский, Стерлитамакский могильники), иногда сабли в ножнах, украшенных узорными серебряными накладками (Хусаиновский, Лагеревский, Стерлитамакский, Ямашитау, Ишимбаевский, Каранаевский могильники). В двух случаях (Лагеревский, курган 31 и Каранаевскнй, курган 6) найдены железные шлемы-шишаки, склепанные из плоских пластин. А в кургане 9 Муракаевского могильника — массивный шлем, выкованный из целого железного листа.

Но самой обязательной принадлежностью мужчины-воина, впрочем, мужчины вообще, если судить по погребениям подростков, были две вещи: конская сбруя, от которой в могилах сохраняются железные стремена и ремни оголовий с удилами и так называемые боевые пояса, которые или одевались на покойного, или клались в развернутом виде, рядом с ним. И уздечки, и пояса обильно украшались серебряными накладками в виде розеток, прямоугольных или сердцевидных пластинок, лепестков, пальметт и т. д. Многие из них имели прорези, через которые пропускались короткие ремешки, свисающие с пояса. На концах ремней были прикреплены серебряные наконечники, также украшенные богатым растительным или геометрическим орнаментом, а застегивались пояса на серебряные же пряжки.

Ремни конского оголовья соединялись серебряными тройниками в виде лепестков или гроздей. Подпруги застегивались на крупные железные или костяные пряжки.

По аналогии с тюрками и болгарами можно предположить, что пояса с накладками и подвесными ремешками играли роль знаков воинского отличия. Их количество находилось в прямой зависимости от знатности и воинских заслуг владельца данного пояса. И действительно, в детских, например, погребениях мы находим поясные накладки, но в единичных экземплярах (Хусаиново, курган 7. погребение 1).

Богатством и разнообразием отличаются наборы женских украшений, к большинстве своем — серебряных. Это височные подвески разнообразных форм. Они подвешивались за пряди волос у висков, шумящие подвески на длинных цепочках с растительным орнаментом или в виде смотрящих в разные стороны головок коней. За цепочки эти подвески вплетались в косы, а снизу к ним подвешивались маленькие бубенчики или литые «гусиные лапки». При ходьбе эти подвески издавали мелодичный звон.

На шее женщины носили ожерелья из нескольких рядов разноцветных стеклянных или пастовых бус, среди которых выделялись крупные серебряные медальоны листовидной формы. На руках носили браслеты с гранеными концами, украшенными точечным орнаментом, и перстни с массивными сердоликовыми вставками.

Характерно, что в некоторых женских погребениях также находятся остатки кожаных поясов с накладками и конская сбруя с седлом (I Бекешевские, курган 2, погребение 3). Задняя и передняя луки этого деревянного седла были украшены серебряными фигурными накладками. Интересны находки остатков головных уборов, отороченных серебряными накладками в виде двойных полулуниц (Лагеревский, Старо-Мусинский, Каранаевский могильники).

Теперь встает следующий очень важный вопрос — время появления на Южном Урале рассмотренных курганов. Важность его заключается в том, что, только определив максимально точную (насколько это возможно с данным археологическим материалом) дату археологического памятника, можно с большей степенью достоверности определить место этого памятника в том или ином конкретном историческом явлении. Или даже реконструировать это явление. Одним словом, как пишет В. Ф. Генинг, «...от того, насколько приближенным к действительности будет определено событие, в конечном итоге зависит его верная историческая интерпретация».

Относительно датировки интересующих нас курганов особых разногласий среди исследователей не наблюдается. Весь набор обнаруженных в этих курганах предметов (поясные и уздечные накладки и пряжки, височные подвески, персти и браслеты, удила, стремена и др.) почти во всех деталях повторяет вещевые комплексы из древнетюркских курганов Алтая и Тувы, алано-булгарских могильников Подонья (салтово-маяцкая археологическая культура), раннебулгарских могильников Поволжья, могильников финно-угорского населения Среднего и Верхнего Прикамья (чепецкая, ломоватовская культуры), ранне-средневекового Согда (Средняя Азия), датированных второй половиной VIII — первой половиной IX вв. н. э. Но речь идет именно о комплексе вещей, ибо любая вещь, взятая отдельно, может иметь в разных районах разный хронологический диапазон, то есть где-то данные вещи уже вышли из моды, тогда как в каком-то другом районе отдельные из этих вещей продолжают бытовать.

В настоящее время в отечественной археологии разработан и успешно применяется метод датировки археологических памятников (в первую очередь погребений) путем выделения комплексов синхронных (одновременных) вещей. В основе его лежит теория математической статистики, согласно которой можно с точностью до 95 процентов вычислить, насколько закономерна или случайна встреча двух каких-то явлений. В нашем случае помещение в одну могилу каких-то вещей. То ли это просто случайное сочетание, то ли вещи оказались в одном комплексе потому, что они были одинаково распространены, то есть были синхронны. Впервые этот метод был применён ещё в 30-е годы советским археологом А.В. Арциховским при анализе материала курганов вятичей. Затем в 60-е годы он был подробно изложен на конкретном материале опробован известным советским археологом Г.А. Фёдоровым-Давыдовым в его книге «Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов». Применив этот метод, археолог из Ижевска Р. Д. Гольдина разработала четкую и убедительную хронологию могильников VII—IX в. н. э. в Верхнем Прикамье, мордовский археолог В. И. Вихляев — хронологию средневековых могильников на Суре и Мокше, московский археолог Ю. А. Краснов — хронологию Безводнинского могильника в Горьковской области.

Автор этих строк попытался указанным методом обработать материал Бекешевских, Лагеревских, Хусаиновских, Каранаевских, Ишимбаевских и других подобных курганов. В результате из общей массы вещей (украшений, принадлежностей конской сбруи и поясных наборов) удалось выделить типы, относительно которых мы уверенно можем сказать, что они на Южном Урале бытовали одновременно.

Это серебряные накладки прямоугольной, сердцевидной, полулунной формы, в виде розеток и лепестков, шумящие подвески, перстни с сердоликовыми вставками, браслеты с гранеными концами, пряжки с неподвижными литыми щитками, стремена арочной формы, удила со стержневыми псалиями и т. д. Одним словом, практически все типы, составляющие вещевой комплекс рассматриваемых памятников и повторяющие вещи из погребений VIII—IX вв. на других территориях. Эту дату подтверждают также монеты среднеазиатских и иранских правителей конца VIII —начала IX вв. н. э., найденные в Хусаиновском, Стерлитамакском, II Бекешевском могильниках.

А теперь попытаемся выяснить: кто же все-таки оставил на Южном Урале эти курганы. Кто из исследователей прав — Е. А. Халикова, считавшая, что Большетиганский могильник и могильники типа Стерлитамакского, II Бекешевских, Хусаиновского, Лагеревского, Ямашитау и др. оставлены одном и тем же народом, то есть древними венграми, или ее оппоненты, связывающие южноуральские могильники с древними тюрками. В качестве основного довода против точки зрения Е. А. Халиковой обычно приводится наличие в погребениях поясов, украшенных серебряными накладками точно таких же форм, что и у древних тюрок Саяно-Алтая. Думается это не совсем верно, ибо известно, что в конце I тысячелетия н. э. очень многие вещи, в том числе пояса, оружие принадлежности конской сбруи и некоторые типы украшений в силу разнообразных культурных и экономических контактов между народами получают очень широкое распространение. И одни и те же предметы встречаются на огромных пространствах от Алтая до Карпат и от Северного Кавказа до Верхней Камы. Но, с другой стороны, существует сфера человеческом культуры, которая практически не поддается обмену или импорту, — духовная культура, или в нашем случае — погребальный обряд. Именно погребальный обряд, отраженный в археологических памятниках, с наибольшей достоверностью позволяет определить этническую принадлежность этих памятников. Причем имеется ввиду весь обряд в комплексе, а не какие-то его детали, которые волею обстоятельств перекликаются у самых разных народов.

Сравнивая погребальный обряд южноуральских курганов VIII—IX вв. с обрядом синхронных памятником этническая принадлежность которых ни у кого не вызывает сомнения, мы убедились, что племена, оставившие эти курганы, нельзя считать ни тюрками, ни булгарами, ни приуральскими финно-уграми, предками современных коми и удмуртов. Погребальный обряд древних тюрок — тукю, в VI—VIII вв. н. э. живших в степях Алтая и Тувы, изучен сейчас достаточно подробно. Причем замечено, что, даже продвигаясь на новые территории, вступая в контакты с другими народами, тюрки .хоронили своих соплеменников с соблюдением всех деталей исконного ритуала. Пример тому — тюркские погребения VI—VII вв. в Средней Азии и Казахстане. А хоронили древние тюрки своих покойных под небольшими, диаметром не более 8—10 метров, каменными курганами, в прямоугольных или овальных ямах глубиной 0,6—1,6 метра. Покойников в могилы помещали вытянуто на спине, головой на север. Умерших снабжали ритуальной пищей, в основном бараниной. Но главное почти в каждом погребении рядом с человеком укладывали тушу взнузданного и оседланного коня, иногда даже двух или трех, реже вместо коня укладывали туши барана, также снабдив его конской сбруей. Глиняных сосудов или вообще какой-либо посуды в тюркских погребениях нет. Сравнивая древнетюркские курганы с южноуральскими по погребальному обряду, мы не находим между ними никаких общих черт, так же, как и между южноуральскими могильниками и могильниками салтово-маяцкой культуры, оставленными смешанным алано-булгарским населением Подонья, или раннебулгарскими могильниками Волго-Камья. В последних, как и на Южном Урале, хоронили головой на запад, но лежат умершие почти все в гробах, у многих из них стоят глиняные сосуды кувшины, крынки. Горшки, кружки) совершенно специфических форм, а остатки заупокойной пищи и шкуры коня встречаются крайне редко. И, наконец, следует подчеркнуть, что и финно-угры Верхнего и Среднего Прикамья в VIII — IX вв. н, э. хоронили своих покойников по-другому, нежели на Юж. Урале, обряду: в бескурганных могильниках, деревянных гробах, головой на север, очень редко -— с заупокойной пищей (кости животных и глиняные сосуды). Таким образом, опираясь на такой важный этнический показатель, как погребальный обряд, мы не можем признать население, жившее на Южном Урале в VIII — IX вв. ни тюрками, ни булгарами, ни аланами и ни приуральскими финно-уграми. Но ведь кроме них в это время в Волго-Уральском регионе жили еще и древние венгры. Так что, остается выяснить, насколько южноуральские курганы по типу своего обряда близки к древневенгерским могильникам Нижнего Прикамья: Большетиганскому, Чишминскому.

Уже один поверхностный взгляд на эти группы памятников убеждает нас в наличии несомненного сходства между ними; та же западная ориентировка умерших, те же шкуры копей, пояса с серебряными накладками как у мужчин, так и у женщин, те же типы оружия, конской сбруи и украшений, и, наконец, те же глиняные сосуды кушнаренковского и караякуповского типов. Даже такая деталь, как серебряные погребальные маски-наглазники, которые исследователи единодушно считают характерной чертой древневенгерского погребального обряда, найдены, например, в Стерлитамакском могильнике. Или такая деталь, как обилие серебра (по мнению ангорского исследователя А. Барта — излюбленного металла древних мадьяр), также отражена в южноуральских курганах.

Итак, археологический материал не оставляет сомнения в том, что в последние века I тысячелетия н. э. обширные и благодатные в природном отношении пространства от низовьев реки Камы на западе до Южного Зауралья на востоке были заселены древневенгерскими племенами. И вот что в этом отношении особенно интересно — это совпадение территории распространения древневенгерских памятников с описанием страны мадьяр в арабских письменных источниках IX—X вв. н. э. «Страна мадьяр (в арабской транскрипции — МРДАТ) — обширна, по сто фарсахов в длину и ширину, одна сторона выходит на море, туда же втекают две реки; мадьяры живут между этими реками (Кама и Волга, которые считались одной рекой и Урал, — В. И.), зимой останавливаются на берегу той реки, которая ближе, занимаются рыболовством... Река, что направо от мадьяр, идет к славянам, впадает в Хазарское (Каспийское. — В. Н.) море, из двух рек эта последняя — наибольшая (ясно, что речь идет именно о Каме и Волге). В стране мадьяр — деревья, водоемы, земля сырая, пашни... От мадьяр к востоку — гора ((Уральские горы. — В. И.). Такое совпадение, прямо скажем, в науке встречается не часто, но факт остается фактом: именно к западу от Уральского хребта, между двух рек, впадающих в Хазарское (Каспийское) море в местности, богатой лесами, реками и озерами, и сконцентрирована основная масса могильников, идентичных древневенгерскому могильнику у с. Большие Тиганы. Более того, именно на берегах реки Белой («той реки, которая ближе») обнаружена основная масса поселений, содержащих керамику кушнаренковского и караякуповского типов, то есть ту, которая и содержится в погребениях Болышетиганского, Лагеревского, Хусаиновского. I, II Бекешевских и др. подобных могильниках.

Сосуды эти названы так потому, что впервые были в большом количестве найдены Б. Ф. Генингом во время, раскопок им в 1959 году древнего селища на окраине с. Кушнарснково. Сосуды эти не имеют ни прототипов, ни повторений в археологических культурах I тысячелетия н. э. в Приуралье: изящные тонкостенные кувшины и горшки шаровидной и яйцевидной формы, с блестящелощеной поверхностью. Украшенные резным, тонким, как кружево, орнаментом, состоящим из горизонтальных полос, крестиков, полулунниц, наклонных насечек, треугольничков и т. д. Орнамент покрывает всю верхнюю часть сосуда, а иногда им бывает украшено и днище.

Караякуповские сосуды впервые обнаружены археологом Г. И, Матвеевой в 1962 году во время раскопов на городище VII—XI вв, у д. Караякупово в Чишминском районе БАССР. Они, хотя и погрубее кушнаренковских, но также отличаются определенным изяществом. Это сравнительно небольшие круглодонные горшочки, верхняя часть которых покрыта орнаментом, состоящим из наклонных насечек, зигзагов, «елочек» и «жемчужин».

Поселений с этими типами сосудов в Приуралье известно сейчас более 30 и расположены они в большинстве по берегам реки Белой и ее притоков: Деме, Чермасану, Кармасану, Быстрому Таныпу. Кроме Кушнаренковского и Караякуповского городищ, можно назвать городища Старо-Калмашевское, Бнрское, Таптыковское, Уфимское, селища: Кумлекульское, Романовское, Ново-Турбаслинское, Сасыкульское и др. Собственно, селениями в полном смысле этого слова, то есть местами, где люди жили постоянно, длительное время, памятники назвать нельзя. Скорее это временные стоянки (зимовья), поскольку культурный слой, отложившийся на них в процессе жизнедеятельности людей, очень тонкий и находками очень бедный.

В Приуралье венгры появились внезапно, где-то, если судить по характерным наборам вещей, во второй половине или конце VII в. н. э. Трудно сейчас во всех деталях представить сложные и несомненно драматические перипетии утверждения пришельцев на новых территориях. Мы можем только догадываться о тех кровавых схватках, вспыхивавших на берегах Белой между воинственными мадьярами и не менее, надо полагать, воинственными носителями турбаслинской культуры, для которых Башкирское Приуралье к тому времени стало уже исконной родиной. Но в том-то и заключается специфика кочевой жизни, что народ, ищущий для себя обетованной земли, и физически, а главное, морально настроен на войну, тогда как оседлая жизнь, хотим мы того или нет, расслабляет и размягчает. Ну и, возможно, немалую роль сыграл и фактор численности. Как бы там ни было, в конечном итоге поле боя, в данном случае — просторы Башкирского Приуралья, осталось за мадьярами. Следуя извечной степной традиции, они освоение вновь завоеванных территорий начали с того, что разграбили и уничтожили могильники своих предшественников — турбаслинцев, лишив их тем самым не только права на землю, но и права на прошлое. Такая участь постигла Шареевский, Ново-Турбаслинский, Дежневский могильники, в разграбленном виде дошли до нас турбаслинские погребения Бирского могильника. Короче, по мере своего движения в Приуралье венгры старательно и небезуспешно стирали с лица земли даже саму память о турбаслинцах. О чем это говорит? Прежде всего о том, что эти народа этнически, в языковом и культурном (а совершенно чужды. Поэтому, наверное, в культуре приуральских венгров VIII—IX вв. мы не находим никаких следов предшествующей турбаслинской культуры. Уничтожая турбаслинские могильники, древние мадьяры иногда рядом с ними устраивали свои кладбища, закрепляя тем самым свое право на завоеванные земли. Именно так обстояло дело на Бирском могильнике, в южной части которого среди разорённых турбаслинских могил были устроены захоронения с сосудами кушнаренковского типа (древневенгерские). Правда, последние тоже впоследствии были кем-то разграблены, но это, как считает археолог А. К. Амброз, могло быть уже связано с обострением межплеменной борьбы внутри того же древневенгерского общества в VIII-IX вв.

Карта древневенгерских памятников в Приуралье показывает, что основной путь продвижения мадьяр пролегал, вероятно, по бассейну реки Белой между Уральскими горами и Бугульминско-Белебеевской возвышенностыо. Причем продвижение это было достаточно стремительным, ибо ранние (т. е. не моложе первой половины VIII в.) древневенгерские могильники известны уже в низовьях реки Белой: Манякский на реке Быстрый Танып, погребение на территории с. Старо-Янзигитово в Краснокамском районе БАССР, Ново-Биккиские и Сынтыш-Тамакский курганы на реке Чермасан. Далее на западе за Камой и Иком начинались земли оседлых земледельческо-скотоводческих племен нменьковской культуры, в этническом отношении, по мнению большинства исследователей, — тюрок, а севернее — земли лесных приуральских финно-угров. Примечательно, что расселившись по берегам реки Белой, до самого корня уничтожив турбаслинцев и все, что с ними связано, мадьяры, как нам представляется по археологическому материалу, заняли довольно своеобразную позицию по отношению к своим соседям. Так, мы почти не можем представить археологических свидетельств контактов древних венгров с носителями именьковской культуры, хотя некоторые исследователи (в частности, Е. А. Халикова) утверждают обратное. Однако для доказательства тесных мадьяро-именьковских связей ученые располагают довольно ограниченным объемом данных: пласт земледельческих терминов в венгерском языке, заимствованных из древнетюркского {правда, время этого заимствования никем не установлено), фрагменты кушнаренковской керамики на именьковских поселениях в Нижнем Прикамье (но опять-таки, никто не может пока сказать, когда на именьковские поселения попали кушнаренковские сосуды: в то время, когда они функционировали, позже), керамический комплекс Кушнаренковского селища, где найдены вместе кушнаренковские и именьковско-романовские сосуды (правда, стратиграфию этих типов сосудов также проследить не удалось). Одним словом, вопрос о мадьяро-именьковских контактах пока остается открытым, зато факт совпадения времени исчезновения именьковской культуры со временем появления в Приуралье венгров (VII —начало VIII вв.) установлен достаточно точно. Невольно напрашивается вывод, что мадьяры не только не жили «чересполосно» с именьковцами, но напротив — вытеснили их с левобережья Нижней Белой и Камы и вообще, вероятно, заставили их покинуть Волго-Камье.
1 | 2 | 3
мадьяр с Урала

Nemeth G. Теория о едином происхождении венгров и башкир

Ungarische Stammesnamen bei den Baschkiren
Nemeth G., Hungary, Budapest, 1966
1 | 2 | 3
Венгерско-башкирские отношения привлекают довольно живое внимание исследователей, особенно в последнее время, начиная приблизительно с 1950 г.[1]

Венгерские историки Мольнар, разрабатывавший во многих книгах и статьях вопросы древневенгерской истории, является ревностным сторонником тезиса о том, что венгры, как единый народ в течении I тыс. н.э. жили в Башкирии.[2] Этот тезис он пытается последовательно обосновать при помощи исторических, языковедческих, этнографических, археологических и антропологических доводов.

Другого мнения придерживается Элемер Моор, также, опубликовавший многочисленные труды по вопросам венгерской праистории. По нашему вопросу он высказывается так: «…Во всяком случае, установлено, что, по крайней мере, одна группа венгров, оторвавшаяся в результате натиска печенегов (889) от основного венгерского массива, достигла Волги и что потомки её в XIII в. Были обнаружены монахом Юлианом»[3]. Собственно, Элемер Моор предполагает, что эти волжские венгры идентичны с Eabaptoi aoфaлol Констатина Багрянородного[4].

Новое критическое отношение к обоим источникам, а именно к сообщению Рикардуса и к письму Юлиана, мы находим в публикациях Д. Синора. Он склонен предположить, что Юлиан совершил только одну поездку. Которую он описал в своём письме, сообщение же Рикардуса должно быть больше продукт фантазии. Его главным доказательством является то место письма, где Юлиан говорит, что татары – по рассказу венгров-язычников – воевали с Magna Hungaria[5] в течении четырнадцати лет и на пятнадцатом году её завоевали. Как же Юлиан мог годом раньше в полном спокойствии разговаривать с венграми-язычниками, как это утверждает Рикардус. У Синора башкиро-венгерский вопрос ставится в связь с венгерской древней историей, причём освещаются многочисленные отдельные вопросы. По его мнению, открытие Юлиана имеет неоценимое значение для исследования венгерской древней истории.

В 1961 г. Мартти Рясянен в Acta Orientalia Hungarica опубликовал статью под названием: «Имеется ли в башкирском, что-либо венгерское?». После исторического обзора башкиро-венгерского вопроса Рясянен подвергает проверке «место башкирского языка внутри других тюркских языков». Вначале он подчёркивает, что башкиры не являются самыми древними жителями их сегодняшней родины. Волжские татары пришли на казанские земли только в середине XIII в. вместе с Батыем, а первое упоминание о башкирах мы находим у Ибн Фадлана (922).

Финно-угорские элементы встречаются в башкирском языке в незначительном количестве. В отношении словарного запаса и системы гласных он сходен с казанско-татарским языком.

Далее Рясянен говорит об общих изменениях звуков, в чём он усматривает доказательство исторической связи, например, в тюркских языках гласный -а- в первом слоге имеет склонность к лабиализации: «Возможно, что венгерский краткий губной –а- объясняется (дунайско-) булгарским влиянием». «В противоположность вокализму консонантизм башкирского языка своеобразен». Рассмотрим первый пример из изложенного Рясяненом материала. «Из финно-угорских языков нам известно, что венгерский анлаутный непалатализованный –s- развился в z>h>0; в башкирском языке осталась промежуточная ступень –h-. Однако явление, подобное *s>h встречается ещё как в северо-монгольском бурятском, так и в северо-тунгусском ламутском языках. В якутском же языке, как и в венгерском, это явление исчезло. Могло ли это означать, что венгры во время своих скитаний шли на северный Кавказ восточнее Урала?» При помощи изложения сходных явлений далее даётся характеристика башкирскому языку.

Вывод гласит: «Итак, относительно предполагаемого близкого венгерско-башкирского родства на лингвистической основе мы пришли к весьма скромным, если не к совершенно отрицательным результатам. Все, кажется, указывает на то, что эти племена не один раз жили в более продолжительном соседстве».

Серебренников Б.А.[6] опубликовал замечания по поводу выступления Рясянена. Они содержат полезный обзор истории исследования с меткими критическими замечаниями (важно то, что автор использовал малоизвестные русские источники). В рассуждения Рясянена по отдельным вопросам внесены поправки, тем самым заложены более широкие основы для дальнейшего исследования. При этом Серебренников Б.А. пришёл к следующим результатам: 1. Рассмотренные выше изменения имели место до соприкосновения венгров и камских булгар, ибо они не наблюдаются в булгарских словах, заимствованных венгерским языком, например, венг. sereg, древнеуйгурск. cerig. 2. Башкиры пришли на западно-уральские земли определённо позднее, чем камские булгары и чуваши на Волгу. По этой причине непосредственное соседство венгров и башкир сомнительно. Основная масса венгерского народа покинула Уральскую область, прежде чем башкиры появились здесь. 3. Однако не исключено и то, что после ухода основной массы венгерского народа на запад какая-то часть его осталась здесь. Эти остатки венгров могли дать почву для образования определённых фонетических изменений[7], хотя эти фонетические законы ко времени соприкосновения венгров и камских булгар уже потеряли силу. 4. Возможно также, что венгры ещё до соприкосновения с камскими булгарами были связаны с башкирами азиатской части Уральских гор или даже на Южном Урале.

Новейшую теорию пытается обосновать Йожеф Переньи[8]. Теория исходит от Й. Бромберга и утверждает, что Magna Hungaria была расположена на правом берегу Волги. Переньи сначала анализирует отчёты Плано Карпини, Бенедиктуса Полонуса и Рубрука и приходит к выводу, что они не могут служить основанием в решении вопроса венгерско-башкирской идентичности или в определении Magna Hungaria.
Далее Переньи рассматривает народ madzar, который встречается в «Тайной истории монголов» (ТИМ). Не подлежит сомнению, — говорит Переньи на стр. 488, — что согласно названному источнику народ с таким названием жил на Волге. Однако мадьяры и башкиры в ТИМ фигурируют отдельно. (Переньи касается также проблемы, которая возникает в связи с названием венгров в том же источнике термином Kerel [из венг. kiraly «король, венгерский царь, венгры, венгерский народ]; но это имя упоминается в ТИМ в связи с событиями 1222 г., а впервые появилось только в 1240 г (Пеллио). Однако по предположению Переньи наш текст ТИМ подвергался обработке после 1240 г. Ни Плано Карпини и ни Рубрук, по его мнению, не могли получить в Каракоруме сведения от монголов об идентичности венгров и башкир.

По другому дело обстоит с Джувайни и Рашид-ад-Дином. Джувайни вообще не пользуется термином madzar, он называет как венгров на Волге, так и дунайских венгров одним именем kerel. Рашид-ад-Дин употребляет название madzar только для обозначения венгров на Волге; дунайских венгров он называет kerel (основываясь на данных тогдашней мусульманской географии он – как и Джувайни – относит к ним и башкир). Словом kerel он называет обе страны венгров, при этом чувствуется влияние ТИМ. Возможно и то, что Карпини и Рубрук в Каракоруме встречали мусульманских учёных, которым была известна давно бытующая у арабов доктрина об идентичности венгров и башкир. Итак, очевидным становится то, что для определения местонахождения Magna Hungaria мы можем пользоваться только лишь отчётом Рикардуса и письмами Юлиана, далее русскими летописями.

Затем подробно анализируется путешествие Юлиана в Magna Hungaria и оттуда к дунайским венграм. Переньи отрицает мысль о том, что при поездке туда Юлиан переправился через Волгу при Саксине. Он подчёркивает важность того места, где Юлиан (т.е. Рикардус) говорит о том, что жители Булгарии – язычники. Переньи ссылается на исследования Ковалевского А.П., согласно которым в Булгарском государстве на правом берегу Волги жили язычники, а на левом мусульмане. Выражение “iuxtra magnum flumen Ethyl” исключает переход Юлиана через Волгу. На обратном пути Юлиан ехал не по Волге, а через Мокшу (“transivit in fluvio regnum Morduanorum”), которая была расположена недалеко от Magna Hungaria (на правом берегу Волги). Из этого следует, что Magna Hungaria находилась на правом берегу Волги.

Учёные в Советском Союзе, разумеется, и в Башкирии, также занимаются нашим вопросом. Руденко С.И., опубликовавший[9] ещё раньше обширную монографию о башкирах, в своей новой работе[10] не затрагивает этого вопроса. Однако более молодое поколение знает его хорошо.

В большом сборнике по археологии и этнографии Башкирии[11] мы находим об этом обширное исследование Гарипова Т.М. и Кузеева Р.Г., которое затрагивает почти все проблемы древнебашкирского и много проблем древневенгерского, точнее древнеугорского, периодов[12]. Авторы говорят о том, что осколки венгерского народа слились с древнетюркскими племенами, населявшими дискутируемую область не позднее конца первой половины I тыс. Этот процесс протекал очень медленно, ибо в первой половине XIII в. Здесь за Волгой жили люди, говорившие на венгерском языке. (Юлиан: 1235-1237 и 1237-1238; стр. 337: Юлиан не упоминает башкир, так как он не дошёл до них).

Далее следует критический обзор вопроса о происхождении башкир. Привлекает внимание, следующее место: «…бесплодные поиски прародины башкир (чаще всего в Зауралье и Прииртышье)». Авторы подчёркивают важность кыпчакских элементов и берут в основу своих исследований вышеупомянутые суждения Й. Переньи, которые ими подробно анализируются. Далее разбираются антропологические исследования (Руденко, Липтак) и затем данные языкознания. Здесь авторы упоминают, как и во вводной части, венгерские племенные названия Jeno[13], Gyarmat[14], Bular[15], Tazlar[16], Ungar[17] и т.д., которые встречаются и в башкирском языке.

На стр. 342 рассматриваются некоторые вопросы советского археологического исследования, согласно которым в раннебашкирском периоде образовалась угорская этническая группа на территории Хакаско-Минусинской котловины. «Образование этой группы начинается с конца III в. до н.э., если не считать прямых предков (угров) – тагарских динлинов (VIII-III вв. до н.э.), говоривших на угорском языке» (стр. 342а). Cогласно предположениям, мне совершенно неизвестным, в середине I в. н.э. венгерские племена двинулись на Северный Алтай и далее к среднему и позднее к нижнему течению Оби и т.д. и т.п.

Работу известных венгерских ученых прошлого продолжает Л. Рашоньи, в ходе которой он исследует венгерские географические названия в Башкирии[18]. Он установил, что в венгерском языке было древнее слово kondor «бобр» и также kondoros «богатый бобрами», которое встречается как географическое название и гидроним. У башкир также можно найти название реки Kundurus. В Башкирии есть речка Bekas, в венгерском языке имеются гидронимы, которые содержат слово bekas «богатый лягушками».

Большинство изложенных вопросов в обсуждаемой литературе прямо или косвенно подвергалось проверке в недавно опубликованной работе Л. Лигети о назывании венгров монголами[19]. Лигети объясняет своеобразную форму множественного числа ТИМ madzarat (она основывается на ошибке, допущенной при письме), предполагает, что madzar попало в монгольский язык через куманское посредничество, подвергает анализу гласный первого слога названия, указывает на трудности, которые встречаются при объяснении арабской формы madzyar. Далее Лигети объясняет, что название madzar является часто встречающимся собственным именем у монгол, которое ими употребляется для названия как дунайских, так и волжских венгров. После слова madzar объясняется названия basyird (в ТИМ badzigit). Значительная часть источников (Джувайни. Рашид-ад-Дин), как представляется, пользуется этим названием для обозначения дунайских венгров. Следует здесь подчеркнуть то, что в персидских и латинских источниках, независимых друг от друга. Этим термином называют дунайских, так и волжских венгров. Лигети подчёркивает, что название badzyird, basyird венгерскому языку было незнакомо. Третье название венгров встречающееся у монголов – это keler (как было сказано: kiraly «король» или keraly куманское kerel). Лигети анализирует различные формы: raral (ТИМ), kerel (ТИМ, письмо Гююка, Рашид-ад-Дин), kelar (Джувайни. Рашид-ад-Дин), kie-lien=keler («Юань-ши») и заключает свою работу тем, что madzar и badzyir являются древними названиями (IX-X вв.), kerel, напротив, появилось только в монгольский период.

Теория башкиро-венгерского родства недавно – конечно с оговоркой – была подновлена Д. Дечи[20]. Его интересные мысли, сильно затрагивающие и мои выводы, я хочу продемонстрировать наглядно при помощи нескольких цитат.

Мы читаем у него (стр. 150): «Известно, что башкиры начиная с VII в н.э. непрерывно жили вместе с тюркскими народами. С Vii в. до 1236 г. они, или по меньшей мере их западная группа, составляла часть Волжско-Булгарской империи. После 1236 г. башкиры попали под господство Золотой Орды; практически это означало наводнение татарскими элементами их народа…». «Существует распространённое предположение, что башкиры пришли к своему современному тюркскому языку через смену языка. Эта смена языка должна была совершиться относительно поздно, возможно лишь в XIV-XV вв. Первоначальный язык башкир, так называемый протобашкирский язык, как предполагается, должен был быть одной из форм древневенгерского языка».

«За то, что башкиры до XIV-XV вв. – в условиях самостоятельного развития – разговаривали на одной из форм древневенгерского языка, говорят следующие данные: в исследовании венгерской праистории существует явно обоснованный тезис о том, что предки венгров после распада угорской языковой общности долгое время (приблизительно с 1500 г. до н.э. по 450 г. н.э.) жили на территории нынешней Башкирии и граничащих с нею южнее и западнее областях. В 600 г. предки сегодняшних венгров ушли из этой области на юг или на запад; часть венгров, однако, осталась на территории нынешней Башкирии». А что касается Юлиана. То он в Башкирии встретил «как сообщает он сам – группу язычников, с которыми он мог изъясняться на родном венгерском языке. Очевидно, его собеседниками были башкиры, которые ещё разговаривали на своём древнем (протобашкирском, древневенгерском) языке». Далее Дечи упоминает сообщения мусульман, потом два венгерских названия в башкирской племенной системе (Jeno, Gyarmat). Он говорит: «При систематическом изучении материала башкирских названий можно было бы надеяться получить интересные в этом отношении выводы» (стр. 151). Далее он говорит о трудностях эскизного толкования этого вопроса, о рассмотренной выше работе Рясянена, также отмечает, что башкиры не едины по своему происхождению.



Библиография:
* Перевод на русский язык выполнен Кудашом С.С. под редакцией Гарипова Т.М.

[1] Годом ранее (1949) в Париже появились заметки по истории золотой Орды» Пеллио. Его интересующие нас выводы получили оценку в статьях Переньи Й. и Лигети Л., которые рассматриваются ниже. Наиболее важную литературу можно найти у Гомбоца, Немета, Серебренникова, Гарипова и Кузеева (выходные данные для краткости опущены – Ред.)

[2] A Magyar nep o” stortenete (Древняя история венгерского народа). Будапешт, 1954; Эрик Мольнар. Проблемы этногенеза и древней истории венгерского народа. Будапешт, 1955.

[3] Восточноевропейские путешествия венгерских доминиканцев в 30-х годах XIII столетия не всегда правильно отображаются в литературе. Нелишне привести здесь важнейшие факты.

В старовенгерской хронике Gesta Hungarorum говорится, что семь племён венгров ранее жили в другой стране, в Ungaria maior, Ungaria magna (magnus «пра(родина), пра(племя), не(великая)». Часть семи племён осталась в старой стране, преданная своим старым языческим верованиям. Около 1230 г. четыре венгерских доминиканца, среди них брат Отто, отправились на поиски этой страны с целью обращения её в христианство. На протяжении трёх лет они искали эту страну. Наконец, Отто удалось встретить языческих венгров и поговорить с ними. В стране их он не был, а возвратился к к дунайским венграм, где спустя неделю скончался. Весной или летом 1235 г. четыре доминиканца. среди них брат Юлиан, снова отправились в путь, чтобы вернуть языческих венгров. В конце путешествия Юлиан остался один, но ему удалось достичь Magna Hungaria на Волге, по соседству с булгарами. Он провёл там довольно долгое время и говорил с языческими венграми по-венгерски. 21 июня 1236 г. он отправился в обратный путь. (Даты спорны. Мне всё же кажется достоверным, что Юлиан вернулся из своего первого путешествия не в конце 1235 г., а в конце 1236 г. Зиму 1235-1236 гг. – 6 месяцев – он провёл у аланов). В 1237 г. четыре доминиканца снова отправились в Magna Hungaria, на этот раз через Русь. В это время Юлиан был в Риме. Вернувшись из Рима, он с тремя братьями по Ордену последовал за ранее отправившимися четырьмя, но добрался лишь до Суздаля (конец лета 1237 г.) – История путешествия Отто наряду с первым путешествием Юлиана рассказана в отчёте орденского брата Рикардуса Папе; второе путешествие Юлиана описано в составленном им письме, которое было направлено епископу из Перуджии, имевшему с венграми тесные связи. См. работы Генриха Дёррие и Дьёрффи Дьёрдя.

[3] «Acta Ethnograhica», II (1951), стр. 124 и след.

[4] Magna Hungaria - Великая Венгрия или Баскартия — прим. Батэрхан

[5] «К вопросу о связи башкирского языка с венгерским», Башkортостан, Уфа, 1963. [6] «Актуальные проблемы башкироведения». – Башкирский филиал Академии наук СССР, Институт истории. Языка и литературы.

[7] Стр. 23: «По-видимому, эти остатки венгров, смешиваясь с башкирами и усваивая их язык, в известной мере, повлияли на фонетику башкирского языка и явились причиной появления некоторых общих черт, которые наблюдаются в развитии некоторых согласных в венгерском и башкирском языках».

[8] (A) Magna Hungaria kerdesehez (К вопросу о Magna Hungaria), 1959.

[9] Башкиры. Опыт этнологической монографии. Записки РГО, т. 43, вып. 1-2, 1916-1925

[10] Башкиры. Историко-этнографические очерки. АН СССР, Башкирский филиал, Институт истории, языка и литературы, 1955.

[11] Археология и этнография Башкирии, 1. Уфа, 1962.

[12] Башкиро-мадьярская проблема, стр. 336-343.

[13] Древневенгерское племенное название, см. ниже.

[14] Там же.

[15] Не является племенным названием, имеет запутанную историю.

[16] Из арпадского периода.

[17] См. Bular и ниже. Сопоставление с башкирским Ungar невозможно, - немецкая форма Ungar является специфической немецкой формой, которая сводится к *ongur

[18] Baskurt ve Macar yurtlarindaki ortak cografi adlar uzerine. Ankara, 1964.

[19] A Magyar nep mongol kori nevei (magyar, baskir, kiraly). – Magyar Nyelv, LX, 1964.

[20] Einfuhrung in die finnisch – ugrische Sprachwissenschaft. Wiesbaden, 1965. (S. 149: Die Frage des Proto-Baschkirischen).
См. Acta Orientalia Hungarica, Hungary, Budapest, 1966, XVI, 1-2

1 | 2 | 3

мадьяр с Урала

Nemeth G. Венгерские племенные названия у башкир

Ungarische Stammesnamen bei den Baschkiren
Nemeth G., Hungary, Budapest, 1966
12 | 3
Главный из этого вопросов основывается на факте, что у башкир имеются древневенгерские племенные названия, два из которых были до сих пор известны: венгр. Jeno (так в многочисленных названиях венгерских населённых пунктов), древневенг. Jeney (Константин Багрянородный: Геvаx) – у башкир: Ye’ne’y (Еней);

венгр. Gyarmat (также в многочисленных топонимах) древневенг. Gyurmot, Gyormot, Gyermat (Константин Багрянородный – Yepmatov) – у башкир Yrmati’ (Юрматы).

Теперь я хочу показать, что у башкир имеются и другие древневенгерские племенные названия, но прежде чем перейти к ним, я хочу остановиться на суждениях Лигети Л., которые были опубликованы им недавно[21], о двух вышеупомянутых племенных названиях, двигающихся рассмотрение этого вопроса дальше. Этот материал я не рассматривал в хронологической последовательности в связи с обзором новейшей литературы, ибо мои собственные суждения связаны с ними непосредственно.

Мне хочется также подчеркнуть, что для изучения башкирских племенных названий мы располагаем теперь новым важным источником – трудом башкирского учёного – Кузеева Р.Г.[22]

Труд Кузеева дал мне возможность обнаружить новые венгерские племенные названия у башкир и на основе вновь найденных названий пролить новый свет на важные этапы венгерской праистории (см. карту, Руденко, 1955, на стр. 49, ср. Кузеев, на стр. 46).

Сначала я хочу проанализировать два до сих пор известных племенных названия.

Заметим: в первую очередь здесь речь пойдёт о башкиро-венгерских отношениях. Этимология относящихся сюда племенных названий очень важна, в своём труде[23] я разработал её детально. Главную часть статьи Лигети Л. также занимает этимология вышеупомянутых двух племенных названий, прежде всего нас интересует вопрос; соответствует или нет эти оба венгерских племенных названия, относящимся сюда башкирским.

Сначала проверим Gyarmat. Существуют древневенгерcкие формы Gormat, Gurmot, Germat (g=d’), а башкирская форма звучит как Юрматы. Анлаутному венгерскому звуку dВ связи с обогащением наших знаний в области башкирского языкознания в последние десятилетия параллельная форма названия нашла безупречное объяснение; ещё сорок лет тому назад она была для меня головоломкой. Это башкирское этническое название Шурматы, параллельная форма от Юрматы. При объяснении этой формы следует принимать во внимание два обстоятельства. Во-первых, от своего башкирского коллеги Гарипова Т.М. я получил устное объяснение, что в (современном) башкирском языке употребляется форма Юрматы – форма Шурматы является параллельной. Во-вторых, в сборнике «Башкирская диалектология – говоры юго-востока Башкирии»[24], на стр. 27, в статье Ишбулатова Н.Х. «Кизильский говор» (ср. также статью Миржановой С.Ф. «Кубалякский говор», стр. 143) я нахожу, что в башкирских диалектах начальный –y- чередуется с –sh-. Таким образом, слово i’i’shi’u «строгать» имеет форму shi’shi’u (венгр. gyalu «рубанок»), yeyek «хворост» — форму sheyek; ye’ke’l «щиколотка» — форму she’ke’l.

Точно также бесспорным является сравнение племенных названий: венг Jeno (Константин Багрянородный – Геvax, читай Jeney) – башк. Ye’ne’y. Лигети Л. подчеркивает, что башкирский конечный звук e’y возник из бывшего венгерского ey (<тюркск. eu

Третий венгерский род, чьё название сохранилось у башкир, это род Nyek – род с несомненным венгерским названием, по значению своего названия он не старый (не древний) род, а «защитный», незначительный. Как он оказался в башкирской родовой системе? Это звучит так неправдоподобно. Но я верю в это. Решающее значение приобретает здесь положение, которое подметил также и Лигети Л. И ясно сформулировал, что эти башкиро-венгерские связи не уходят вглубь древнего периода, наоборот – по крайней мере, частично – приходятся на период 1300-1500 – по моему мнению, на столетия после нападения татар. Это же ясно показывают исторические записи, на которые вкратце я буду ссылаться ниже.

Племенное название Nyek сохранилось благодаря многочисленным названиям населённых пунктов , оно в Dea adm. Imp. Имеет форму написания Nexn, Значение венгерского слова nyek – «изгородь».

Башкирское называние, с которым я сравниваю венгерское Nyek звучит Ne’ghme’n , в русской форме Нагман[25]. Этно название одного поколения рода Ayi’u (Аю) племени U’se’rge’n, U’he’rge’n (< Osergen — Усерган). Его окончанием является известный суффикс – imen (тyркмен, kараман): * Neri-men в башкирском языке стало закономерно Negi-men, -i- в среднем слоге, как и во многих других словах исчезло.

Четвёртое башкирское этническое название венгерского происхождения, Это Юламан, название одного поколения рода Ileke’y-Me’n’le, который принадлежит племени Me’n’le (по-русски Мин) (Кузеев, вышеназванн. Произв., 57). Венгерская форма звучит Gjula (Дюла).

Как название Ne’ghme’n, и это слово имеет суффикс -me’n-. Суффикс – man- мы встречаем также в башкирском языке как название родового подразделения E’ptelme’n, в названии одной определённо мусульманской группы народа (Jarring, An Eastern Turki – English Dialect Dictionary: a(e)bdal “a tribe of beggars’”; Кузеев, 55). Этнонимы, которые связаны с исламом, у тюрков играют огромную роль. Также в Анатолии имеется одно племенное название Abdal (не эфталиты). Суффикс –man- прибавляется, как кажется, часто к чужим названиям.

По данным арабских и персидских источников dzula является одним из двух главных князей Венгрии. Несколько князей из Трансильвании, несомненно, болгарского происхождения, существовали под этим названием (титулом)[26]; княжеское родовое название Dulo-Dzula в списке булгарских князей общеизвестно.

Пятое венгерское племенное название, которое мы находим у башкир, это Kese. Оно встречается в венгерском языке как название местности (приблизительно пятьдесят случаев) в виде Kesz (sz=s), Keszi, Keszo, Keszu. Все они закономерно соответствуют древневенгерскому Kesziy (1086), Keszey (1171), Keszu (1156), Keszo, Keszu, (с закономерным развитием звуков), Keszi (с уменьшительным суффиксом -i-), Kesz (с отбрасыванием этого суффикса). Письменное изображение у Константина Багрянородного – Kacn.

У башкир[27] имеется двойное название подразделение основного рода Tabi’n: Kese-Tabi’n (Кесе-Табын), состоящего из одиннадцати поколений. В этом названии Kese идентичен с венгерским Keszey. Как нам видно, венгерскому Keszey, в башкирском языке соответствует форма *Kesey и от него исходит путём отбрасывания конечного звука форма Kese. Исчезновение конечного -y- мы наблюдаем также в башкирском племенном названии Gere “Girey” (Кузеев, та же работа, 56) и Kari’-Ki’psak – Kari’y-Ki’psak (там же, 51).

Название ведущего рода в венгерском языке имеет две формы: Magyar и Megyer. Первая форма в большинстве случаев используется для обозначения венгерского народа, вторая – в настоящее время употребляется в названиях местности; первое название имеет древневенгерскую форму mogueri, второе название у Константина Багрянородного имеет написание Meyepn (=Megyeri); они оба являются вариантами одного и того же названия. Оба варианта мы наблюдаем в древней России.

В памятнике из Шатска (юго-восточнее Рязани; 1539) название Mogyeri встречается в форме можерян, вместе с названием башкир и в соседних территориях: в старых Казанской, Симбирской, Пензенской, Тамбовской, Саратовской губерниях мы находим многочисленные названия местностей Мо(а)жар, Можарка и т.д. Это явление следует расценивать, точно также, как названия населённых пунктов в Венгрии, т.е. они являются названием местностей, куда переселялись племена, оторванные от основного рода Magyar.

Название можерян в указанном документе встречается вместе вместе с тарханами и башкирами. Итак, название народности и название рода mogyeri-megyeri у башкир также были известны. Перечисленные группы жили в Темникове. Темниково расположено в 700 км. западнее Magna Hungaria, но можеряне упоминаются здесь вместе с башкирами.

Более значительную роль играет название Megyer. Оно в Советском Союзе известно по сегодняшний день как название народности, а именно, в форме миш(а)р (разновидность татар). У Баскакова Н.А.[28] в описании татарских диалектов мы читаем: «(Вторую группу татарских диалектов образует) западный или мишарский диалект, диалект татарского населения, которое за малым исключением, живёт за пределами татарской республики в районах Горького, Тамбова, Воронежа, Рязани, Пензы, Ульяновска, Куйбышева, Саратова, Оренбурга и также в Мордовской и Башкирской республиках, т.е. диалект татар – мишар или мещеряков (приблизительно 300 000 чел.)». Хорошей монографии о мещеряках нет, однако в литературе они упоминаются многократно; существует даже мнение особенно в Советском Союзе, о том, что они являются предками венгров. Этим вопросом я занимался, но раньше не мог объяснить формы названия мишер, мажер, мишар, мижар и отделили их от названия Magyar. Мы должны исходить из вышеупомянутого варианта megyer: mogyeri появляется в форме mozeri, megyer в форме mezeri и из mezeri получается miz(s)er и misar на основе кипчакской тенденции развития ye-ye>i-e>i-a [29]. (giray, kirman, etc.). Итак, исследователи, утверждающие происхождение miser из magyar (т.е. megyer), правы[30].

Исходя из исторической точки зрения, при анализе этого названия сравним специальный случай. Ne’yme’n, Yulaman, Yurmati’, Ye’ne’y, Kese являются названиями подразделений башкир. Мишер встречается в башкирской родовой системе, а именно в роде Юрматы мы находим это племенное подразделение Mishe’r-Yurmati’[31] (без поколений). Но это не даёт ещё право предположить, что происхождение мещеряков в общем берёт начало от этого башкирского племенного подразделения. Здесь должны быть учтены ещё другие факторы, другие обстоятельства (также не ясно и то, все ли названия, содержащие в своём составе элемент можар, связаны с венгерскими племенами в Башкирии).
Продолжение следует…

Библиография:

* Перевод на русский язык выполнен Кудашом С.С. под редакцией Гарипова Т.М.
[21] Tanulmanuok a Magyar nyelv eletrajza korebol. Budapest. 1963 (Штудии из области жизнеописания венгерского языка).
[22] Очерки исторической этнографии башкир, 1, Башkортостан, Уфа, 1957, П. Митяев, материалы к толкованию башкирских этнонимов. Будапешт, 1931 (на венгр. яз)
[23] A honfolglalo magyarsag kialakulasa (Происхождение венгров в эпоху завоевания родины). Будапешт, 1930.
[24] Башкирский филиал Академии наук СССР – Институт Истории, языка и литературы. Уфа, 1963.
[25] Кузеев, стр. 49.
[26] Szabolcs de Vajay: Sudostforschungen (Munchen), XXI (1962), 50.
[27] Кузеев, стр. 52.
[28] «Тюркские языки». Стр. 159.
[29] См. мои работы: “Zu den E-Lauten im Turkischen”. Helsinki, 1964 и “Kereit, Kerey, Giray”, UAI, 1964.
[30] Юсупов Г.В. Введение в булгарско-татарскую эпитафику и др.
[31] Кузеев, стр. 51
См. Acta Orientalia Hungarica, Hungary, Budapest, 1966, XVI, 1-2 

12 | 3
башкирия

Зинуров Р.Н. СТЕПИ ЮЖНОГО УРАЛА — ЭТНИЧЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ БАШКИР


См. Зинуров Р.Н. Башкирские восстания и индейские войны — феномен в мировой истории. Уфа, Гилем, С. 8-19

Обычно первые упоминания о башкирах приписываются арабским географам и путешественникам IX века. Мы же, не подвергая сомнению достоверность этих данных, приведем еще более ранние, но по большей части косвенные сведения о возможных предках древних башкир, которые содержатся в знаменитой работе русского историка В.Н.Татищева «История Российская», а также в ряде других работ, не являвшихся до этого времени по тем или иным причинам предметом изучения современных ученых.

В.Н.Татищев подробно изложил сведения из работ древнегреческих и римских историков, прокомментировав их своим видением проблемы. В частности, он приводит следующие сведения Клавдия Птолемея Александрийского: «К самым Римникским горам находятся саммиты... и более с восточной стороны поддавшиеся к Римникским горам тибиаки; за оными при заретах табеиты..., аскатанцы...»1. Очевидно, что «Римникские горы» у Птолемея — это Уральские горы, о чем свидетельствует его предыдущее высказывание об этой местности: «...Римникские горы, от которых произошли и оные некоторые (реки. - Р.З.), впадающие в Волгу реку; Даик река... и Норош гора»2.

Таким образом, названия Даик, т.е. Яик (р.Урал), и Норош гора, издревле известные в топонимике Южного Урала, безусловно, свидетельствуют о том, что, описывая в данном случае области, лежащие к востоку от Волги, Птолемей имел в виду Уральские горы. Отметим также, что реку Даик (Яик - Урал) Птолемей также именовал и как Римнус, как текущую с Римнических гор, а Каспийское море у него также именуется Гимническим3.

Комментируя эти сведения, В.Н.Татищев, на наш взгляд, вполне обоснованно сделал вывод о том, что «Римнус горы — часть Урала... из сих гор знатные реки к северу... Миас, УЙ, Тобол..., — далее он пришел к выводу, что «...тибиаки и та-беиты мню, междо татары род немалы, оный разделяется на несколько званей, яко Каратабынь, Кипчактабынь... Ас-катани, мню, ныне междо татары и род Катай»4.

Таким образом, изданного комментария русского историка мы можем предположить, что и Клавдий Птолемей, и Василий Татищев, через 1500 лет после него, имели в виду древние народы, которые, вероятнее всего, после вошли в состав башкирского этноса, и, что примечательно, более чем через 1000 лет, сохранив свой древний этноним «табын», дошедший, кстати, и до наших дней. Однако Татищев именует их татарами. С нашей позиции это не имеет большого значения, поскольку в те времена (XVIII век) из всех народов Урала только башкиры имели такие родоплеменные подразделения, как табын и катай, отголоски которых дошли и до наших дней.

Вместе с тем факт упоминания историками древнебашкирских племен как самостоятельного народа ие единичен. Так, в самом начале XV века известный арабский географ и путешественник Востока Абд ар-Рашид Ибн-Салих Ибн-Нури аль-Бакуви в своем «Кнтаб ал асар ва аджаиб ал-ма-лик ал-каххар» в Седьмой зоне помещал Бурджан - равнинную страну на севере, жители которой язычники5.

Напомним, что восточные ученые древности Мухаммед Ибн-Муса алъ-Хорезми (VIII век), аль-Казвини (XIII век) и даже в XIX веке азербайджанский географ Гаджи Зейна-лабдин Ширвани по традиции придерживались деления Земли на семь климатов, а впервые его применил сирийский географ Бардесан, позаимствовав у древних греков.

Для нас же очевидно, что равнинная страна Бурджан у Бакуви - это племя кочевников-бурзян, позже под этим же этнонимом вошедших в состав древнебашкирских родр-племенных образований, так как Седьмая Зона, по Бакуви, расположена в предгорьях гор Башкырт6.

Однако вернемся к Татищеву, который приводит сведения и более раннего автора Плиния Секунда Старшего, относящиеся к I веку н.э. Хотя данные сведения не бесспорны, на наш взгляд, они, безусловно, заслуживают внимания, так как в них речь идет об Уральских горах и их обитателях: и... Все внутренние состояния Азии описав, кРифейским горам приступаю... От конца севера к началу летнего востока суть некоторые скифи… оттуда показуется река Карамбуцис. Иде же течению звезд нижние Рифейских гор верхи кончатся, некоих аримфеев тамо быть, равный народ от опербореев поведают...»7.

Общеизвестно, что греческие и римские историки Рифейскими горами именовали Уральские горы. Если учесть, что для древних греков, равно как и римлян, все незнакомые им кочевые народы Востока были варварами-скифами, то становится очевидным, что уже во времена Плиния Старшего на юго-восточной части Южного Урала («от конца севера к началу летнего востока») жили кочевники. Между тем этот тезис не выглядит безосновательным. Так, в работе М.Н.Погребовой и Д.С. Раевского не исключается, что прабашкиры — потомки отделившихся скифов8 .

По мнению Татищева, название реки Карамбуцис тюркское, однако он почему-то отождествляет его с Невой9 . Мы же, соглашаясь с ним относительно схожести наименования Карамбуцис с тюркским словом, полагаем, что поскольку Плиний связывал эту реку с Рифейскими горами, то она может быть отождествлена с 3 крупными реками Урала, гидронимы которых весьма схожи или содержат близкие корни с Карамбуцисом Плиния: Караиделью (современная река Уфа), с Камой или текущей близ южных отрогов Уральских гор - Мугоджар Эмбой.

По Татищеву, Плиний Старший, кроме скифов, как жителей Рифейских гор, упоминает и аримфеев, которые живут там, где «...нижние Рифейских гор верхи кончатся», то есть где заканчиваются предгорья и начинаются степи.

Однако будем объективны. Ни один из этих народов, на основе скудных сведений Плиния Старшего, мы не можем отождествлять с предками башкир. Однако можно предположить, что какая-то часть из них, безусловно, могла позже образовать или влиться в одно из племен, в свою очередь вошедших в одно из племенных образований древних башкир.

Итак, из сведений как Плиния Старшего, так и Клавдия Птолемея мы вправе сделать следующие предположения.

Во-первых, уже в I и II веках нашей эры в южноуральских степях жили кочевники, притом именно примерно в тех районах, топонимика которых может быть отождествлена с современной топонимикой Южного Урала и близлежащих территорий.

Во-вторых, нельзя исключить, что часть потомков этих древних кочевых племен, много позже, стала частью одного из древнебашкирских племен.

Что касается сведений арабских ученых раннего средневековья, то, на наш взгляд, на них есть смысл остановиться подробнее.

Самое древнее из известных ныне документальных свидетельств из арабских источников, притом касающихся уже непосредственно башкир, относится к середине IX века н.э. Добыто это свидетельство было при весьма любопытных обстоятельствах, поэтому, опираясь на данные Н.Н.Пантусова, коротко осветим эту историю.

В 842 году багдадский халиф Васык-билля увидел во сне, что стена, воздвигнутая Зулькарнейном против вторжения яджуджей и маджуджей, разрушилась. С целью удостовериться в целостности стены, поскольку со вторжением мифических яджуджей и маджуджей в арабском мире связывался конец света, халиф отправил в путь своего переводчика (по-арабски сгарджеман». - Р.З.) Селяма Тарджемана с 50 спутниками далеко на северо-восток10.

Поясним, что Зулькарнейном арабы называли Александра Македонского, якобы построившего далеко на северо-востоке упомянутую стену с железными воротами для ограждения прочих народов от диких и жестоких яджуджей и маджуджей. Перед концом света эта стена якобы должна была разрушиться. Заметим также, что мифические яджуд-жи и маджуджи отнюдь не являлись вымыслом арабов. Древнейшие священные писания — Библия и Коран — также содержат сведения об этих народах и с ними же связывают конец света. Так, в Библии они именуются «Гоги и Магоги» (Пророчество Иезикииля, гл. 38-39), в Коране о них упоминается как о нечестивом народе, с просьбой защитить от которых местные народы обратились к Зулькарнейну (А.Македонскому), после чего последний воздвиг плотину (Сура 18. Аят 93).

Страну яджуджей и маджуджей арабские географы обычно помещали в последнем, самом холодном климате, так как, по их мнению, обычные люди там не могли жить. Мы можем предположить, что эта страна, по представлениям арабов, находилась за Уральскими горами, поскольку именно это вытекает из рассматриваемого ниже отчета Селяма Тарджемана халифу.

Отправившись из Саррманраи (предместье Багдада), Селям Тарджеман вернулся через 28 месяцев и представил халифу отчет о путешествии.

Судя по отчету, от владений хазарского царя Тархана, где они отдыхали 24 часа, Селям и его спутники с помощью 5 проводников «...через 27 дней дошли до пределов страны башкир»11 (у Пантусова по-арабски «башгырт». - Р.З.).

Хотя никаких сведений о стране «Башгырт» Селям Тарджеман в отчете не приводит, можно предположить, что, двигаясь с Северного Кавказа на северо-восток (Селям указал, что прошел через Тифлис, далее через земли аланского и хазарского царей), посланец халифа достиг страны «Баш-гырт» в районе заволжских степей. По нашему мнению, это могло быть примерно в северной части огромной территории, лежащей ныне между Каспийским и Аральскими морями.

Следующий путешественник, персидский географ Ибн-Даста, посетивший эти места в 912 году, также оставил описание башкир: «Между землею печенегов и землею болгарских Эсегель лежит первый из краев маджарских. Маджары — тюркское племя, живут они в шатрах, перекочевывая с места на место, отыскивая кормовые травы и удобные пастбища»12. По данным уфимского историка В.Филоненко, ссылающегося на Хвольсона, маджары поклонялись огню13.

Если учесть, что другой географ средневековья Абу-До-леф чуть позже, в 941 году, посетивший землю печенегов -страну Беджнак, помещал ее между Волгой и Уралом14, то очевидно, что Ибн-Даста имел в виду приблизительно местность, о которой Селям Тарджеман писал как о стране «Башгырт». Относительно же упоминания Хвольсона о том, что древние маджары были огнепоклонниками, считаем необходимым отметить следующее.

Общеизвестно, что до принятия мусульманства башкиры, впрочем как и другие народы края, были язычниками (или, как писали арабские авторы - маджуси), а некоторая часть их, вероятно, и огнепоклонниками. Именно поэтому весьма важным представляется мнение известной английской исследовательницы истории зороастризма М.Бойс, считающей степи к востоку от Волги и северу от Средней Азии родиной зороастризма - древней религии огнепоклонничества 15.

В отношении именования Ибн-Дастой древних башкир как «маджар» отметим, что многие арабские авторы средневековья, к примеру Масуди (X век), эль-Балхи (X век), а также европейцы Плано Карпини и Вильгельм Рубрук, башкир именовали мадьярами и наоборот16.

«Слово «мадьяр», - отмечал ВитевскиЙ, - у древних восточных писателей имело то же значение, что и «башкир», так как мадьяры и башкиры принимались за один народ... Путешественники находили башкирский язык тождественным мадьярскому»17.

Таким образом, очевидно, что встреченные Ибн-Дастой в 912 году маджары-башкиры были язычниками-огнепоклонниками и обитали приблизительно в тех же местах, где на полвека раньше их впервые встретил посланец багдадского халифа Селям Тарджеман.

В 922 году секретарь посольства халифа Муктадира в Волжскую Болгарию Ибн-Фадлан описал башкир как «народ из числа тюрок под названием башкиры»18, проживавший южнее Волжской Болгарии, то есть места слияния Волги и Камы.

Основываясь на данных Ибн-Фаддана, Н.А.Мажитов помещает «страну башкир Ибн-Фадлана» к юго-западу от современного Башкортостана, в степи севернее Оренбуржья; в Самарской области19, Р.Г.Кузеев- чуть южнее, ближе к Аральскому морю20.

Мы же полагаем, что эти мнения известных ученых не содержат больших противоречий, так как более точно локализовать древнюю страну башкир сегодня вряд ли возможно, кроме того, как любой кочевой народ, башкиры, безусловно, не могли иметь четких границ своих территорий.

Кроме данных названных ученых, факт прохождения Ибн-Фадлана через земли древних башкир обосновали и башкирский ученый З.В.Тоган21, и русский историк из США Г.В.Вернадский. В частности, последний в своей фундаментальной работе «История России» указал, что Ибн-Фадлан использовал «яицкий путь»32.

Позднее, в Х-ХШ веках, аль-Масуди, аль-Балхи, Идриси, Ибн-Якут, Ибн-Саид, аль-Казвини, ат-Димашки, Ибн-Хаукаль и некоторые другие арабские путешественники и географы страну башкир с небольшими расхождениями неизменно помещали в степи Заволжья и Приуралья или чуть южнее23. В частности, по Ибн-Хаукалю, «...турки, гузи, соседящие на севере с народом Башкард, жили между Хазарским и Хорезмским (Каспийским и Аральским. - Р.З.) озером»24.

Нельзя не отметить и весьма интересные в этом плане данные карты Идриси XII века, которые еще не были предметом внимания башкирских историков. На ней к северо-востоку от Волжской Болгарии Идриси поместил страну «Табуни»25.

Хотя Идриси писал о башкирах как о народе «Васджерть», живущем у реки Камы и восточнее, мы полагаем, что страной «Табуни» он, вероятнее всего, назвал территорию одного из древнебашкирских племен - табынцев, о которых, как уже отмечалось выше, по сведениям Татищева, упоминал еще древнегреческий историк Птолемей. В пользу нашего тезиса свидетельствуют и следующие факты.

Страна «Табуни», как уже отмечалось, у Идриси помещена к северо-востоку от Волжской Болгарии, то есть примерно в современном среднем бассейне реки Камы, ближе к Уральским горам. Во-вторых, из всех живущих на Урале народов, как известно, лишь башкиры имели и имеют родо-племенное подразделение «табын», ведь, основываясь именно на последнем факте, Татищев отождествлял «Тибиаков» и «Табеитов» Птолемея с родом «Табын» у башкир. В-третьих, страна «Басджерть», описанная Идриси, и страна «Табуни» на его же карте географически связаны между собой рекой Камой, то есть их можно локализовать как северо-запад и север исторического Башкортостана.

С точки зрения локализации страны древних башкир интерес представляют и косвенные данные упомянутого русского историка из США Г.В.Вернадского. Как известно, большинство арабских путешественников и историков отмечали факт проживания башкир по соседству с Волжской Болгарией. Между тем Вернадский, не приводя конкретных данных о башкирах, территорию Волжской Болгарии помещает западнее современного северо-западного Башкортостана, то есть примерно там же, где и арабские авторы. Согласно его данным, болгары поселились здесь около середины VII века н.э., когда под напором хазар они двинулись на север и осели в районе Средней Волги и Камы26, по соседству с язычниками - тюрками Поволжья и Южного Урала27. А «язычники-тюрки» этих мест, как мы полагаем, безусловно, включали в себя и предков древнебашкир-ских племен, описанных арабскими авторами как тюрки-язычники.

Кроме упомянутых авторов, весьма любопытные, но до сего времени еще не исследованные косвенные данные о башкирах конца XVI века оставил испанский посол Рюи Гонсалес де Клавихо, приехавший в Самарканд к великому хану Аксак-Тимуру.

В 1403-1406 годах он побывал во дворце Тимура и оставил описание похода последнего (вероятно, со слов самого хана или его придворных) в пределы владений золотоор-дынского хана Тохтамыша, куда, по данным Н.А.Мажитова и других историков, входила и часть страны башкир.

Гонзалес де Клавихо описал и знаменитую битву между войсками Тимура и Тохтамыша, состоявшуюся 22 июня 1391 года. Войско хана Тохтамыша, куда, по сведениям Н.А.Мажитова, входили «...черкесы, булгаре, кипчаки, аланы, башкиры»33, было наголову разбито . Весьма примечательно, что де Клавихо всех участников этих событий именует «татарами». По его данным, Аксак-Тимур гнался по степям за Тохтамышем, затем «...Тамурбек напал на него в самой Татарии, разбил и навел на народ такой страх, что на удивление»29.

Отметим, что хотя де Клавихо башкир здесь не упоминает, мы, на наш взгляд, можем сделать вывод о том, что под «народом Татарии» вправе подразумевать в числе других и башкир, поскольку само это сражение, судя по достаточно полным данным Н.А.Мажитова, произошло в стране башкир.

Кроме того, нелишне отметить, что это знаменитое сражение входит в число крупнейших битв мировой истории. Под названием «Сражение на озере Кергель» оно включено в словарь Т.Хартботла - Битвы мировой истории»30. В отечественной истории известно как битва на реке Кондурча 22 июня 1391 года. Заметим также, что Едигуй, упоминаемый у де Клавихо, незадолго до сражения предавший Тохтамыша, реальная личность, известная по общему эпосу башкир, татар, казахов и каракалпаков.

Южноуральские и приаральские степи известный историк средневековья аббат Миллот, подобно де Клавихо, в своей «Всеобщей древней и новой истории» также именует Татарией, а ее жителей - татарами31.

Нам же очевидно, что для представителей западного мира де Клавихо и аббата Миллота, по-видимому, все многочисленные кочевники Востока являлись татарами.

Из других историков, приводивших данные о древних башкирах, отметим и татарского историка из Турции А.-Б.Таймаса. Факт именования древних башкир некоторыми соседними народами словом шштяк» он объясняет тем, что «иштяка - это один из наиболее древних этнонимов башкир, «...не относящийся ни к какому другому племени кроме башкир»33.

Кроме того, уже упоминавшийся нами аль-Бакуви отмечал, что Седьмой климат «начинается на востоке, где леса и горы... Он проходит по горам Башкырт, к пределам аль-Баджнак, городам Сувар и Булгар... Башкырт большой народ, население живет в шатрах, крепостей у них нет... среди них есть такие, которые поклоняются журавлям...»33.

Однако будем справедливы. Все упомянутые выше ученые древности и средневековья в качестве древнейших обитателей Южного Урала называли не только народы, которые мы предположительно отнесли к возможным предкам башкир. Так, кроме уже знакомых нам тибеитов, табиаков и аскатанцев, Клавдий Птолемей Александрийский упоминает и о живущих близ Римнических гор (Уральских) ястах, махагенах, яксартах, тапурейцах34. Еще ранее Геродот называл среди здешних народов ириков и Плешаков33. В I веке н.э. Страбон, по данным Татищева, писал о роксоланах, живущих в прикаспийских и приаралъских степях, к югу от Уральских гор36. Примерно в эти же места Плиний Старший помещал цилиаытов, киммериев и Георгиев37.

Согласимся, что всех их трудно отождествлять с какими-нибудь конкретными предками современных местных народов. В связи с этим мы считаем неприемлемой точку зрения В.Н.Татищева о том, что упомянутые среди прочих народов «плешаки» — это предки волжских болгар38. Не вдаваясь в дискуссию со знаменитым историком, лишь напомним, что по всесторонне обоснованному мнению Г.В.Вернадского, на наш взгляд, наиболее объективного исследователя русской истории, болгары переселились сюда с юга под напором хазар лишь в VII веке н.э., тогда как упоминание Геродота о «плешаках» относится к V веку до н.э.39 По нашему мнению, относительно всех этих народов можно сделать следующие выводы.

Вероятность вхождения их потомков в состав народов Волго-Уральского региона очень велика. Более того, Г.В.Вернадский вполне обоснованно считает, что уже в ХУП-ХУШ веках соседями болгар были "финские племена, такие как буртасы (мордва), мари (черемисы)»40. Мнение его можно дополнить тем обстоятельством, что факт вхождения части болгарского компонента в состав современного татарского народа в научном мире сегодня, как правило, не оспаривается. Кроме того, наш тезис о возможном последующем вхождении упоминаемых Геродотом, Страбоном, Плинием Старшим и Птолемеем древних народов в состав предков современных народов Поволжья и Приуралья — мари, мордвы, татар, чувашей и башкир, косвенно подтверждается и выводами современных ученых-антропологов. Так, Г.Ф.Дебец считает, что «народы, жившие вначале в разобщенных областях..., вступают между собой в контакт и образуют смешанные популяции, в которых в той или иной степени преобладает один из исходных компонентов. Таковы, например, явления, связанные с великим переселением народов, которое привело к формированию антропологических особенностей современных узбеков, башкир, ногайцев..., физического типа народов Приуралья»41.

По мнению Р.М.Юсупова, современного башкирского антрополога, «...в формировании антропологического состава населения лесной полосы Волго-Камья и Западной Сибири ведущую роль сыграли различные варианты уральской расы»43.

М.С.Акимова также полагает, что древнее население Прикамья (пьяноборская культура) «явилось исходным пунктом для формирования в последующие века удмуртского народа, марийцев, мордвы, чувашей, а вероятно, и северных башкир»43.

По Р.М.Юсупову, предки этих народов были расселены здесь еще задолго до тюркизации края44, где формирование очертаний этнических территорий, по данным Р.Г.Ку-зеева, завершилось в XIV-XV веках45.

Суммируя данные о древних башкирах, мы можем заключить, что начавшееся в первых веках нашей эры, по мнению хакасского ученого Г.Г.Котожекова, широкое освоение степных пространств юга Западной Сибири, Приуралья, Поволжья4" привело к процессу образования народов Поволжья и Приуралья, в том числе и башкир, который был завершен к XIV веку.

1. Татищев В.Н. История Российская. Т.1. 4.1. М., 1994. С. 177.
2. Там же. С. 176.
3. Там же. С. 204. "
4. Там же. С. 180.
5. Керемов Н.К. Путешествия Бакуви. М., 1982. С. 27. й
6. Там же. С. 34.
7. Татищев В.Н. Указ, работа. С. 166.
8. Погребова М.Н., Раевский Д.С. Ранние скифы и древний восток. М., 1992. С. 198-199.
9. Татищев В.Н- Указ, работа. С. 174.
10. Пантусов Н.Н. Как далеко простирались сведения арабских географов вглубь Средней Азии (Историческая справка). Казань, 1909. С. 7,
11. Цитируется по: Пантусов Н.Н. Указ, работа. С. 8.
12. Цитируется по: ВитевскийВ.Н. И.И.Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1757 года. Казань, 1897. Т. 1. С. 123.
13. Филоненко В. Башкиры. Уфа, 1915. С. 6.
14. Пантусов Н.Н. Указ, работа. С. 34, 37.
15. Бойс Мэри. Зороастрийцы, Верования и обычаи М., 1988. С. 88, 284.
16. ВитевскинВ.Н. Указ, работа. С. 123-124;
Филоненко В. Указ, работа. С. 6-7.
17. Витевский В.Н. Указ, работа. С.123.
18. Цитируется по: Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Уфа, 1974. С. 136.
19. Мажитов Н.А., Сулемшнова А.Н. История Б а и j корт оста на с древнейших времен до XVI века. Уфа, 1994. С. 128.
20. Кузеев Р.Г. Указ, работа. С. 136.
21. Ахметзаки Валиди Тоган. История башкир. История тюрков и татар, Уфа, 1994. С. 13-14.
22. Вернадский Г.В. История России. Т. 1: Древняя Русь. М., 1996. С. 236.
23. Витевский В.Н. Указ, работа. С. 123-124.
24. Пантусов Н.Н. Указ, работа. С. 64.
25. Скандинавы» славяне. М.: Прогресс, 1987. С. 75.
26. Вернадский Г.В. Указ, работа. С. 216, 235.
27. ВернадскийГ.В. История России. Т. 11: Киевская Русь. М., 1996. С. 382-383.
28. Мажитов Н.А., Сулейманова А.Н. Указ, работа. С. 305.
29. Рюи Гонсалес де Клавихо. Дневник путешествия ко двору Тимура в Самарканд в 1403-1406 годах. СПб., 1881. С. 340.
30. Томас Хартботл. Битвы мировой истории: Словарь. М., 1993. С. 209.
31. Всеобщая, древняя и новая история аббата Миллота, содержащая повествование о всех народах мира и доведенная до 1815 года. СПб., 1820. С. 231.
32. Abdullah-Battal Taimas. Kazan tiirkleri. Ankara, 1966. 51 s. (на турецк. яз.).
33. Цитируется по: Керемов U.K. Путешествия Бакуви. М„ 1982. С. 70-71.
34. Татищев В.Н. Указ, работа. С.177.
35. Там же. С. 138-139.
36. Там же. С. 154.
37. Там же. С. 166.
38. Там же. С. 145.
39. Там же. С. 137.
40. ВернадскийГ.Б. Указ, работа. С. 237-238.
41. Дебец Г.Ф. Палеоантропология древних эскимосов //Этнические связи народов Севера Азии и Америки по данным антропологии. М., 19S6. С. 10.
42. Юсупов P.M. Об уралоидном компоненте в антропологическом типе башкир//Материалы к антропологии уральской расы. Уфа, 1992. С. 51.
43. Цитируется по: Юсупов P.M. Указ, работа. С. 51.
44. Там же. С. 54.
45. Кузеев Р.Г. Народы Поволжья и Южного Урала. Этногенетический взгляд на историю. М., 1992. С. 88.
* * *
происхождение вселенной

Булат Муратов. Происхождение Вселенной

1 | 2 | 3 | 4

Булат Муратов (Уфа, Башкортостан, Россия)

Меня всегда интересовало, что существует за пределами Вселенной. Что это за изначальное пространство, в котором существует — Всё, что есть во Вселенной!?

Прошло время, и я нашёл ответы на эти вопросы. А Вы нашли для себя ответы?

Если кому интересно можете посмотреть моё мнение относительно того, как я понимаю происхождение Вселенной.

В тексте у меня нет привязки к какому-либо конфессиональному течению, философской мысли или к теологической истине.

Это фантазия, полёт мысли!…

…А так
… считаю, что самая правильная теология — мусульманская. Итак:

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ВСЕЛЕННОЙ


--------------------------------------------------------------------------------



Изначально был Свет.

Всё произошло от Света.

…Бесконечный, белый чистый Свет...

…Бесконечное… …белое пространство Света...

Свет существовал всегда. Свет был изначальным. Всё было полным, совершенным и чистым. Поскольку Свет был полным — следовательно, Свет был Разумным. Пустота всегда ограничена, а мы знаем, что изначальное пространство бесконечно, следовательно, изначальное пространство было полным, самодостаточным.

Чистый Свет был сам в себе, не имея границ. Не было ни прошлого, ни настоящего — Это было неизменным будущим и поэтому было свободным. Т.е.

другими словами можно сказать так:

Сперва было будущее. Будущее было Светом…

Свет никому не мог отдать свою полноту, потому что он был сам в себе и являлся Единственной Изначальной, Первой личностью и индивидуальностью. Свет был один, первым, изначальным, не имея ни начала, ни конца — потому что Свет сам являлся началом всего.

Происхождение Вселенной началось от Материальной энергии (+) (-) Света.

Материальная энергия Света.

По-другому материальную энергию Света можно назвать — Дух Жизни. — Эта та самая материальная энергия Света, которая известна в индийской мифологии под именем Прана, а у китайцев под именем Чи. Современное название этой Материальной энергии Света, известно в науке под названием — Электрический ток.

Материальная энергия Света пребывала в Свете. Свет не развивался, потому что он был совершенством.

Чтобы Свет развивался, ему должно что-то препятствовать, ну а этого не было, потому что Свет был везде, бесконечным — нигде не замыкался в круг, либо шар и светил во все стороны. Свет — является тем Пространством, которое существует изначально, всегда и которое существует вечно. Пространство же не может быть пустым, т.к. любая пустота ограничена.

Если бы пространство было ограничено — то оно являлось бы всего лишь точкой, мгновением в Вечности…

Тьмы же не было, т.к. она не могла существовать изначально, т.к. тьма ограничена. А мы знаем, что изначальное пространство — неограничено, следовательно, изначальное пространство — Светлое. Свет создал Вселенную, всё — что есть во Вселенной и все процессы во Вселенной...

Чтобы началось развитие, происхождение Вселенной — Свет начал проявлять себя. Ну а проявиться Свет может только в темноте. Тогда Свет замкнул пространство в себе, т.е. Свет создал напряжение, путём отдачи всех своих сил, т.к. Свету было необходимо, чтобы будущее изменялось. Так возникла тьма — крохотная точка в бесконечном Свете, в бесконечном пространстве. Так возник Центр в бесконечном пространстве, т.е. другими словами возникло настоящее. Так возникла Вселенная. Вы, возможно спросите: Когда это произошло? — если сказать без подсчётов, то отвечу, что это произошло — Однажды, и, следовательно, никогда больше не повториться.

Никогда ничто не повторяется заново во Вселенной, потому что прошлое возникло позже будущего и настоящего. Следовательно, существует в бесконечном пространстве Света — только Одна Вселенная со всеми Галактиками …

В изначальном бесконечном пространстве Света — Двух, Трёх и т.д. Вселенных… — нет.

Изначальный Свет отделен от Вселенной, т.е. от своего Творения — тёмной оболочкой, или как её называют в науке — чёрные дыры Вселенной. Чёрные дыры Вселенной на самом деле являются границами Вселенной, которые нам, наблюдающим звёздное небо со своей галактики, планеты — кажутся дырами.

По одной из версий, которой я придерживаюсь, так это то, что души людей — это частички того изначального Света, который существует за пределами Вселенной.

Я не верю, что сперва был хаос, т.к. мы видим, что все процессы во Вселенной гармоничны, развиваются под одними физическими законами. Никакой метеорит не упадёт с неба кому-либо на голову просто так, случайно.

Хаос возник позже — вследствие, появившейся возможности изменять будущее. Будущее же, которое было изначально, до происхождения Вселенной, как мы знаем — было неизменным. — А раз неизменным, значит упорядоченным, т.е. не хаотичным.

Итак.

Возникло настоящее, из-за того, что изначальное будущее может измениться только при наличии настоящего.

Но.

Настоящее — не бывает без прошлого...

Т.е. необходима основа для дальнейшего развития, что-то в форме и стабильности, то есть то, что лежит в основе.

Свет знал, что он безграничен, не имеет формы, т.к. совершенен; что он является всем изначальным пространством, бесконечно удаляющимся во все стороны и нигде не замыкающимся в круг, только если по собственной Воле. Свету было необходимо что-то обратное, при гармонии с которым началось бы развитие Вселенной. Если Свет — Вечность, Дух, то нужно было создать обратное. И Свет замкнул себя в круг.

Но, т.к. он Свет безмерен, то это замыкание было лишь мгновением в Нём самом. Свет ограничил себя — и его не стало. Свет не исчез, просто его не стало. Возникла материя. Возникло прошлое.

Материя или тьма изначальная, могла существовать в Вечности только лишь при напряжении, когда со временем тот Свет, который исчез, со временем, в новом качестве проявится во тьме. Тьма изначальная — не есть негармоничное — это обычное тёмное холодное пространство Вселенной, в котором рассыпаны звёзды и галактики Вселенной.

Напряжение создало материальную энергию — Дух Жизни, т.е. электрический ток. — И Свет, который неделим, т.к. изначально един, стал делиться, постоянно создавая напряжение. Так возникла прошлое — свет не проявленный. А изначальный Свет — постоянно существовал и существует, но в другой реальности — вечной, бесконечной, которая находится за пределами Вселенной, в изначальном пространстве, где нет начала и конца. Вселенная же имеет начало и конец, т.е. имеет настоящее и прошлое…

Материя — есть концентрация материальной энергии.

Для того чтобы материя существовала вечно и не превращалась вновь в энергию, необходимо, чтобы Свет, который существует изначально — постоянно проявлялся в тёмной Вселенной. — Т.е. чтобы постоянно появлялись новые звёзды, галактики…

Для этого Свет, который объемлет эту точку — Вселенную, постоянно направляет свою энергию, силы, в свой центр. Если бы этого не было, то не было бы и самой Вселенной.

Свет знал, что Вселенная временна, но необходимо было, чтобы во Вселенной возникло прошлое, история. Свет изначальный никогда не соприкасается со Вселенной, и Свет ограничивает себя от Вселенной тёмной оболочкой.

Вселенная растёт в бесконечности постоянно. Вечно это будет или нет — не знаю.

Свет, Пространство, которые существовали до появления Вселенной не исчезли, а перешли в другую реальность, которая не соприкасается со Вселенной, т.к. если бы это произойдёт — Вселенная исчезнет в бесконечном изначальном пространстве Света, как результат творения этого Света.

С появлением Вселенной появилась возможность сотворить прошлое. При имении прошлого возможно постоянное существование настоящего. При существовании настоящего — можно изменить будущее. Но.

Сперва, было будущее (судьба), потом настоящее (мгновение) и лишь только потом возникло прошлое (история). Вот такой парадокс…

Так возникла жизнь во Вселенной.

Жизнь — это такое понятие, когда есть начало и нет конца. Когда появляется конец — наступает смерть. Прошлое всегда ограничивается концом (смертью) с будущим и промежуток времени, прожитый между прошлым и смертью — называется жизнью. Жизнь или по-другому — настоящее, всегда лишь только мгновение в бесконечности. Лишь будущее безгранично.

Прошлое — это всегда история…, история прожитого, прошедшего, ушедшего безвозвратно.

Отсюда становится понятным, почему Свет будет всегда, и почему Свет был началом всего. Причём то место исхода где исчез в замкнутом пространстве Свет изначальный — стало центром Вселенной, а там где Свет ограничил себя стало концом Вселенной.

Если это изображать графически то получится примерно так, сперва в был чистый лист бумаги (изначальное бесконечное пространство)

, потом возникла точка

.

, затем возникла Вселенная (сфера)

( )

, затем началось зарождение жизни

( + )

, затем произошло развитие Вселенной

-(--+--)-

, 0, 1, 2,…, …ну и т.д.

… или можно описать это так.

…; ТОЧКА; КРУГ; КРЕСТ; КРЕСТ В КРУГЕ; КРЕСТ ВЫХОДЯЩИЙ ИЗ КРУГА…

1 | 2 | 3 | 4
башкирия

Минхылыу Усманова. ЭТНОНИМЫ ТАЗ, БОРЗЕН, ТЕЛЕУ


1 | 2 | 3 | 4

См. Усманова Минхылыу Губайтовна. Имя отчей земли. Уфа, Китап, 1994

ТAZLAR 'ТАЗЛАР'. По мнению башкирского ученого профессора Дж. Г. Киекбаева племя Tазларцев (по-башкирски таззар, тазлар) является одним из самых древних автохтонных башкирских племен па Южном Урале. И если отождествлять Tазларцев с Aргиппеями древнегреческого историка Геродота (V век до и. э.), — отмечает он, — то можно предположить, что они обитали на Южном Урале уже с V века до н. э. (1) «...историк Геродот, описавший быт кочевых племен на западном склоне Рифейских (т. е. Уральских) гор в V в. до н. э., между прочим указывает, что племена Будины и Aргиппеи пьют кобылье молоко, из него делают сыр, называемый иппак, и пьют также кислый сок плодов, который называют асхи. Будины Геродота, очевидно, то же самое будун «народ» орхонских надписей, — продолжает Дж. Г. Киекбаев слово иппак напоминает башкирское диалектное слово ипмэк и слово асыhы или асы hыуы, что, с нашей точки зрения, может быть истолковано как «кислая жидкость» (2). Геродот в своей «Истории», между прочим отмечает, что у подножия высоких гор обитают люди, о которых говорят, что они плешивые, а имя их «аргиппеи». Слово таз по-русски означает ‘плешивый’. И. И. Соколов считает аргиппеев-плешивых — аборигенами территории Башкирии, родственными башкирам, и локализует их у подножия Рипейских (Уральских) гор (3).

В исследованиях Н. Л. Аристова этноним Тазлар фиксируется одним из 12-ти байулинских. родов Малой Орды: Адай, Джаппас, Алача, Байбакты, Маскарь, Бершь, Тазлар, Иссентимер, Черкес, Тана, Кызыл-курт, Шихлар. Он также отмечает, что Тазлар или Таслар может происходить от народа Тасъ (Тасы) (4).

Родо-племепные образования Таз (Тас) имеются в составе североалтайских кумандинцев, казахов, кыргызов, узбеков, туркменов, ногайцев (5). По исследованиям Л. П. Потапова, в 60-х годах XVII в. сеок тас составлял ясачную «Тастарскую волость», причислявшуюся тогда к «горным порубежным волостям» Томского уезда, находившимся в северных отрогах Кузнецкого Алатау. В начале XVIII нека тастары упоминаются в «Сокровенном сказании» рядом с телесами. Возможная близость тастаров с телеутами также высказана им же (6) (см. этнонимы Теле//Телес).

Этноним Таз как название родо-племенного подразделения башкирского племени Юрматы на территории исторического Башкортостана фиксируется в дер. Айыусы, Азнай, как название родового подразделения племени Borjan 'Бурзян' в дер. Утэкэй (другое название Борзен), как название родового подразделения Бушман-Суун кыпчакского рода племени кыпчак в дер. Йомагужа, как название родового подразделения рода — Кара (Карый)-Кыпсак) племени Кыпсак в дер. 'Кыпсак-Аскар, как название родового подразделения племени Ай в дер. Султай, то же рода Каратаулы племени Ай в дер. Казырбаk, Иске Kаратаулы; то же рода Карт алтаузар в дер. Эбдрэшит (7).

_______________________________________

BORJAN 'БОРЗЕН'. По историческим и этнографическим данным среди башкирских племен одним из древних и многочисленных было племя Borjan 'Бурзян'. В литературе и в переводах с арабо-персидских текстов встречаются следующие формы написания данного этнонима: Бурзян, Бурджан, Бурджана, Борджан, Бурьян, аль-Буржан.

В трудах восточных средневековых авторов, а также башкирских и татарских дореволюционных ученых содержится немало сведений об этом племени. В частности, по исследованиям В. Г. Крюкова, и сочинениях арабских географов и историков IX—X вв. (ал-Хваризми, ал-Фаргани, Ибн-Русте, Ибн ал-Факих, ал-Йа'куби, ал-Масуди и др.) в перечислении народов, населивших Европу, встречается этноним Бурджан.

У ал-Хваризми названием Бурджан обозначается страна, которая соответствует Сарматии у Птолемея (8). Исходя из этого можно утверждать, что территория Бурьян связана с Восточной Европой. М. Уметбаев приводит легенду об Акташе — царе башкир, согласно которой бурзяне существовали как самостоятельная этническая группа еще во времена Александра Македонского (IV в. до н. э. — М. У.). Об этом он пишет так: «Искандер шел от Хатая (Китая) к уйгурам, которые были сородичами башкир. От них (от уйгур) он направился в Туркестан, оттуда — в Хаверстан, оттуда — к Алан Бурджанам» (9).

Ибн Кутайба причисляет бурджан к числу потомков Иафета — родоначальника северных народов (10). Историк Хишам Ибн ал-Калби (VIII — начало IX в.) перечисляет следующие пароды «из числа сыновей Яфета»: Юнан (Ант - прим. Урал. Б.), Саклаб, Абдар (т. е. болгары), Бурджан, Бурджас (Осетины- прим. Урал Б.) и Фарс» ().

В сочинениях Ахбар аз-Заман замечено, что бурджане совершали набеги па славян, хазар, тюрков, но главный объект их нападений — земля ар-Рум (Византия). Автор данного сообщения о бурджанах указывает размеры их страны: 20 дней пути к глубину и 30 дней пути в ширину. Это описание по исследованиям В. Г. Крюкова соответствует Дунайской Болгари (11). По Ибн Хордадбеху, страна бурджанов расположена на север от Македонии, провинции ар-Рум (Византии), а в другом месте он же пишет, что бурджане, также, как славяне и авары, находятся па севере от ал-Андалуса (12).

В некоторых источниках термин бурджан применяется для обозначения народа, обитающего в Западной Европе. Так, Харун ибн Иахйа (начало X в.) в своей записке, приведенной у Ибн Русте, говорит об ал-Ифрапджа (страна франков), граничащей с ал-Бурджан до Бартанийи (Британии).

В начале XIII в. Якут на основе данных, почерпнутых из какого-то более раннего, не дошедшего до пас источника, писал, что среди стран Хазарии находилась «область Бурджан». В данном случае по предположению Т. Левицкого речь может идти о Великой (Кубанской) Болгарии ().

М. Мекки приводит из записей аль Омари выдержку о «Борджанах»: «...жители ее (этой страны) — множество борджан, живущих па севере. Об их жизни не имеется сведений из-за отдаленности их страны» (13).

По мнению В. Г. Крюкова, название Бурджан в сочинениях арабских авторов IX—X вв. должно быть признано прежде всего обозначением праболгарского племенного объединения раннего времени не позднее середины IX века. Впоследствии термин Булгар (Бургар) как обозначение дунайских болгар вытеснил этноним Бурджан (14). С данным выводом перекликаются мнения М. И. Артамонова, А. Б. Булатова.

Как известно, египетский султан Бейбарс (бывший мамлюк-раб) происходил из рода «Бордж углы», что легко ассоциируется с «Борджаном». М. И. Артамонов, говоря о народе «баслы», который в армянских источниках неоднократно фигурирует вместе с хазарами, отождествляет их с «барсилами» и полагает, что они (барсилы) совпадают с подразделениями болгар (15). А по мнению А. Б. Булатова, «барсилы» или «барсула» — это те же «Борджане» (Бордж углы) (16).

У ал-Масуди в Китаб ат-танбих встречаем сообщение, что ал-Булгар — «один из видов ассакалиба (славян)» — вместе с русами, армянами и печенегами используются Византией для борьбы против ее врагов, в том числе Бурджан. По всей вероятности, сообщает В. Г. Крюков, здесь термином Бурджан ал-Масуди обозначает венгров середины X в., с которыми в это время воевали византийцы (17).

Немало интересного можно почерпнуть и из высказываний Х.Г. Габяши. В частности, он говорит о разделении племени угро-булгаро-башкирдо-мишаро-мажар на две группы: южную и восточную. Одна группа угыр-баш или угыр-башкорт расселилась по южным отрогам Уральских гор и по р. Яик. А другая большая группа башкир под названием Буржан передвинулась дальше на юг и дошла до Хорезма. Оставшаяся часть бурзянцев живет па своих старых местах, в современной Оренбургской губернии (18).

Особое внимание заслуживают высказывания Л. П. Толстова и Дж. Г. Киекбаева. Как пишет Л. П. Толстов, в начале I тысячелетия Хорезмийское государство, утратив свои позиции па юге, развивает активную деятельность на северо-западе, в частности, подчинил себе прежде независимые племена, распространяя свое влияние вплоть до Приуралья и обложил данью все это население, откуда от племен Ян (ян) в Кангюй поступала пушнина (19).

Все это дало возможность Дж. Г. Киекбаеву связывать племена Ян с племенами Бурзян (Буръян, Борзен) и Тамьян (20).

По сообщениям древних арабских авторов Бурзянское племя башкир еще в V в. обитало в районе современного Мангышлака (21). На существование города Бурджан в низовьях Волги указывает Якут аль Хамави (XIII в.) (22).

Таким образом, по историческим и этнографическим данным восточных средневековых авторов можно проследить местопребывание бурзян.

Вопросы этнической истории и расселения башкирских племен и родов подробно рассмотрены профессором Р. Г. Кузеевым. В частности, он отмечает, что бурджанские группы, смешавшиеся с огузамн и кыпчаками, в эпоху позднего средневековья приняли участие в формировании тюркских народов Причерноморья и Крыма. Им же определены места их обитания. По его мнению, расселение бурзян в XVII—XIX вв. отличается от сложившихся в историко-этнографической литературе представлений.

Каждое башкирское племя имело свои, принадлежащие только им различительные условные знаки: у Бурзян — дерево (агас) Имэн 'Дуб', птица (кош) — Козгон ‘Ворон’ (по другим источникам — Боркот 'Орёл'), клич (оран) — Актуган, знак (тамга) — Ягалбай 'Дербник'.

_________________________________

TELE//TELES ‘ТЕЛЕ//ТЕЛЕС’. По данным ряда исследователей, племя Теле легло в основу существующих ныне тюркских народностей (23). Как сообщают китайские письменные источники, уже в первой половине I тысячелетия нашей эры под названием Теле была известна целая группа племен кочевников-скотоводов, обитавших преимущественно в восточной части Центральной Азии. Различные племена под названием теле жили между Аральским и Каспийским морями (24). В частности в одной из генеалогических историй предков Суй ведется речь о племенах Средней Азии и в ней говорится о проживании в Западном Туркестане до Хазарского моря тюркского племени Ба-шу-ки-ли, которое является одним из ответвлений тюркского племени Теле. Там же говорится, что Теле является прямым потомком Ниуйнг-ну (т. е. гунны — М. У.). Племя Ба-шу-ки-ли, по мнению китайского ученого Чанг, означает ‘Башkорт’ (25). Ахмет-заки Валиди Туган древнетюркский этноним Теле фиксирует как Тие-ле и отмечает, что по-турецки племя Тие-ле звучит как Телес или Телес (26).

Как пишет Н. А. Аристов, древние племена теле и турк-тукю после падения владычества их в Монголии разбились на мелкие части, вошедшие преимущественно в состав союзов или племен кирейского, найманского и аргынского (от этнонима аргын: имя Аргынбай, фамилия Аргынбаев в Баймакском районе РБ — М. У.), а также лесных народов и племен между Байкалом и Иртышом. Остатками турков-тукю являются телесы в Алтае, а остатками теле — телеуты (27). В своих исследованиях Р. Г. Кузеев отмечает, что башкирские и казахские этнонимы Телеу восходят к телеутам и доказывает тождественность этнонимов Телеут и Телеу (28).

Из тождественности данных этнонимов Телеу и Телеут можно констатировать, что этноним Телеу, зафиксированный в составе топонимов Сакмарского бассейна, восходит к этнониму теле. Л. П. Потапов также считает, что основные тюркоязычные родо-племенные группы телеуты, теленгиты и телесы сохранили в своем названии древний этноним Теле (29). Древний тюркоязычный этноним Теле в форме Телеу зафиксирован у башкир, Тели — у каракалпаков, Телеу у казахов, узбеков, Телев — у киргизов, Теле — среди ногайцев (30).

Н. А. Аристов, В. В. Востров и М. С. Муканов считают предками казахов-теляу тюрков племени Теле (31). С башкирским этнонимом Телеу, восходящим к Теле, в Сакмарском бассейне фиксируется топоним Тилэулэр •кыуышы букв, 'местность, где кочевал род тиляу', другое название — Тилэулэр хады 'болото тиляуцев'.(32)

Таким образом, на территории исторического Башкортостана, в том числе и в Сакмарском бассейне, проживали раннесредневековые тюркские племена Теле. Об их пребывании на данном регионе свидетельствуют названия гидрообъектов hакмар-Теле, Барака-Теле, Телегэзэ, Тилэк и др. в которых запечатлен древний этноним Теле. (33)

Древний этноним Теле зафиксирован и в топонимии других территорий: гидроним Тели в Монголии, система гор Деле и Теле-Коль в Казахстане (34), в форме Дели отмечается в четырех ойконимах Деллер и орониме Дели-лер в Азербайджане. В XIX в. в Азербайджане было девять топонимов Делиляр (35).
_____________________________________________


Библиография

1. Киекбаев Дж. Г. Вопросы башкирской топонимики, С. 233; Соколов И.И. Территория Башкирии и её население в свете историков древности. С. 42-44, 98.

2. Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племён и народностей и сведения об их численности, С. 379, 384.

3. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. Наука, 1974, С. 355.

4. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев, С. 186.

5. Кузеев Р.Г. Этнический состав башкир в XVII-XIX вв., С. 6, 10, 32, 67, 74, 84, 87, 89.

6. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 5.

7. Умитбаев М. Ядкар. Казань, 1897, С.40.

8. Гаркави А.Я. Сказания восточных писателей о русах (прим.:викингах) и славянах (с пол 8в. до 10 в.) - Л., 1870, С. 15.

9. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 7.

10. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 6.

11. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 5.

12. Мекки М. (ар-Рамзи) Тальфик аль ахбар. Оренбург, 1908, С. 231.

13. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 8.

14. Артамонов М.И. История хазар. М., 1962, С. 234-235.

15. Булатов А.Б. Восточные средневековые авторы о башкирах//Археология и этнография Башкирии. Т. IV, Уфа, 1971, С. 323.

16. Крюков В.Г. Этноним "бурджан" у арабских авторов 9-10 вв.//Тезисы конференции аспирантов и молодых научных сотрудников. Т.1, М., 1981, С. 8.

17. Габяши Х.Г. Мофассал тарих кауме торки (История тюркских племён). Уфа, 1909, С. 109-110.

18. Толстов Л.П. Древний Хорезм. М., 1948. С. 25-26.

19. Киекбаев Дж. Г. Вопросы башкирской топонимики, С. 232-233.

20. Кудашев А.Г. Башкирские и татарские дореволюционные деятели культуры о древних башкирах//Археология и этнография Башкирии. Т. IV, Уфа, 1971, С. 321.

21. Булатов А.Б. Восточные средневековые авторы о башкирах//Археология и этнография Башкирии. Т. IV, Уфа, 1971, С. 324.

22. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. Наука, 1974, С. 512, 514.

23. Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племён и народностей и сведения об их численности, С. 445; Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев, С. 147.

24. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев, С. 147, 149, 150-151; Заки Валиди Тоган. Башкорттарзэн тарихи, С. 6.

25. Заки Валиди Тоган. Башкорттарзэн тарихи, С. 5-6.

26. Заки Валиди Тоган. Башкорттарзэн тарихи, С. 6.

27. Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племён и народностей и сведения об их численности, С. 446.

28. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. Наука, 1974, С. 226.

29. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев, С. 45.

30. Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков, С. 228; Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. Наука, 1974, С. 266; Султанов Т.И. Кочевые племена Приаралья в XV-XVII вв.

31. Востров В.В., Муканов М.С. родоплеменной состав и расселение казахов. Алма-Ата, 1968, С. 106; Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племён и народностей и сведения об их численности, С. 294, 297, 298.

32. ЦГАДА, Ф. 1356, оп. 1, д. 3549.

33. Словарь топонимов Башкирской АССР, С. 142.

34. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев, С. 157

35. Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана, С. 37

1 | 2 | 3 | 4
башкирия

Минхылыу Усманова. ЭТНОНИМЫ САК, КЫПСАК


1 | 2 | 3 | 4

См. Усманова Минхылыу Губайтовна. Имя отчей земли. Уфа, Китап, 1994
SAQ ‘САК’. По мнению ученых, под словом скифы подразумевались различные группировки кочевых племен, обитавших на обширной территории в VII—II вв. до п. э. Античные н древнеперсидские источники (Плиний, VI, 50; Геродот, VII, 64) сообщают, что персы всех скифов зовут саками (1).

В научной литературе о происхождении скифо-сарматских племен и их языковой принадлежности существуют противоречивые мнения. С одной стороны, большинство ученых скифов и саков античных источников считают ираноязычными и помещают их на огромном пространстве — от Китая до Венгрии (2).Р. Г. Кузеев также отмечает, что в эпоху железа степные и лесостепные районы Южного Башкортостана занимали ираноязычные сарматские племена (3).

В литературе зафиксированы этнические названия саков по месту их расположения: саки заморские, среднеазиатские «саки, которые за Согдом» и др. (4). Таким образом, группой исследователей сакские племена размещаются и там, где проживали только тюркоязычные племена. Южный Тяныиань, Фергана, Памир, Сырдарья, Среднеазиатское междуречье, Хорезм, Мургаб и др.

С другой стороны, группой ученых доказана несостоятельность мнения об исключительной ираноязычности скифских племен. По их исследованиям не все скифы-сарматы были ираноязычными, среди них были и тюркизированные скифы.

В частности, с различной степенью аргументации в литературе сейчас поставлен вопрос о пребывании на Южном Урале и V--VIII вв. ираноязычных и тюркоязычных сарматов-аланов (5). Данной точки зрения придерживается С. Л. Волин, считающий ираноязычными только восточную группа саков (6). По мнению П. Л. Аристова, Д. Айтмуратова, М. 3. Закиева, Г. Гейбуллаева, А. Лызлова, В. В. Латышева, Э. П. Эйхвальда, Ф. Бруцкус, П. И. Каралькина, И. М. Мизиева, Ф. Г. Гариповой и других ученых, часть скифских племен была и тюркоязычной (7). В работах данных авторов приведены убедительные данные об их тюркоязычности. В частности, этимология этнонима сак 'sак' и язык его носителей хорошо освещен Д. Айтмуратовым. Опираясь на исторические данные, он считает, что по крайней мере преобладающая часть саков была тюркоязычной. Территория расселения скифских племён — Алтай, Казахстан, Южный Урал, Монголия, Причерноморье, Кавказ, Дунай. Данное явление дало полное право утверждать Д. Айтмуратову о том, что история саков так или иначе связана с территориями юго-восточного Приаралья, Семиречья, с подножиями Тянь-Шаня и даже с Алтаем. Поэтому трудно представить, чтобы саки были ираноязычным народом, и что ...территория, на которой обитали античные скифы, в основном, полностью совпадает с территорией, занимаемой древними тюрками (8).

С. И. Руденко кочевые племена Южного Урала савромато-сарматского времени считал тюркоязычными (9). Арриан (II в. п. э.), описавший походы Александра Македонского на основании имеющихся официальных письменных данных дневников, среди народов Средней Азии упоминает и саков (10).

Заслуживает особого внимания исследование башкирского ученого-тюрколога, профессора Дж. Г. Киекбаева об образовании еще до нашей эры на Южном Урале зонального тюркского языка-основы (11) (разрядка наша —М. У.). С. П. Малов, учитывая наличие реликтовых явлений в башкирском языке, не сохранившихся в других тюркских языках, полагал, что башкирский язык рано (не позднее V в. до и. э.) оторвался от основы языка и составлял самостоятельную башкиро-мишарскую группу. Территориально данная группа находилась в Восточной Европе (12).

Общность территорий скифских племен подтверждается и археологическими, и антропологическими данными. В частности, по имеющимся мужским палеоантропологическнм материалам формирование на Южном Урале антропологического типа тюркоязычпых башкир, как считает Р. Юсупов, — можно предварительно датировать I тыс. н. э. (13). По исследованиям Тот Т. А. и Фирштейн Б. В., сарматы Нижнего Поволжья и Приуралья антропологически ближе к синхронному населению Предгорного Алтая. Несомненно, и сходство сарматов с усунями Семиречья и Тянь-шаня, в формировании сарматов принимали участие племена эпохи бронзы Поволжья, Казахстана, Алтая (14).

Что же касается Горного Алтая, по справедливому замечанию Г. А. Гейбуллаева, то он без всякого сомнения, был колыбелью древнетюркских племен и отмечаемая общность в элементах захоронения и комплексе вещей Причерноморья, Приуралья, Казахстана, Алтая и Южной Сибири свидетельствует как раз о тюркоязычности скифов и саков (15). Были найдены близкие аналоги (по расположению костяков в могиле, предметы украшений в одинаковой форме и т. п.) и в позднесарматское время (II—IV вв. н. э) на широкой территории — в Крыму, Казахстане, Прикамье, в Башкортостане, на Северном Кавказе (16).

Неоценимым источником, доказывающим тюркоязычность сакских племен, является ономастический материал, имеющий свои аналоги на тех территориях с тюркоязычным населением, где в седой древности обитали скифы. Одним из таких материалов является этноним sak 'сак'. Как было уже сказано выше, этимология этнонима sak хорошо освещена Д. Айтмуратовым в его книге «Тюркские этнонимы: каракалпак, черные клобуки, черкес, башкурт, кыргыз, уйгур, тюрк, печенег, сак, массагет, скиф» (17). Этноним sak 'сак', имеющий вариант шак (18), широко распространен у тюркоязычных народов: шага -у казахов, саке, сака у киргизов, шаклар у туркмен (19), шакай — у узбеков (20). Данный этноним в форме саха является самоназванием одного из тюркских народов - якутов.

Как сообщает Н.А. Аристов, древнее тюркское племя, главная масса которого некогда занимала Западный Тяньшань под названием сака или са, се, закончила свое существование в Индии, оставив о себе следы в Западном Тянь-шане в виде кара-киргизского поколения саяк и на Енисее в виде сагай.

Чага — название родовой подгруппы племени солты кыргызов (21). По мнению Е. Койчубаева шага восходит к имени родовой группы тюрков (22).

В китайских источниках саки назывались sai (23). H. А. Аристов в своих исследованиях фиксирует написание древне-тюркского этнонима sak 'сак' в виде са, се (сэ) (24). Отсюда можно утверждать, что этноним сак является образованным от са и этнонимообразующего компонента — показателя множественности — к.

В период родового строя названия географическим объектам давались обычно по их принадлежности к определенным этническим группам, племенным объединениям, отдельному роду или племени. Исходя из сказанного, считаем, что река Сакмар (правый приток р. Урал) состоит из этнонима sak и топоформанта mar 'река' и содержит значение 'река саков'. Сравните, Казан 'река племени каз' (25). Факт наименования территории, занимаемой конкретным этносом по его названию, фиксируется и в исторических документах. В частности, территория обитания саков выясняется из сочинения Страбона: «...в Закавказье появились саки (в I в. до н. э. и I в. н. э.), они «завладели в Армении наилучшей землей, которой оставили от своего имени и название Сакасена» (26).

По нашему мнению, гидронимы Самара — бассейн р. Волга и бассейн р. Днепр, хутор Самарский — в Сакмарском бассейне, р. Самарга — в Приморском крае, населенные пункты Самарканд, Самара (Куйбышев), р. Самур в Дагестане также образованы от наиболее древней формы этнонима sak, sa. Наше утверждение, что гидронимы Самара, Сакмар возникли от этнонима са, сак станет еще убедительней, если учесть, что в исторических документах фиксируются следующие данные: река Самара (Сахмара) (27). По мнению Ф. Гариповой, гидроним Сакмар первоначально мог звучать в форме Сагымар (28).

В бассейне р. Сакмар с этнонимом sak отмечен еще один гидроним Куrсак-елга* — бывш пр. Малого Ика (образован от коми kurya 'старица'— sak (этноним): ср. фин. kurki 'горло, устье' (29) и ороним Сакаман 'гора саков'.

Гидроним Kursak есть и в Демском бассейне Башкортостана: Куrсак — пр. Демы. Кроме того географические названия с этнонимом sak фиксируются в Башкортостане близ города Стерлитамака — гора Шэкетау (вариант Шах-ray) (30), в Ишимбайском районе Башкортостана, в Татарстане — Шаки, в Азербайджане — Шеки, Сакасен (31), в Крымской области Саки, в Пермской области — Шак-ва (32), в Армении — Шаки, на северо-западе Семиречья — Шага, на западе Чимкентской области — урочище и аул Шага (33), а также в географических названиях Сага, упоминаемого Марцелланом (34) и Саг-Даре на месте позднейшего Чирик-Рабата (35). В этот же ряд относятся и названия населенных пунктов: дер. Сакмар в Баймакском районе Республики Башкортостан, пос. Сакмар в Венгерской Республике, дер. Сакмары в Кунгуровском уезде Пермской губернии(36). Также полагаем, что древнетюркский этноним sak фиксируется и в составе этнонима kypsak 'кыпчак', известного еще с III—II в. до н. э., а башкирские фамилии Сакаев, Сакин, Шакибаев, Шагеев и женское имя Сэкинэ 'Сакина' образованы от данного этнонима.

На «Самой старой турецкой карте мира» близ Каспийского моря помещены города Булгар и Сувар, где Сувар Махмудом Кашгарским отождествлен с городом Сахсин (37). Вестберг доказывает, что Итиль и Саксин одно и то же(38). В Восточном Закавказье фиксируется топоним Сакыш и данное географическое название имеется и в древнетюркских надписях (39). Считаем необходимым привести и следующие данные. В частности, С. Я. Байчорову наличие в Дигории и Балкарии географических названий на –шки// -шхи и совпадение их форм с протобулгарским эпиграфическим памятником из Преслава дали основание считать, что до прихода ираноязычных племен в Дигории обитал тюркоязычный народ (40). В исследованиях также упомянуто, что племена, обитавшие до I в. до и. э. в Восточной Европе, неоднократно прорывались через Кавказ в страны Ближнего Востока, следствием пребывания там являются древнетюркские элементы в географических названиях Кавказской Албании (Сакыш, р. Иори — ее тюркское название Гавырлы, территория Кара язы — древнетюркское язы 'равнина' (41). Интересно привести и следующие данные: Азовское море называлось у римлян Меотическим озером или болотом, а также Скифскими или Сарматскими прудами, у скифов — Каргалук (42).

Таким образом, данные ономастики и смежных дисциплин дают основание утверждать, что тюркский этнос является аборигенным в Восточной Европе, в том числе и на Южном Урале, находящемся на стыке Европы с Азией, а саки — тюркоязычное племя скифского периода, является предками древних башкир, одним из компонентов, вошедших в состав башкир в ходе их этногенеза.

К данной группе географических названий, созданных на базе известных с раннесредневекового периода этнонимов, относятся и топонимы, возникшие от названий древних башкирских племён, как Borjan ’Бурзян’, Kypsak ’Kыпсак’, Usergan ’Yсерган’.

____________________________________________

КI'PSAQ 'КЫПСАК'. Немаловажную роль в этногенезе башкир и в создании этнотопонимической картины исторического Башкортостана сыграли Кыпсаки 'Кыпчаки'.

Этноним Кыпсак и кыпчакское общество были известны с давних пор. Они занимали огромную территорию и кочевали в заволжских и приуральских степях вплоть до Иртыша. Половцы — так называли их русские современники в XI—XIII вв. Византийцы, а за ними и вся Западная Европа именовали этот народ команами. Китайцы транскрибировали слово Кыпчак иероглифами: «Цинь--ча», «Кюе-ше». Они знали Цинь-ча в III—II вв. до и. э., а византийцы и Русь столкнулись с ними спустя 1300 лет — в XI-—XII вв.(43).

Автор книги «Половцы» С. Л. Плетнева отмечает, что общей тенденцией кыпчакского общества вплоть до монгольского нашествия в начале XIII в. была тенденция развития (подъема): из небольшого племени, мимоходом упомянутого в китайской хронике. Кипчаки к началу второго тысячелетия превратились в сильное, дееспособное и многочисленное этнообразование, с политическим влиянием и военным потенциалом которого приходилось считаться не только дряхлеющей Византии, по и могущественной Руси(44). Они в качестве политической силы выступили в XII в. и в первые десятилетия XIII в. на обширном степном пространстве от Алтая до Крыма и Дуная (45). Башкирский ученый Р. Г. Кузеев пишет, что решающую роль в формировании башкирского этноса играли два этапа тюркской миграции: древнебашкирский в VIII—IX вв., и кыпчакский в XIII—XIV вв (46). Однако известно, что они (или часть их) находились еще среди гуннов (I—IV вв. и. э. — М. У.) и в Западнотюркском каганате (VI-— VII вв.) (47).

Арабские и персидские географы, путешественники и историки IX—-X вв., в разделах сочинений, посвященных народам, обитавшим в далеких от Халифата восточноевропейских и азиатских степях, постоянно упоминают народ и страну кимаки.

Первым в списке тюркских племен назвал кимаков и отделившихся от них кыпчаков знаменитый арабский географ — Ибн Хордадбех (вторая половина IX в.), пользовавшийся при составлении своего труда более ранними сочинениями (возможно, даже VIII в.) (48). Н. А. Баскаков писал «Далее в глубь веков кыпчаки вместе с кимаками составляли едва ли не основную массу Западнотюркского и отчасти Восточнотюркского каганата, которые в свою очередь были результатом распада империи Хунну, включавшей различные племена и племенные объединения (49).

Исходя из вышеизложенного можно с полной основой констатировать, что кыпчаки на территории исторического Башкортостана могли проникнуть еще в раннем средневековье вместе с другими тюркскими племенными общностями, в частности, с гуннами. Данное утверждение подкрепляется фактами и других регионов. Кыпчакское племя Тертер южнорусских степей известно в Азербайджане в VII в. 3. М. Буниятов приводит сведения, согласно которым кыпчаки вторглись в Албанию еще VII в., а в грузинском в связи с событиями 456—510 гг. сообщается о кыпчаках в Закавказье (50).

Главенствующее племя кимаков расселилось в основной массе по берегам Иртыша. Кыпчаки, по сведениям Ху-дуд ал-Алам, занимали отдельную территорию, расположенную западнее, пример в юго-восточной части Южного Урала. О гористости кыпчакской земли писали и китайские летописцы — в хронике Юань-ши эти горы названы Юйли-боли, а сами кыпчаки «Цинь-ча» (51)…

Ибн Хаукаль отметил (X век), что кыпчако-кимакские племена кочевали вместе с огузами в степях севернее Аральского моря, а ал-Масуди примерно в то же время писал, что все они кочевали по Эмбе и Уралу. «Между их устьями 10 дней пути; на них расположены зимовки и летние кочевья кимаков и огузов (52). Отдельные орды кимакских племен нередко кочевали на берегах Каспийского моря: в «Шах-наме» это море даже называется Кимакским.(53)

Особое внимание заслуживает «Лугат ит-турк» («Словарь тюркских языков») Махмуда Кашгарского, содержащий не только богатый лингвистический и этнографический материал, но и самую старую турецкую карту мира. На этой карте, составленной в 1077 году н. э., отмечено «Обиталище Кыфджаков (Кыпчаки)» (54).

Восточный писатель — таджик Насири Хусрау в середине XI в. называет приаральские степи уже не гузскими, как это делали его предшественники, а кыпчакскими (55).

Среди этнонимов, касающихся средневекового периода, встречаются каи и шары. Кимаков по-другому также называли kaи, а шары, по мнению всех ученых (башк. hары, hарылар — М. У.), занимавшихся кочевыми объединениями эпохи средневековья, это кыпчаки или половцы, поскольку русское слово «половцы» — («половые») означает светло-желтые (полова — солома, мякина, отвеянная лузга) (56).

Многие исследователи также считают, что половцы были белокурыми и голубоглазыми, некоторые даже связывают их происхождение с «динлинами», обитавшими в степях Южной Сибири в конце I тысячелетия до н. э. — начале I тысячелетия н. э. и бывшими, по сведениям китайских хронистов, блондинами.

Вполне возможно, считает С. А. Плетнева, — конечно, что среди половцев были и отдельные белокурые особи, однако основная масса тюркоязычных с примесью монголоидности (по данным антропологов) кимако-кыпчаков была черноволосой и кареглазой (57).

Много интересного содержит исследование П. А. Аристова. В частности он пишет, что гузы или половцы или команы, куманы были вероятно, подобно печенегам, союзом родов Канглы и кыпчакских, с участием также частей племени Алчин.

Далее он продолжает:, «есть достаточные данные полагать, что, в общих чертах, восточная половина улуса, именовавшаяся Дешти-Кыпчак, т. е. Кыпчакская степь, была наполнена, кроме небольшого количества найманов и аргынов, многочисленными кыпчакскими родами, а также родами племени Алчин, степи западной половины улуса от Урала до Дуная служили для кочевок остатков половцев и предшествующих им тюркских племен, объединившихся с частию кыпчаков под общим названием ногаев» (58) (в Баймакском районе Башкортостана встречаются фамилии Аргынбаев, Алсынбаев, имена Аргынбай, Алсынбай, образованные от этнонимов алсын и аргын — М. У.).

Территория проживания древнебашкирских племен на территории исторического Башкортостана исследована Р. Г. Кузеевым. Он пишет, что в XVII—XIX вв. кыпчаки компактно и небольшими группами жили на огромной территории от верховья реки Белой па севере до нижн. течения Сакмары на юге. На западе и юго-западе кыпчакские аулы были разбросаны в долине рек Дема, Большой и Малый Уран, Иргиз, Камелик (59). По сведениям информатора из Баймакского района Сафиуллы Исянова, территория, занимаемая кыпчаками, имела форму полумесяца.

Одним из показателей проживания кыпчакского племени являются географические названия с этнонимом Кыпсак 'Кыпчак'. Немало населенных пунктов с представителями указанного племени расположены на территории исторического Башкортостана.


Библиография

1. Литвинский Б.А. Древние кочевники "крыши мира". М., Наука, 1972, С. 157

2. Ельницкий Л.А. Скифия евразийский степей Новосибирск, 1977, С. 15; Гранатовский Э.А. Ранняя история иранских племён Передней Азии. М., 1970, С. 3; Стеблин-Каменский И.М. Флора Иранской прародины//Этимология, 1972. М., 1974, С. 138

3. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М. Наука, 1974, С. 376

4. Литвинский Б.А. Древние кочевники «крыши мира», С. 159-161

5. Мажитов Н.А. Южный Урал в VII-XIV вв. М., Наука, 1977, С. 175

6. Волин С.Л. К истории древнего Хорезма//Вестник древней истории. № 1, (14). М., 1941, С. 133-135

7. Аристов Н.А. Заметки о составе этнических племён и народностей и сведенья об их численности, С. 400; Аймуратов Д. Тюркские этнонимы: каракалпак, чёрные клобуки, черкес, башкурт, кыргыз, уйгур, тюрк, печенег, сак, массагет, скиф. Нукус, 1986, С. 173; Закиев М.З. Об изучении древних тюрков и их языков//Тюркское языкознание: Материалы III Всесоюзной тюркологической конференции. Ташкент, 1985; Гейбулаев Г.А. Топонимия Азербайджана, С. 24; Лызлов А. Скифская история написана и сложена лета 1692. М., 1787; Эйхвальд Э.Н. О древнейших обиталищах племён (славянских, турецких, монгольских) в южной России по Геродоту//Библиотека для чтения СПб., 1838, Кн. 27, отд. 3; Бруцкус Ф. Варяги и колбяки//Сборник статей по археологии и латиноведению. Прага, 1935; Каралькин П.И. О древнейшем способе доения скота//Этнография народов Алтая и Западной Сибири. Новосибирск, 1878; Мизиев И.М. Шаги к истокам этнической истории Центрального Кавказа. Нальчик, 1986; Гарипова Ф.Г. Исследования по гидронимики Татарстана. М., Наука, 1991.

8. Аймуратов Д. Тюркские этнонимы: каракалпак, чёрные клобуки, черкес, башкурт, кыргыз, уйгур, тюрк, печенег, сак, массагет, скиф. Нукус, 1986, с. 190-191.

9. Руденко С.И. Башкиры… М., Наука.

10. Тревер К.В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. IV в. до н.э.-VII в. н.э. М.-Л., Наука, 1959, с. 52.

11. Киекбаев Дж. Г. Некоторые вопросы изучения башкирских и татарских диалектов. С. 8-19.

12. Малов С.Е. Древние и новые тюркские языки

13. Юсупов Р.М. Историческая антропология Южного Урала и формирование расового типа башкир. Предпринт доклада. Уфа, 1991, С. 26-29.

14. Тот Т.А., Фирштейн Б.В. Антропологические данные к вопросу о великом переселении народов. Авары и сарматы. М., 1970, С. 147.

15. Гейбуллаев Г.А. Г.А. Топонимия Азербайджана. С. 25-26.

16. Пшеничнюк А.Х., Рязанов М.Ш. Темясовские курганы позднесарматского времени на юго-востоке Башкирии//Древности Южного Урала. Уфа, 1976, С. 144-148.

17. Аймуратов Д. Тюркские этнонимы: каракалпак, чёрные клобуки, черкес, башкурт, кыргыз, уйгур, тюрк, печенег, сак, массагет, скиф. Нукус, 1986, С. 234.

18. Аймуратов Д. Тюркские этнонимы: каракалпак, чёрные клобуки, черкес, башкурт, кыргыз, уйгур, тюрк, печенег, сак, массагет, скиф. Нукус, 1986, С. 171; Всемирная история в десяти томах. Т. II, С. 883.

19. Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана, С. 27.

20. Кармышева Б.Х. Очерки этнической истории Южных районов Таджикистана и Узбекистана. М., Наука, 1976, С. 100.

21. Аристов Н.А. Заметки о составе этнических племён и народностей и сведенья об их численности, С. 446

22. Аристов Н.А. Заметки о составе этнических племён и народностей и сведенья об их численности, С. 446.

23. Саттаров Г.Ф. Происхождение названия Казань. С. 165

24. Алиев К.Г. К вопросу о племенах Кавказской Албании. М., Наука, 1964, С. 2.

25. Материалы по истории Башкирской АССР. Т. I., Ч. 1, Вып. 7, М.-Л., 1936, С. 125, 173, 262, 327, 335.

26. Гарипова Г.Ф. Исследования по гидронимии Татарстана, С. 108

27. Кобычев В.П. Финноугорские и древнетюркские гидронимы и топонимы на Кавказе//Всесоюзная сессия по итогам полевых, этнографических и антропологических исследований 1978-1979 гг. Тезисы. уфа, 1980, С. 71.

28. Шакуров Р.З. Er yozonde dyurtou genye//Bashqortostan kyzy, № 3, 1989, C. 17/

29. Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана, С. 27

30. Малый Атлас СССР, С. 45, 46.

31. Койчубаев Е. Краткий толковый словарь топонимов Казахстана, С. 247.

32. Григорьев В.В. скифском народе сакакх. СПб, 1871, С. 39.

33. Толстов С.П. Приаральские скифы и Хорезм//Советская этнография, 1961. № 4, С. 122.

34. Список населённых мест Пермской губернии. Кунгуровский уезд. Пермь, 1909.

35. Умняков И. Самая страя турецкая карта мира, С. 115; Бартольд В.В. Место Прикаспийских областей в истории мусульманского мира, С. 60.

38. Бартольд В.В. Место Прикаспийских областей в истории мусульманского мира, С. 60.

39. Бартольд В.В. Место Прикаспийских областей в истории мусульманского мира, С. 60

40. Байчоров С.Ч. Протобулгарский субстрат в топонимике Балкарии и Дигории//Тюркское языкознание. Ташкент, Фан, 1985, С. 371.

41. Алиев К.Г. К вопросу о племенах Кавказской Албании. М. Наука, 1964, С. 7; Малов С.Е. Памятники древнетюркской письменности в Монголии и Киргизии. М.-Л., 1959, С. 35, 40, 102.

42. Трубе Л.Л. Топонимия в «Географическом словаре» П.П. Семёнова//Прикладная топонимика. М., 1983, С. 73-82.

43. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 3.

44. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 3.

45. Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев. Л., Наука, 1969, С. 170-171.

46. Кузеев Р.Г. Историческая этнография башкирского народа. Уфа, 1978, С. 197.

47. Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков. М., 1969, С. 83; Шаниязов К.Ш. К этнической истории узбекского народа. Ташкент, 1974, С. 42-43.

48. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 26.

49. Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков. М., 1969, С. 83.

50. Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана. Баку, Элм, 1986, С. 47.

51. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 28.

52. Кумеков Б.Е. государство кимаков IX-X вв. по арабским источникам. Алма-Ата, 1972, С. 63.

53. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 28.

54. Умняков И. Самая старая турецкая карта мира//Труды Самаркандского пед. инст.-та им. А.М. Горького, 1940, С. 131.

55. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 28.

56.Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 35.

57. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 35-36.

58. Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племён и народнойстей и сведения об их численности//Живая старина. СПб., 1896, Вып. III-IV, год 6-й, С. 312-313.

59. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа, С. 116

1 | 2 | 3 | 4
башкирия

Мошкало В.В. ОБ ИРАНЦАХ-БАШКАРДИ. Минхылыу Усманова. О БАШКИРАХ. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ЮЖНОГО УРАЛА


1 | 2 | 3 | 4

См. "Языки мира": Иранские языки. ч. 1. Юго-Западные языки и диалекты. Москва, 1997. Отв. редактор В.Ф. Расторгуева.

Материалы о народе башкарди предоставлены Алиевым Акпером Алиназаровичем
1. Группа диалектов башкарди/бешагерди (baskardi/basakerdi) впервые была упомянута в книге Е.А. Флоера «Неисследованный Балучистан» (см. литературу); однако большая часть лингвистических материалов по этой группе диалектов, собранных им, утеряна В 1956 г. в Башкард совершил поездку И. Гершевич; его материалы полностью не опубликованы, но в ряде работ он их использовал. В данной статье использованы также материалы Г.Моргенстьерне и П.О.Скйарве (диалекта Ормуза и Минаба). 2. Группа диалектов башкарди (Б.д.) распространена в области Башкард (Besakerd), на побережье Персидского залива на юго-востоке Ирана. 3. В целом группа Б.д. неисследована, и даже ориентировочно назвать число говорящих в настоящее время не представляется возможным. Большинство носителей Б.д. знает персидский язык. Для персов же башкардские языки непонятны. Со всех сторон (за исключением севера) Б.Д. окружены белуджским языком, поэтому с большой долей вероятности можно утверждать, что носителей Е.д. в той или иной степени владеют белуджским языком. 4. Группа Б.д. занимает исторически самостоятельную позицию среди юго-западных иранских языков. Это хорошо видно по признакам отражения древнеиранских согласных в башкарди… Литература Floyer F.A. Unexplored Baluchistan. London, 1882.

Gershevitch I. Dialect variations in early Persian/Transactions of the Philological Society London, 1964.

Gershevitch I. Iranian chronological adverbs//Indo-Iranica.Wiesbaden, 1964.

Gershevitch I. Out door terms in Iranian // A locusUsleg. Studies in honour of S. H. Taqizadeh. London, 1962.

Gershevitch I. Philologia Iranica / Selected and ed. By N. Sims-Williiams, Wiesbaden, 1985.

Gershevitch I. Sissoo at Susa//Bulletin of the School of Oriental and African Studies. London, 1957,19.

Gershevitch I. The Sogdian word for advice, and some Muy documents//Central Asiatic Journal, 1962, vol. 7, №1.

Gershevitch I. Travels in Bashkardia // Journal of the Royal Central Asian Society, 1959, vol. 46.

Morgcnstierne G. Balochi miscellanea // Acta Orientalia, 1948, XX.

Morgenstieme G Neu-iranische Sprachen // Handbuch der Oreintalistik von Spaler... Iranistik Abschnitt I. Linguistik. Leiden; Koln, 1958, Bd. 4.

Redard G. Other Iranian Languages // Current Trends in Linguistics. The Hague; Paris, 1970, vol. 6.

Skjarvo P. O. Languages of Southeast Iran: Larestani, Kumzari, Baskardi// Compendium Linguarum Iranicarum. Wiesbaden, 1989.

Skjarvo P. O. Notes on dialects of Mirtab and Honnoz // Norsk Tidsskrift for Sprogvidenskap. Oslo, 1975, №29.

Составитель В.В. Мошкало

_________________________________________

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ЮЖНОГО УРАЛА

Нам кажется, было бы уместно начинать историю края с эпохи бронзы, т.е. с так называемой в исторической науке со Срубной, Андроновской и Абашевской культур. Нелишне было бы отметить о древнейшей мировой цивилизации Синташте и Аркаиме — центров цивилизации Евразийских стенпей — центров металлургии, религии, земледелия и т.д., возраст которых 4-3,5 тыс. лет… По данным истории с VII в. до н. э. — IV в. н. э. по всему Южному Уралу, включая и южные районы центральной и степной части Башкортостана, обитали кочевые скотоводческие племена — скифы и саки, массагеты, савроматы и сарматы, носители величайшей мировой культуры.

В научной литературе существует мнение об обширности и неограниченности территории скифов. Приуральские степи были лишь небольшой частью их кочевой территории. О них прекрасно знали античные и древнеперсидские авторы, В частности, древнеперсидские источники сообщают, что персы всех скифов зовут саками (Милетский, VII, Эратосфен, IV в., Страбон, Тацит I и II в. н. э., Плиний, VI, 50, Геродот, VII, 64) (1). Следует также заметить, что в пауке о происхождении саков, сарматских племен и их этнической принадлежности до сих пор существуют противоречивые мнения.

С одной стороны, большинство ученых скифов и саков античных источников считают ираноязычными и помещают их на огромном пространстве — от Китая до Венгрии (2). Таким образом, они сакские племена размещают и там, где с древнейших времен компактно проживали только тюркоязычные племена: Южный Тяньшань, Фергана, Памир, Сырдарья, Среднеазиатское междуречье, Хорезм, Мургаб и др.(3). С другой стороны, усилиями дореволюционных и советских ученых доказана необоснованность господствующего мнения об их исключительной ираноязычности. По их утверждениям, часть скифов и сарматов были тюркоязычпыми (4). Ономастический материал Сакмарского бассейна дает подтверждающие второе мнение ученых факты.

Исторические материалы повествуют о появлении в IV в. н. э. на Южном Урале гуннов. Они были тюркоязычными. Гунны овладели землей аланов, которые, судя по археологическим данным, частично занимали территорию Приуралья вплоть до IX в. (5). По исследованиям С. М. Васюткина, в погребальном обряде населения Башкортостана V—VI вв. есть элементы, характерные для тюркских кочевников Восточной Европы и волжских булгар конца 1 тыс. н. э. (6).

Вслед за гуннами в Приуральские степи следовали в VJ в. авары, в VII в. — хазары, в IX—XI вв. — печенеги, в X в. — половцы-кыпчаки, в XIII в. —- монголы.

________________________________________
КРАТКАЯ ИСТОРИЯ КОЛОНИЗАЦИИ БАШКОРТОСТАНА

Усманова Минхылыу Губайтовна. Имя отчей земли. Уфа, Китап, 1994

Башкирское население бассейна реки Сакмар в языковом отношении занимает особое положение. Здесь проживают представители двух опорных диалектов башкирского языка: восточного и южного, в верхнем течении реки Сакмар — носители кызылского говора восточного диалекта, относящиеся к племенам тамьян, бурзян (31), в среднем и нижнем ее течениях — представители ик-сакмарского говора южного диалекта, относящиеся к бурзянскому, кыпчакскому, усерганскому, тангаурскому племенам (32). Языковые особенности этих крупных диалектов башкирского языка нашли свое отражение в топонимии.

В начале XIII в. в регионе Южного Урала появляются монголы. В 1236 г. огромное монголо-татарское войско Батыя пересекло Волго-Уральские степи и двинулось на завоевание Европы. Башкирия и земли, лежащие между Волгой и Уралом, были покорены ими в XIII в. и зависели от ханов Казанского и Астраханского царств. Монголо-татары на Нижней Волге основали новое государство — Золотую Орду. Приуральские степи, в том числе и Сакмарский бассейн, стали частью его территории и находились под властью Золотой Орды более двух веков. Башкиры платили ясак ногайским, казанским и сибирским ханам.

У берегов реки Сакмар были полчища Тимура-завоевателя (Тамерлана), нанесших серьезные поражения хану Золотой Орды Тохтамышу. Здесь же проходили бои за: народную волю повстанцев Емельяна Пугачева и башкирского батыра Салавата Юлаева.

Богатые природные условия Сакмарского бассейна манили кочевые племена, в том числе и южных соседей — казахов Младшего казахского жуза, чьи кочевья достигали летом Южного Урала.

Наиболее поздними жителями Южного Урала являются чуваши, мордва, мари, татары, славяне (украинцы, русские), появление которых в бассейне реки Сакмар связано с массовым их притоком в результате проведения Царским правительством политики колонизации башкирского края в XVI—XIX вв. (33). В Башкирию сбежались все те народности, у которых чиновники, монахи отобрали земли или кого обложили тяжелыми повинностями. Некоторых: ссылали сюда в наказание за недоимки, за отказ креститься и т. д. Особенно быстро пошла колонизация башкирского края с 30-х годов XVIII вв., когда правительство с целью закрепления за собой Южного Урала и использования богатства края занялось искусственным заселением Южного Урала.

Вместе со служилыми людьми стали стекаться в привольный башкирский край беглые крестьяне, солдаты, русские всякого сословия, спасающиеся от преследования раскольники. Вновь прибывший сюда народ, был ли это бродяга или беглый крепостной человек, оставался здесь навсегда на избранном месте, возврата им не было. Им отводились башкирские земли, но большею частью русские селились своевольно, насильственным путем, занимая ясашные башкирские земли, чем сильно возбуждали недовольство башкир (34)..

А для построения горных заводов земли покупались у башкир сотнями тысяч десятин за ничтожную плату, рудники отводились даром по существующему тогда закону. Преображенский завод купил 100 тыс. десятин за 300 руб. и несколько фунтов чаю, по такой цене покупались земли и для других заводов (35). Для удержания башкир в покорности и предупреждения их бунта — начали строить на их же земле укрепленные населённые пункты, крепости, редуты. Эти укрепления были расположены друг от друга в 25—30 км. При И. И. Неплюеве (1742—1757 гг.) в Оренбургском крае было 114 укрепленных мест, по он считал, что их еще не достаточно.

Велись и другие формы борьбы против возмущения хозяев отобранных земель — башкир. Приведу к примеру лишь одну из этих мер, описанную генерал-майором И. В. Черновым, при проведении которой непосредственным свидетелем была река Сакмар. «Он (И. И. Неплюев— М. У.) приказал построить на льду р. Сакмары, когда она замерзала, избу; потом выкликивались из собранных по именам башкиры, замеченные в неблагонадежности, для допроса. Как только входил башкир в избу, стоявшие внутри солдаты спускали его в прорубь под лед. Таким образом исчезали с лица земли все входившие и возвращавшихся не было; хотя и было оповещено, что народ собирается для совещания, по по объему избы догадались, что входящие в избу спускаются без всякого шума в воду»56.

Грабеж башкирских земель привел к резкому сокращению основных источников жизнедеятельности башкирского народа — земельных угодий и поголовья скота, что повлекло за собой тяжелые последствия: усилилась смертность от недоедания, свирепствовала болезнь.

И в результате всей этой национально-колониальной политики царского правительства к началу XX в. за сравнительно короткий промежуток времени на территории всего исторического Башкортостана были представлены уже многие народы, что привело к резкому осложнению этнического состава региона. (См. табл. 1. Сведения Оренбургского Статистического Комитета Оренбургской губернии к 1867 г.) ".

1 | 2 | 3 | 4
башкирия

Минхылыу Усманова. СКИФСКИЙ РОД ПАСИРТАЙ — ПЕРВЫЕ УПОМИНАНИЯ О ДРЕВНИХ БАШКИРАХ


1 | 2 | 3 | 4

См. Усманова Минхылыу Губайтовна. Имя отчей земли. Уфа, Китап, 1994

Башкиры являются одними из древних жителей Уральских гор и исторического Башкортостана. В историческом прошлом башкиры занимали довольно обширную территорию по обеим сторонам Уральского хребта, между реками Волгой и Камой. Тоболом и Уралом.

В сочинениях греческих, китайских, арабских, персидских, турецких и других авторов мы находим прямые свидетельства о пребывании башкир на той территории, которую они занимают теперь, т. е. по обеим сторонам Уральского хребта между реками Волгою и Камой, Тоболом, в верхнем и среднем течении Яика (Урала).

И в настоящее время башкиры живут в тех же регионах: основной их состав живет в Башкортостане, а часть представителей народа расселена компактно в Пермской, Екатеринбургской, Саратовской, Куйбышевской, Оренбургской, Челябинской, Курганской областях и Татарстане.

Ещё в XVI—XIX вв. большая часть Оренбургского уезда, весь Орский, Верхнеуральский, Троицкий уезды и часть Челябинского уезда Оренбургской губернии, а также Шадринский, Екатеринбургский, Красноуфимский уезды Пермской и большая часть Уфимской губернии составляли страну, известную под именем Башкирия и заселенную башкирами (1).

На территориях, упомянутых древними авторами, как земля башкирдов, (башкуртов, башкирцев и т. д.), в последующем, известных в мире под именем ‘Cеверные Амуры’, формировалась и становилась башкирская нация. Здесь же впоследствии образовалась национально-территориальная автономия башкир — Башкортостан, т. е. «страна башкир».

Трудно сейчас сказать определённо на каком языке разговаривали древние башкиры. В данном вопросе по истории башкир среди исследователей преобладает мнение, что в этногенезе башкирского народа приняли участие сармато-аланские, финно-угорские и алтайские племена. В связи с этим, особого внимания заслуживает исследование башкирского ученого, профессора Дж. Г. Киекбаева. Так, по его мнению, на Южном Урале еще до н. э. образовался так называемый, зональный тюркский язык-основа (2), С. Е. Малов полагал, что башкирский язык рано (не позднее V века до н. э. оторвался от основы языка и составлял самостоятельную башкиро-кипчако-мишарскую группу. Территориально данная группа находилась в Восточной Европе (3). Это дало возможность Дж. Г. Киекбаеву считать, что до прихода гуннов обитали племена со сложившимся языком.

Далее он пишет: «Этому мы находим подтверждение также у историка древности Геродота, описавшего быт кочевавших племен на западном склоне Рифейских (т. е. Уральских) гор в V в. до н. э. Геродот, между прочим, указывает, что племена будины и аргиппеи пьют кобылье молоко, из него делают сыр, называемый ими иппак, и пьют также кислый сок плодов, который называют асхи. Будины Геродота, очевидно, то же самое слово будун «народ» орхонских надписей; слово иппак напоминает башкирское диалектное слово ипмэк и ипэк 'хлеб', а слово асхи. напоминает башкирское асыhы или асы hыуы, что, с нашей точки зрения, может быть истолковано как «кислая жидкость» (4). Основываясь на исследованиях ученых С. Е. Малова, Дж. Г. Киекбаева, Н. А. Аристова, С. Я. Лурье считает аргиппеев предшественниками современных башкир (5).

Довольно интересными для изучения истории Южного Урала являются и исторические сведения Клавдия Птолемея (II в. н.э.). Так скифские племена, обитающие возле Дона и известные по материалам Птолемея под названием Пасиртай, — известный востоковед А.3. Валид Тоган относит к древним башкирам, обращая в первую очередь внимание исследователей на идентичность этнонимов Башкорт и Пас(к)иртай.

В свою очередь, Птолемей основывался на труде Марин де Тура, написанном в I в. н. э. Основываясь на этих древнесредневековых исторических фактах, 3. Валиди считает, что башкиры еще в I в. н. э. жили на той земле, на которой живут они сейчас, и в то время они занимали области южнее и западнее. Птолемей также указывает, что в Хорасане в области Парт есть Пасакартия (6).

Если сообщение о Пас(к)иртаях в античных источниках известны уже со 2 в. н.э., то первые письменные сведения восточных авторов о башкирах — начинают появляться только примерно с VI-VII вв. И здесь перед исследователями встаёт много неразрешённых вопросов и загадок.

К примеру, почему этноним «башгирд» встречается в гимнах и дастанах Ирана?! Персия, как известно, отделена от Уральских гор многими тысячами километров… И здесь нельзя всё объяснить просто историческим совпадением. Об этом красноречиво свидетельствуют географические названия с этнонимом Башkорт.

Так, к примеру, на Центральном Памире известна местность под названием Башкорт (7), а около Термеза — гора Башкорт тауы (8). На карте России, подготовленной арабским путешественником средневековья Аль-Идриси (9) (в 1654 г. с оттиска карты Исаака Массы), фиксируются пять городов под названием Башкорт:

1. в устье Уфы и Белой; 2. на Каме; 3. на Волге у Саратова; 4. на Дунае; 5. на реке Башкорт в области Хорасан на границе Ирана и Афганистана.

На «Самой старой турецкой карте мира, составленной Махмудом Кашгарским в 1077 году, указана территория с надписью «Степи башкир» (10). Уральские горы в древности назывались и Башкирскими горами(11). В Бухаре есть Башкирские горы (12). Следует отметить, что основоположник города Бухары Кинйэ батыр был башкиром (13).

В «Армянской географии», написанной не ранее последней трети VII в., сообщается, что среди реки Атель (Волги) находится остров, на котором укрывается народ баслов от сильных народов хазар и бутков, приходивших сюда на зимние пастбища и располагающихся на востоке и на западе от реки. Бутками и бушками здесь названы башкиры — баджгурд арабских писателей (14).

В начале IX в., пишет В. Краснов, т. е. когда еще не было русского государства, арабские путешественники, побывавшие на Урале, рассматривали башкир как коренное население Урала. В турецкой истории Кунх-эл-Обхара упоминается, что башкиры тогда имели 70 городов и крепостей (15). По мнению А. Б. Булатова, очевидно, длительное пребывание башкир на территории между реками Волгою и Уралом, дало основание назвать Уральские горы «Башкирскими горами»

По сведениям Саллама ат-Тарджемана, проехавшего по земле башкир (842—845 гг.), левобережье Волги в продолжение 27-дневного пути было заселено башкирскими племенами (16). Другой арабский писатель-путешественник Ибн-Фадлан (922 г.) прибыл в страну народа турок, называемого ал-Башгирд (17).

В трудах Аль-Бальхи, Ибн-Саид, Якут, Ибн-Даста (912 г.), Идриси, Рашид-ад-Дина сообщается о проживании башкир как в степной, так и в горной части Южного Урала и об их тюркоязычности (18).

Другой арабский историк Масуди упоминает о племени под названием Бажгурд, которое в сражении, у Аральского моря, совместно с печенегами и еще с тремя племенами против угузов, карлуков и кимаков потерпело поражение и двинулось в область Хазар Северного Кавказа (19). Западные писатели-историки Плано-Карпини и Рубруквис называют страну, находящуюся между реками Волгою и Уралом, в соседстве с Казанскою Болгарией, именем Pascatir, т. е. Башкирией (20).

Итак, в материалах средневековых авторов фиксируются не только народ под названием Башкорт, но и страна, горы, земли и города башкир с аналогичным названием. Однако тут надо заметить, что в исследованиях современных ученых мало обращается внимание на эти ономастические факты, или они вообще игнорируются.

В исторической науке достаточно хорошо разработана о том, с какого времени следует говорить собственно о башкирах, проживающих на Южном Урале.

В частности, башкирский ученый-историк Б. X. Юлдашбаев в своих исследованиях пишет об автохтонности башкир. Он констатирует: «Предки башкир появились на современной их территории, где они и сложились в самостоятельную народность, настолько давно, что их вполне можно и нужно считать автохтонными жителями, т. е. аборигенами Приуралья, Южноуральского края» (21).

Такую же мысль высказывали и другие исследователи: «Территория Башкирии является ее родиной чуть ли не со времен гуннов (II—V в. н. э.), все остальные национальности, представленные в БАССР (ныне — Республика Башкортостан — М. У.), составляют пришлый элемент, имеющий различную давность», «....оставленные курганы, валы, могилы и древние здания свидетельствуют, что край издавна был заселен. Аборигенами страны признаются Башкирцы, живущие и до ныне во всех уездах Оренбургской губернии» (22). В «Материалах по истории русской картографии», относящихся к I половине XVII в., также фиксируется город BasKirs (Patcherti) (23).

Пребывание на Южном Урале раннесредневековых тюркоязычных племен полностью подтверждается археологическими данными (24). Н. Мажитов, С. А. Плетнева, отмечая высокоразвитую культуру средневековых башкир, объясняют это «ранним оседанием этих кочевников» (25).

Как справедливо и с болью в сердце замечает Г. Умурзаков, этнографы, занимающиеся этим периодом этнической истории народа, отрицая или игнорируя данные археологов, сведения письменных источников, карт, представляют башкир как сплошную кочевническую массу, не имеющую ни постоянных жилищ, ни селений, ни тем более городов. Трудно объяснить и понять, продолжает он, такое нежелание признать объективные данные (26). В результате, естественно, история башкир и исторического Башкортостана не находит правдивого и полного освещения вопроса. Между тем еще в дореволюционный период русские ученые, в частности И. И. Лепехин, М. Флоринский, С. И. Руденко писали об их оседлости и земледелии

Башкиры — это отдельный, своеобразный, имеющий свой язык, культуру, обычаи, искусство, нрав, характер и др. специфические национальные особенности, народ. Башкирский народ и его язык образовались очень давно и по сей день не утратили свойственные только этому народу свои четко выраженные национальные особенности.

Прежде всего это касается показателя одной из древних черт народа—фонетического строя башкирского языка. В частности, в башкирском языке есть заднеязычный смычный глухой звук k (kал-kан 'щит'), заднеязычный смычный звонкий согласный GG (галим 'ученый', фарингальный щелевой глухой звук hh (hабын 'мыло') и межзубные интердентальные звонкий zz (zur 'большой') и глухой (s)TH (kethэ 'карман'). Из них (th) и z выражают особую специфику башкирского языка, их нет ни в одном другом тюркском языке. «Наличие звуков z и (th),—отмечал Н. К. Дмитриев, — является одной из характерных особенностей башкирского языка среди других тюркских языков, ...одним из характерных отличий башкирского языка от татарского, и башкиры дорожат ими» (27).

В родовом отношении башкиры делились на несколько племен. По мнению Дж. Г. Киекбаева, Бурзянцы, Тамьянцы, Тазларцы, Табынцы, Дуванцы, Юрматынцы, Зилаирцы, Салжугуты являются древними автохтонными башкирскими племенами (28).

На обширной лесостепной зоне исторического Башкортостана с древнейших времен прожинали такие крупные племена башкир, как Borjan 'Бурзян', Kypsak 'Кыпчак', Usergan 'Усерган', Tungeur 'Тангаур' и др.

Древние башкирские племена как Borjan 'Бурзян', Kypsak 'Kыпчак', Usergan 'Yсерган', Tazlar 'Tазлар' и другие были известны уже до I тыс. н. э.

В частности, китайцы транскрибировали слово Кыпсак (Кыпчак) иероглифами: Цинь-ча, Кюе-ше. Они знали чинь-ча в III—П вв. до н. э. (29).. Плано Карпини прямо указывал, что по стране куманов (команов, половцев, т. е. кыпчаков — М. У.) протекает четыре реки: Днепр, Дон, Волга, Яик (30).

Нелишне будет, если в конце нашего изложения о бурзянских, усерганских, кыпчакских, тангауровских племенах башкир приведем высказывание П. Небольсина, данное в «Отчете о путешествии в Оренбургский и Астраханский край»: «Цвет башкирского населения составляют волости усерганская, тунгауровская и особенно бурзянская: это народ высокого роста, здоровый, плотный, смелый и расторопный» (31).

По мнению Дж. Г. Киекбаева, племя Тазлар является одним из самых древних племен на Южном Урале, известным уже в V в. до н. э. (32). И. И. Соколов также считает аргиппеев-плешивых аборигенами территории Башкортостана, родственными башкирам и локализует их у подножия Рифейских (Уральских) гор (33). Среди башкирских племен одним из древних и многочисленных было племя Борйэн 'Бурзян'. Согласно легенде об Акташе — царе башкир, бурзяне существовали как самостоятельная этническая группа еще во времена Александра Македонского. В низовьях Волги существовал город Бурджан (подробнее о башкирских племенах см. подраздел «Топонимы от этнонимов»).

Следует заметить, что многовековое общение башкирского народа с представителями других национальностей, особенно тесные контакты с русским народом, не смогли сломать устои башкирского народа. Башкирский народ вопреки нескончаемым невзгодам и давлениям смог сохранить ему присущие национальные черты, свою культуру, язык, обычаи и т. п.

С. И. Руденко отмечает, что «Башкиры уже в начале нашей эры представляли достаточно единую группу племен с бытом, обусловленным в какой-то мере кочевым скотоводством, что все последующие события (переселение народов) не оказали существенного влияния ни на физический тип, ни на язык и быт башкир» (34).

Другой исследователь, написавший немало о башкирах, М. В. Лоссиевский заметил, что «башкирский народ собственного, национального и бытового, сохранил довольно много» (35).

Таким образом, древнебашкирский этнос, известный уже до I в. до нашей эры как коренной житель Южного Урала, развивался, приобретая с каждой волной новые качества и оттенки.

_________________________________________________

Примечания:

1. ГАОО. Оренбургская губерния: Список населенных мест но сведениям 1866 г. / Изд. Центр, стат. ком. М-ва внутренних дел. — СПб., 1871. — С. XLII; Булатов А. Б. Восточные средневековые споры о башкирах // Археология и этнография Башкирии. — Уфа, 1971.— Т. 4. — С. 323; Умняков И. Самая старая турецкая карта мира // Труды Самаркандского пед. ин-та им. А. М. Горького. 1940.— С-. 108— 118; Краснов В. Исторический очерк Башкирии // Вся Башкирия: Транснечать. — Уфа, 1925. — С. 1. и др.

2. Киекбаев Дж. Г. Некоторые вопросы изучения башкирских и татарских диалектов // Исследования и материалы по башкирской диалектологии. — Уфа, 1981. — С. 8—19.

3. Малов С. Е. Древние и новые тюркские языки // «Известия АН СССР», 1952.— Т. IX.— Вып. 2.— С. 137.

4. Киекбаев Дж. Г. Некоторые вопросы изучения башкирских и татарских диалектов, с. 19.

5. Умурзаков Г. X. Древние башкиры: Некоторые вопросы исто рии / Под ред. проф Д. Ж- Валеева. — Уфа, 1991. — С. 45.

6. Заки Валиди Туган. Башкорттарзын тарихы, с. 4, 5

7. Кузеев Р. Г. Заки Валиди Туган. Башkорттарзын килеп сыгы-шы тураhыпда, с. 139, 140

8. Там.же.

9. Материалы по истории русской картографии, карты XXIX, XXVIII, XXVII, XXIV.

10. Умняков И. Самая старая турецкая карта мира, с. 131.

11. Булатов Б. А. Указ, раб., с. 325.

12. Краснов В. Исторический очерк Башкирии, с. 2.

13. Кузеев Р. Г. Заки Валиди Туган башkорттарзын килеп сыгы-шы тураhыпда, с. 139.

14. Артамонов М. И. История хазар / Под ред. и примеч. Л. Н. Гумилева, Л., Эрмитаж, 1962. —С. 234—235.

15. Краснов В. Исторический очерк Башкирии, с. I—2.

16. Умняков И. Указ, раб., с. 130; Булатов Б. А. Указ. раб.— С. 323.

17. Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу. Перевод и комментарии. Пол ред. акад. И. Ю. Крачковского. — М.—Л., 1939.— С. 66-07.

18. Хвольсон Д. А. Известия о хазарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и русских Абу Али Ахмеда Бep Омар Ибн-Даста (Арабского писателя начала X в.) (Около 912 г.) // Ж-л М-го народного просвещения. — 1868. —Ч 140, — С. 669—670.

19. Заки Валиди Туган. Башкорттарзын тарихы // Агидель. № I, 1993. / Перевод А. Юлдашбаева.

20. ГАОО. Оренбургская губерния: Список населенных мест по сведениям 1866, с. XLII.

21. Юлдашбаев Б. X. История формирования башкирской нации. — Уфа, 1972.— С. 22.

22. Комиссаров Г. Население Башреспублики в историке этнографическом освещении // Башкирский краеведческий сборник. — Уфа, 1927, —№ 1—2. —С. 17.//ГАОО. Оренбургская губерния: Список населенных мест по сведениям 1866, с. XLII—XLIII.

23. Материалы по истории русской картографии. Карты всей России и южных ея областей до пол. XVII века / Издание Киевской комиссии для разбора древних актов. — Киев, 1899. Карта XXIX. На этой карте, снятой с оттиска карты Исаака Массы в 1654 г., в устье реки Уфимки с Белой отмечен город BasKirs, а на карте XXVIII на звание этого города зафиксировано как PasKerti.

24. Мажитов Н. А. К вопросу о характере общественных отношений у средневекового населения Южного Урала//Материалы по хозяйству и общественному строю племен Южного Урала. — Уфа, 1981. —С. 123—124.

25. Археология СССР. Степи Евразии в эпоху средневековья. — М., 1981. —С. 80—82, 222—223, 238—239.

26. Умурзаков Г. X. Указ, раб., с. 34.

27. Заки Валиди Туган. Башкорттарзын тарихы, с. 4.

28. Там же, с. 5.

29. См. Дмитриев II. К. Грамматика башкирского языка. М.—Л., 1948, С. 9-11, 20-27

30. Киекбаев Дж. Г. Вопросы башкирской топонимии//Учён. Запись Башк. Пед. Универс. Сер. Филолог. Уфа, 1956, Вып. VIII, №2, С. 232

31. Плетнёва С.А. Половцы. М., Наука, 1990, С. 3

32. Киекбаев Дж. Г. Некоторые вопросы изучения башкирских и татарских диалектов. С. 19

33. Соколов И.И. Территория Башкирии и её население в свете историков древности. Уфа, 1935, С. 98

34. Руденко С.И. Башкиры, С. 351

35. Лоссиевский М.В. Кое-что о Башкирии и башкирах в их прошлом и настоящем. Уфа, 1903, С. 11


1 | 2 | 3 | 4
arqayim

Аль-Фатих Фазылов. Урал - прародина многих народов мира?


ДРЕВНИЕ БАШКИРЫ

См. Фазылов Аль-Фатих Сарварович. Древние башкиры. Посвящаю посвящённым. Магнитогорск, МЛ РАН, 1997

1
| 2 | 3 | 4

Башкиры себя называют башкорт, а свою страну Башкортостан. По происхождению слова "башкорт" у башкирских и русских ученых есть несколько вариантов объяснения, а я думаю так: баш — голова, главный корт — человек, то есть мужчина. Потому что слово "кортка" — это женщина. (Словарь башкирского языка "Российская Академия наук, г. Москва, 1993 г., стр. 683).

В подтверждение этой версии нужно добавить также архаическое слово башкир "баба-корт". Баба — праотец, корт — человек. Баба-корт - это бывшие древние учителя-жрецы школы арийцев, борющихся за сохранение человечества. ("Башкиры до ислама" Рашит Кан-баба, журнал "Шонкар" № 4, г. Уфа, 1994 г., стр. 101). В этой статье рассказывается также, с какими народами в древности жили башкиры, в том числе о готах, живущих на Урале. Автор статьи готов арийцами и называет.

Самих башкир не только сегодня, но и в древности называли по-разному: остяк, истяк, иштак, истак, эстак, и эти названия сохранились в письменностях других народов. ("Башкиро-угорские родственные нити, журнал "Шонкар" № 3, Рашит Ахтари, г. Уфа, 1995 г., стр. 36).

Зигат Султанов пишет, что башкир один из других народов называл астеками. Я тоже поддерживаю вышесказанных авторов и утверждаю, что американские индейцы (астек) один из бывших древних башкирских народов. И не только у ацтеков, но и у народов майя философии о Вселенной совпадают с древними мировоззрениями некоторых башкирских народов. Народы майя жили в Перу, Мексике, и небольшая часть в Гватемале, она называется киче Майя (испанский ученый Альберто Рус).

Слово "киче" у нас звучит как "кесе". И сегодня у потомков этих американских индейцев, как и у нас, многие слова сходятся, например: кеше-человек, бакалар-лягушки. О совместной жизни на Урале сегодняшних американских индейцев с башкирами отмечено в научно-исторической статье М. Багумановой в республиканской газете Башкортостана "Яшьлек" на седьмой странице от 16 января 1997 года.

Этого же мнения придерживаются также и московские ученые, такие как составитель первого отечественного "Археологического словаря", известный археолог, доктор исторических наук Геральд Матюшин, где помещено почти семьсот научных статей ученых из разных стран.

... Открытие стоянки раннего палеолита на озере Карабалыкты (территория опять же нашего Абзелиловского района - прим. Аль Фатих.) имеет большое значение для науки. Оно говорит не только о том, что история населения Урала восходит к очень древним временам, но и позволяет по-иному взглянуть на некоторые другие проблемы науки, например, на проблему заселения Сибири и даже Америки, так как до сих пор нигде на территории Сибири не находили такой древней стоянки, как на Урале. Раньше считалось, что Сибирь впервые была заселена откуда-то из глубин Азии, из Китая. А уже потом из Сибири эти люди переселились в Америку. Но известно, что в Китае и в глубинах Азии живут люди монголоидной расы, а Америку заселили индейцы смешанной европеоидно-монголоидной расы. Индейцы с орлиным крупным носом неоднократно воспеты в художественной литературе (особенно в романах Майна Рида и Фенимора Купера). Открытие на озере Карабалыкты раннепалеолитической стоянки позволяет высказать предположение, что заселение Сибири, а потом и Америки шло и со стороны Урала.

Кстати, при раскопках у города Давлеканово в Башкирии нами в 1966 году обнаружено погребение первобытного человека. Реконструкция М. М. Герасимова (известного антрополога и археолога) показала, что этот человек был очень похож на американских индейцев. На озере Сабакты (Абзелиловский район) еще в 1962 году при раскопках поселения позднего каменного века - неолита - мы обнаружили небольшую головку из обожженной глины. У нее, как и у давлеканского человека, был большой, крупный нос, прямые волосы. Таким образом, и позднее население Южного Урала сохранило сходство с населением Америки. ("Памятники каменного века в башкирском Зауралье", Г. Н. Матюшин, городская газета "Магнитогорский рабочий" от 22 февраля 1996 года.

В древности с одним из башкирских народов на Урале кроме американских индейцев жили и греки. Об этом говорит скульптурный портрет кочевника, изъятый археологами из древнего могильника возле деревни Муракаево Абзелиловского района. Скульптура головы греческого человека установлена в музее археологии и этнографии в столице Башкортостана.

Вот почему, оказывается, совпадают орнаменты древнегреческих Афин и римлян с сегодняшними и башкирскими орнаментами. К этому следует добавить также сходство сегодняшних башкирских и греческих орнаментов с клинописными орнаментами и надписями на древних глиняных горшках, найденных археологами на Урале, возраст которых насчитывает более четырех тысяч лет. На дне некоторых этих древних горшков нарисована древняя башкирская свастика в виде креста. А по международным правам ЮНЕСКО, найденные древние вещи, археологами и другими исследователями являются духовным наследием коренного населения, на территории которого они и найдены.

Это относится и к Аркаиму, но в то же время давайте не забудем и об общечеловеческих ценностях. И без этого постоянно приходится слышать или читать, что их народ — уран, гайна или юрматы — самый древний башкирский народ. Бурзянский или усерганский народ — самые чистокровные башкиры. Тамьянцы или катайцы — самые многочисленные из древнейших башкир и т. д. Все это присуще каждому человеку любого народа, даже аборигену из Австралии. Потому что в каждом человеке сидит свое никем непобедимое внутреннее психологическое достоинство — "Я". А у животных этого достоинства нет.

Когда знаешь о том, что первые цивилизованные люди ушли с Уральских гор, не будет сенсаций, если на Урале археологи найдут даже австралийский бумеранг.

О расовом родстве башкир с другими народами свидетельствует также стенд в республиканском музее Башкортостана "Археология и этнография" под названием "Расовые типы башкир". Директором музея работает башкирский ученый, профессор, доктор исторических наук, член Совета Президента Башкортостана Раиль Кузеев.

... Присутствие среди башкир нескольких антропологических типов говорит о сложности этногенеза и формирования антропологического состава народа. Наиболее крупные группы башкирского населения образуют субуральский, светлый европеоидный, южносибирский, понтийский расовые типы. Каждый из них имеет свои исторический возраст и специфическую историю происхождения на Урале.

Древнейшие типы башкир — субуральский, понтийский, светлый европеоидный, а южно-сибирский тип более поздний. Памиро-ферганский, закаспийский расовые типы, также присутствующие в составе башкир, связаны с индоиранскими и тюркскими кочевниками Евразии.

Но башкирские ученые по антропологии почему-то забыли живущих и сегодня о башкирах с признаками негроидной расы (дравидской расы - прим. Aryslan). Башкир негроидного типа можно встретить и в нашем Абзелиловском районе почти в каждой деревне.

На родство башкирских народов с другими народами мира указывает также научная статья "Мы евро-азиато-язычный древний народ" историка, кандидата филологических наук Шамиля Нафикова в республиканском журнале "Ватандаш" № 1 за 1996 г. под редакцией профессора, академика Российской Федерации, доктора филологических наук Гайсы Хусаинова. В этом направлении кроме башкирских филологов удачно работают и преподаватели иностранных языков, открывая сохранившиеся родственные связи башкирских языков с другими народами издревле. Например, у большинства башкирских народов и всех тюркских народов слово "aпa" означает тетя, а у других башкирских народов дядя. И у курдов дядю называют "апо". Как выше писал, мужчина на немецком языке звучит "ман", а на английском "мен". Это звучание имеется и у башкир в виде мужского божества.

Курды, немцы, англичане относятся к одной индоевропейской семье, куда относятся и народы Индии. Ученые всего мира древних башкир ищут еще со средних веков, но их не могли найти, потому что до сегодняшнего дня башкирские ученые не смогли самовыразиться еще со времен ига Золотой Орды.

Читаем семьдесят восьмую страницу книги "Археологический словарь" Г. Н. Матюшина: "... Более четырехсот лет ученые ищут прародину индоевропейцев. Почему их языки так близки, почему культура этих народов имеет много общего? Видимо, они произошли от какого-то древнего народа, считали ученые. Где жил этот народ? Одни думали, что родина индоевропейцев - Индия, другие ученые находили ее в Гималаях, третьи — в Месопотамии. Однако большинство их прародиной считали Европу, точнее - Балканы, хотя каких-то материальных подтверждений не было. Ведь если индоевропейцы откуда-то переселились, то должны остаться материальные следы такого переселения, остатки культур. Однако археологи никаких общих для всех этих народов орудий, жилищ и т. д. не находили.

Единственное, что объединяло всех индоевропейцев в древности, так это микролиты и позднее, в неолите — сельское хозяйство. Только они появились в каменном веке везде, где до сих пор живут индоевропейцы. Они есть и в Иране, и в Индии, и в Средней Азии, и в лесостепи, и степях Восточной Европы, и в Англии, и во Франции. Точнее, они есть везде, где живут индоевропейские народы, но их нет нам, где нет этих народов.

Хотя сегодня некоторые башкирские народы и потеряли свое индоевропейское наречие, они тоже у нас есть везде, даже больше. Это подтверждает эта же книга Матюшина на странице 69, где на фотографии показаны древние каменные серпы с Урала. А первый древний хлеб человека Талкан и сегодня живет у некоторых башкирских народов. Кроме этого бронзовые серпы и пестик можете обнаружить и в музее райцентра Абзелиловского района. По животноводству сельского хозяйства много можно рассказать, также не забывая о том, что первые лошади были одомашнены несколько тысяч лет тому назад именно на Урале. И по количеству найденных археологами микролитов Урал не уступает никому.

Как видите, и археология научно подтверждает, о древних родственных связях индоевропейских народов с башкирскими народами. А настоящая гора Балкан находится со своими пещерами на Южном Урале в европейской части Башкортостана на территории Давлеканского района возле озера Асылыкуль. В древности еще на башкирских Балканах микролиты были и дефиците, так как эти Балканские горы находятся вдали от уральского яшмового пояса в километрах триста. Часть людей пришедших в Западную Европу в древности с Урал а назвали безымянные горы Балканами, дублировав по неписанному закону топонимики гору Балкантау, откуда они и ушли. И в народном эпосе «Заятуляк и Хыухылыу» гора Балкан и белый крылатый конь Акбузат (греческий Пегас) в центре внимания: ... Лесов много на горе Балкан. Перепутав гору с горой Железным обручем обхватив, Хоть и перенесли вы ее сюда, Это не моя гора Балкан. (Академия наук СССР, г. Москва, 1977 г., стр. 425 Башкирский народный эпос).

О том, что они когда-то жили на Урале и их народы остались возле Уральских гор, помнят не только индоиранцы и венгры, но и другие народы.

В начале девяностых годов группа японских ученых несколько дней осуществляла видеосъемки в нашем Абзелиловском районе. Японских ученых для встречи с местным населением и сбора фольклора по деревням возили сами представители районных властей. Они считают, что в древности японцы, венгры, монголы и один из башкирских народов жили одним народом. После посещения нашего района они вылетели в Венгрию. Как говорят японские ученые, даже некоторые старинные башкирские песни созвучны с древними японскими песнями.

В душах башкир и сегодня живут некоторые древние мотивы песен других народов. Например, старинная песня "Сынрау торна" ("Журавлиная песня") созвучна с башкирской народной песней "Урал", но башкирские ученые не знают, от какого народа на Урале эта песня осталась, от финно-угров, тюрков, иранцев или же от индоевропейцев?

Слова этой древней песни, скорее всего, исчезли вместе с последним остатком какого-то народа, "обашкирившись" на Урале — перейдя полностью на тюркское наречие. Думаю, с помощью зарубежных или наших ученых в области музыки эта песня еще найдет свой народ, когда-то ушедший с Урала.

Новые стихи к этой песне написаны только недавно - в советский период, башкирским народным поэтом Рами Гариповым.

Свои корни на Урале с башкирами помнят не только ученые, но и официальные власти.

В 1995 году в городе Уфе прошел организованный первым Президентом Башкортостана первый всемирный съезд башкир. На президиуме заседали президенты республик, главы администраций областей, зарубежные гости. Руководство Российской Федерации представляли Юрий Яров и Владимир Шумейко. На этом съезде первые советники президентов Турции и Венгрии, выступая на трибуне, рассказывали о своих далеких предках на Урале и родстве с башкирами.

Башкиры считают, что Уральские горы являются связующим местом человека со Вселенной и поэтому про Урал говорят - Ер кендеге. Ер — земля, кендек — пуповина. Во-первых, все мы знаем, что первой сушей и колыбелью человечества на земле являются Уральские горы.

Во-вторых, выход на Вселенную во всех научно-фантастических произведениях осуществляется через спираль. Башкирская народная песня "Урал" гласит: Аи, Уралым Уралым Уралып яткан Уралым...

Песня, распевая про горы Урала, характеризует заветвление спирали, хотя Уральские горы не являются спиралеподобными, а тянутся только в длину с юга на север. Эти философские спирали археологи находят почти во всех селениях и городищах Южного Урала, и они еще сохранились на национальных костюмах башкир, несмотря, что после того как фашисты в Германии пришли к власти, местные советские активисты в 1935 годах ходили и собирали паласы, ковры, обувь, горшки, национальную одежду и другие бытовые вещи с орнаментами, знаками свастики, спиралей, разноконечных звезд и их уничтожали. А те, которые спрятали свои бытовые вещи с разными символами, в 1942-43 годах из-за ненависти к фашизму, сами начали их сжигать и уничтожать. Но тем не менее некоторые вещи сохранились и сегодня находят свое место в музеях.

Итак, снова возвращаемся во всемирно известную пещеру Шульганташ (Капова) Бурзянского района, к древним философским наскальным знакам, символам в виде свастики — созвездию свастики, треугольников — мужское начало, четырехугольников — женское начало, треугольников в четырехугольниках — соединение мужчин с женщинами. Вроде бы все есть, чтобы понять древнюю связь Урала со Вселенной, но не доставало еще одного звена — знака о самой Вселенной в виде куба, думал я, когда несколько лет тому назад с товарищами посетил эту очень красивую пещеру — каменный дом праотцов человечества, пришедших на Землю из вселенной созвездия свастики. В этом году выяснилось, что хотя мы были на всех этажах пещеры Шульганташ, все-таки просмотрели знак Вселенной в виде куба с несколькими измерениями.

Читаем восемьдесят вторую страницу научно-учебного издания "Археологический словарь" видного ученого Российской Федерации, археолога Геральда Матюшина, выпущенного в Москве в 1996 году, где и его работе отмечены знаки Вселенной в виде кубиков: "... Долгое время пещеры с палеолитическими рисунками находили только в Испании, во Франции и в Италии. В 1959 году зоолог А. В. Рюмин открыл палеолитические рисунки в Каповой пещере на Урале. Рисунки располагались главным образом в глубине пещеры па втором, труднодоступном ярусе. Вначале было обнаружено одиннадцать рисунков: семь мамонтов, две лошади и два носорога. Все они сделаны охрой -минеральной краской, въевшейся в породу так, что когда откололся кусочек камня на рисунке, то оказалось, что он насквозь пропитан краской. Местами рисунки едва различались, поэтому трудно было разобрать, кого они изображают. Здесь были видны какие-то квадраты, кубики, треугольники. Немало пришлось потрудиться археологам, чтобы "прочитать" эти рисунки. (Ученые не смогли прочитать эти рисунки, оставленные представителями Высшего разума, потому что изучением древней философии человеческой цивилизации мировая наука не занимается и для этого практических материалов, как в пещере Шульганташ, очень мало — прим. Аль-Фатих). Было много споров о том, к какому времени они принадлежат. Убедительный довод в пользу их древности - само содержание. Ведь животные, изображенные на стенах пещеры, давно вымерли. Углеродный анализ показал, что самые ранние образцы пещерной живописи, известные на сегодня, насчитывают свыше тридцати тысяч лет, а самые поздние - около двенадцати тысяч лет.

Для дальнейшего изучения древней истории Урала и других народов мира, сбора правильной информации о Вселенной путем сильного сжатия и посева золотых зерен в душах людей в 1992 я году разработал концепцию на принципах народной педагогики для организации лицея на территории Абзелиловского района всего лишь на 130-150 учащихся со своим филиалом от Академии наук.

Основной задачей лицея должно быть начало прекращения межэтнических, межнациональных, межрелигиозных распрей и войн на Земле.

Организовать это большой трудности не представляет. Тем более, не остановив идеологических войн разного рода, человечество не сможет и не имеет права выйти во вселенную, во избежание звездных войн, которые приведут к уничтожению всей Вселенной.

Для обсуждения концепции в 1992-93 годах по моей просьбе неоднократно собирался в столице Башкортостана совет ученых на общественных началах в лице: Дамира Валеева — профессора, академика РФ, доктора философских наук; Ахмета Сулейманова — профессора, академика РФ, доктора филологических наук; Нияза Мажитова — профессора, доктора исторических наук; Вадима Сафина — профессора, члена Американского общества психологов, Анвара Асфандиярова — кандидата исторических наук.

После научно-подготовительной работы в 1994 году от имени главы администрации Абзелиловского района обратились с письмом на имя Президента Башкортостана о необходимости открытия экспериментального лицея. Президент Башкортостана письмо с визой о поддержке организации лицея направил Государственному Секретарю Башкортостана Мансуру Аюпову.

Сегодня появилась реальная возможность организации этого лицея совместно даже на уровне Российского президента и правительства, на основании Закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "Об образовании" от 13 января 1996 года № 12-ФЗ, г. Москва, Кремль".

Мы уверены, президент Башкортостана еще раз вернется к положительному рассмотрению нашей просьбы по организации экспериментального лицея совершенно нового типа, аналога которому нет в мире. Учебная программа лицея должна быть духовно-гуманитарного направления с финансово-экономическим уклоном. Она должна быть в первую очередь направлена на усиление комплексного изучения истории пластов Урала и усиление связей человека со вселенной. После поднятия людей за счет усиления притяжения планет и звезд на созвездие свастики на ладони человечества окажется не только вся бескрайняя Вселенная, но и живая вода, омолаживающая организм человека на века и на Земле. Когда начал рассказывать пожилым о созвездии свастики (Аркысак-Торкосак), то сразу начинали вспоминать напевы о созвездии свастики: Аркысак байып бара Уйнайгыз кулайегез Кайтыр сак етен бара

Этот напев исполняется во время старинного башкирского народного танца "Тунарак" (круг). (Записано мной в декабре 1996 года у жителя деревни Давлетово Абзелиловского района Фарита Мухамедина 1933 года рождения). Когда старожилы обрисовали исполнение этого древнего танца, сразу стало ясно: в нем тоже закодирована древняя философия связи человека со Вселенной. Дальше выяснилось, оказывается, башкирские старожилы хорошо знают и могут на небе показать, где находится созвездие свастики, даже невооруженным глазом...

Аркысак — это астрономический Крест, название Ориона у башкир. (Башкирский ученый-филолог Зиннур Ураксин. Уфимский научный центр. Академия наук Башкортостана. Академия наук России. Башкирско-русский словарь на 32000 слов, г. Москва, 1996 г., стр. 43). Значит, как рассказывает башкирский эпос, древние пришельцы действительно жили на Земле и изредка в космосе на созвездии Свастики. Таким же образом подтверждаются научные гипотезы ученых многих стран о выходе арийцев из /А/Ориона со своими знаками свастики. Человек, если не был бы на созвездии свастики, не нес бы в себе информацию о свастиках. Если люди пришли на Землю с созвездия свастики, то остался ли кто гам, нуждаются ли они в нашей помощи... А может наоборот?

По эпосу «Урал батыр» у Шульгана и Урала из четырех жен две были инопланетянками.

Инопланетянки являлись родными сестрам и дочерьми царя и другого созвездия. Царя зовут Самрау, а его жену Ра, то есть Кояш (Солнце). Четыре жены братьям родили по сыну и каждый из них говорил на языке своей матери. Сыновья между собой договорившись свой парод разделили на чегырс части, осев каждый возле истоков четырех рек Урала (Яик, Нугуш, Хакмар, Идель-Агидель) Аг(к) — белый цвет, Идель — река. Часть людей ушли с Урала по этим рекам, чтобы найти людей родившихся от сумашедших после Всеобщего Потопа и отучить их жить стаеобразно, научить одеваться, строить дома, корабли, помогать создавать государства... Одного из сыновей, который родился от инопланетянки и Урала звали Идель и реку назвали его же именем Идель (Агидель-Белая). Потому что Идель с Урала ушел по этой реке. Известные исторические обстоятельства в целях самосохранения своей нации от захватчиков Уральского края заставили башкир изменить и запрятать его настоящее имя. Инопланетянка своего сына от Урала назвала именем своей матери Ра (Солнце). Поэтому многие историки, философы разные свастики, разноконечные звезды, кресты, спирали правильно называют знаками Солнца и арийскими. А как уже известно дочь Солнца и Самрау прилетела па землю арийской из /А/Ориона, где и родилась.

В Древнем Египте люди, забившие свое прошлое после всеобщею потопа начали поклоняться внуку Солнца Ра, который пришел к ним с Урала по реке Ра. Об этом написано в другом жанре башкирского народного фольклора «Урал батыр»... Говорят его отец Урал, провожая своего сына остался со слезами на глазах. Потому что он знал, что Идель обратно никогда не вернется. «Башкирский учений Hyp Зарипов «Жили говорят богатыри...» г. Уфа, 1990 г., стр. 25).

А что сказано об этом в российском журнале научных гипотез «Чудеса и приключения» в десятом номере за 1994 год. Читаем статью русского ученого, доктора исторических наук Натальи Челновой об арийцах под названием «Арии - это андроновцы» В «Авесте» же воспевается река Ранха (Рангха, Раха), стекающая с высокой горы. Ее верховья бывают охвачены сильными морозами. Так, может быть, Рангха-Волга. Ведь в трудах греков Волга упоминается под названием Рха и Ра. Раньше началом Волги считалась Белая (Агидель) и название было Белая Воложка.

Дальше читаем в этом же журнале статью историка Виктора Торопа «Сага древних киммерийцев» на стр. 16... Место древнего их исхода названо Семиречьем, но часто в этой связи упоминается и река Ра, то есть Волга.

А мы, в связи с этим, обращаемся к книге башкирского ученого Азата Камалова «Башкирская топонимия» на стр. 39, изданной в г. Уфе в том же 1994 году на название рек: Агидель башкирская форма, калькинированная форма русскими у башкир: Белая Воложка, Белая речка.

И сегодня в башкирской топонимии много сохранилось гидронимов с корнем слова Ра. Например Ратамак в Ермекеевском районе Башкортостана, где Ра -река, тамак — устье.

Мне с детства много приходилось слышать от наших аксакалов, и особенно от моего дедушки, о прежней жизни людей в другом мире, но им не верилось. Потому что мы были "грамотными" юными ленинцами, а они малограмотными простыми деревенскими стариками...

Ну, а сегодня рассказы аксакалов нетрудно доказать, основываются на информации данных мировой археологии и башкирской этнографии.

1
| 2 | 3 | 4
arqayim

Аль-Фатих Фазылов. Этнические взаимосвязи башкир с другими народами


ДРЕВНИЕ БАШКИРЫ

См. Фазылов Аль-Фатих Сарварович. Древние башкиры. Посвящаю посвящённым. Магнитогорск, МЛ РАН, 1997

1
| 2 | 3 | 4
 
Во время срочной службы в Восточной Германии немцы и даже славянские поляки всех нас, советских солдат, воспринимали как русских, хотя среди нас были и якуты, украинцы, тувинцы, узбеки, белорусы, хакасы, армяне, грузины, чеченцы, мордва, киргизы и представители многих других народов. Западных европейцев можно было удивить только русскими неграми, которые в то время проходили срочную службу на Кубе или на Африканском континенте...

Изучая историю башкирских народов Урала, можно внести некоторую ясность в историю и других народов мира. Например, и сегодня среди зарубежных и наших ученых бытует ошибочное мнение, что в древности семитские пароды клинопись переняли у шумеров. Читаем научную книгу "Мифы и легенды Двуречья" Дмитрия Редера, выпушенную в издательстве "Наука" г. Москвы в 1965 г., на 11 стр.: "... Язык шумер стоит особняком. Попытки связать его с известными нам языковыми семействами не дали пока никаких прочных и бесспорных результатов".

Безусловным является лишь то, что он относится к числу агглютинативных, скорее всего, может сравниться по своей структуре с тюркскими языками. Древнейшие мифические и сказочные сюжеты дошли до нас именно от шумеров. Однако уж очень рано в центральных областях Двуречья появились семитские племена (вероятно, на рубеже IV и III тысячелетий до нашей эры). Они назывались по главному городу аккадцами, а позднее, когда центром страны стал Вавилон (XVIII век до н. э.) - вавилонянами. Северной ветвью этого народа были ассирияне. Семитские племена тесно соприкасались с шумерами и заимствовали у них клинопись, приспособив ее к своему языку. Литературная традиция шумеров также перешла к аккадцам-вавилонянам и ассирийцам и при этом подверглась сильной переработке, переплетаясь и смешиваясь с традицией семитских народов.

После выпуска этой книги прошло хотя более тридцати лет — это всеобщее ошибочное мнение ученых еще более укрепилось уже на мировом уровне.

На этих же принципах историки считают, что Библия была составлена из клинописи шумеров, по эпосу "Гильгамеш". Там действительно некоторые сюжеты совпадают с Библией, например, когда люди спасаются во время всеобщего потопа. Но ученые еще не знают, то, что клинописи шумеры научились в древности на Урале. Это научно подтвердится, когда археологи и другие ученые начнут комплексное изучение Урала. К этому нужно добавить также то, что, как считают башкирские историки-филологи, эпос "Урал батыр" созвучен с мифом шумеров "Гильгамеш". В "Гильгамеше" человечество переживает только один всеобщий потоп, а "Урал батыр" дважды, значит он намного старше эпоса "Гильгамеш" даже по литературной традиции.

О первом всеобщем потопе из эпоса "Урал батыр" написала научный сотрудник Академии наук СССР А. С. Мирбадалева во вступительной статье к книге "Башкирский народный эпос", изданной в Москве в 1977 году на стр. 12 по поводу самого древнейшего эпоса мира "Урал батыр" она пишет: «... во вступительной части произведения сохранились наиболее древние пласты эпоса. Здесь прослеживаются отголоски легенд о всемирном потопе, о возрождении жизни на земле после потопа, о первой паре людей, положившей начало человеческому роду. Это отец Янбирде и мать Янбике, давшие жизнь Урал-батыру и его брату Шульгену. Янбирде и Янбика пережили то время, когда "землю вода залила и суши не стало. Много тогда людей погибло...» .

... Урал стремится защитить землю от зла и страданий, брат же его, Шульган, становится врагом людей. Возможно, в таком изображении детей первопредков (один — носитель зла, другой — добра) нашел отражение дуализм мировоззрения древних башкир. Урал и Шульган олицетворяют два противоположных начала — добро и зло, которые ведут между собой непримиримую борьбу.

Как я и раньше писал, сегодня весь мир построен и двигается вперед на принципах добра и зла, а дуализм — это попытка примирения материализма и идеализма. Дуализм, гласит философский словарь, - это философское учение с равноправными началами между духовными и материальными субстанциями. Сегодня у человека эта субстанция нарушена и больше склоняется к материальной стороне, а духовность сильно отстает, что впоследствии приводит к межнациональным, гражданским войнам, где военные округа начинают друг друга забрасывать атомными бомбами, к хаосу и очередным катаклизмам, концу света, всеобщим потопам. В эпосе "Урал батыр" второй всеобщий потоп вызвал тоже сам человек.

Из другого мира Вселенной добрый Урал заполучил волшебную палку в виде посоха с жемчуговым набалдашником, чтобы он творил добрые дела на Земле во благо человечества. Но волшебным посохом обманным путем завладел родной брат Урала - злой Шульган и использовал посох против человечества вместе с дивами, вызвав очередной всеобщий потоп на Земле:

Шульган посох схватил,
В сторону отошел,
Посохом ударил (по земле)
Водой всех затопил
В ужас поверг.
... И вот однажды всю Землю
Залила голубая вода,
Небо красным полыхающим
Пламенем-огнем занялось.
В небе птицы не могли летать.
На Земле ни одна душа не устоялась,
Ужаснулись, с ума посходились.

После того, как Шульган затопил Земной шар, люди спаслись на лодках, и эта часть совпадает с эпосом "Гильгамеш" и с Библией. Гл. редактор республиканского журнала Башкортостана "Шонкар" историк-филолог Тансылу Карамышева, проведя научный анализ, доказала созвучие эпоса "Урал-батыр" не только с "Гильгамешем", но также и с эпосами китайского народа "Паньгу", греческого народа "Прометей", индийского "Ригведа", иранского "Авеста" и т. д. Это еще раз подтверждает родство всех народов в древности на Урале.

И сегодня многие башкирские народы знают, с какими народами они ближе состоят в родстве. Например, часть катайского народа башкир считают себя ближе всего к китайцам. Об этом так же отмечает Габдуллина в республиканской газете "Башкортостан" в научно-исторической статье "О башкирском народе Аи" от 27 ферваря 1997 года: "... предки башкир катайского народа в течении нескольких веков управляли Китаем. Кроме этого, в 1995 году в башкирском издательстве вышла историческая книга молодого русского историка-писателя Игоря Кучумова под названием "Башкирский император Китая". Родственные отношения с Китаем имеют не только катайцы, но и другие башкирские народы. Обратимся к книге "Башкирское народное творчество", изданной в Уфе Башкирским филиалом Академии наук СССР в 1980 году, к ст. 141. Составителями этой книги являются историки-писатели Ахмет Сулейманов, Лев Брага, Hyp Зарипов, Фануза Надршина, Салават Галин.

... Усерганский народ башкир, разделившись на две части, убежал. Одна часть в Китай, другая - на запад. На западе жили мадьяры (венгры). Усергане начинают жить с мадьярами...

На этой же странице другая история другого башкирского народа... В старину башкиры рода (народа) карый-кипчак вышли из Китая, потом жили на земле киргизов. С киргизской земли сели возле Ирандека (Иранская гора) и начали считаться коренными башкирами, то есть вотчинными. После этот народ осел возле города Уфы, но уже среди другого башкирского народа считался припущенником (пришляк) и вотчинное право потерял. А если они бы осели возле любого кипчакского народа башкир, свое вотчинное право имели бы еще до 1917 года большевиков.

На следующей странице этой книги предание еще другого башкирского народа о тех временах, когда люди жили в пещерах. Многие пещеры на Урале, также и Шульганташ (Капова) башкиры и сегодня держат в своей памяти, называя их "Каменный дом". Как рассказывают старожилы, в социалистический период башкир заставили бросить издревле идущую традицию празднично посещать со всеми жителями из окрестностей каменные дома, где в свое время их предки сохранили жизнь человечеству. С тех пор также живет у некоторых башкирских народов самый древний хлеб человека — талкан. Первый хлеб человека — талкан башкирами и сегодня готовится на некоторые праздники с использованием первых древних каменных ручных мельниц. Они также употребляются для помола каменных солей. Наш тамьянский народ башкир для изготовления ручных мельниц добывал специальный камень у реки Яман-йылга возле тамьянской деревни Колгана Бурзянского района. А по современной технологии в печках и хлебопекарнях невозможно испечь первый хлеб человека.
 
1 | 2 | 3 | 4
arqayim

Аль-Фатих Фазылов. Индоиранцы в составе древних башкир


ДРЕВНИЕ БАШКИРЫ

См. Фазылов Аль-Фатих Сарварович. Древние башкиры. Посвящаю посвящённым. Магнитогорск, МЛ РАН, 1997

1
 | 2 | 3 | 4
 

В эти дни среди башкирских историков идут постоянные споры: в каком башкирском народе в древности па Южном Урале жили арийцы?

Первым этот вопрос поднял сильнейший писатель-историк Зигат Султанов, где во многих своих трудах исторически аргументировано доказывает: арийцы — это один из башкирских народов-усергане. А житель города Магнитогорска Динислам Галин доказывает на исторических фактах, что арийцы — это тамьянцы. В Башкортостане бурный всплеск вызвал труд молодого писателя-историка Салавата Галлямова, обоснованный на научно-исторических публикациях советских и зарубежных ученых, где он также пишет, что арийцы ушли из состава бурзянского народа башкир. В этом вопросе во всех научных работах башкирских ученых, историков основным козырем являются конечно же знаменитый наш Аркаим и Синташта. Синташта (hынташта) по башкирски означает "У каменного идола". Аркаим с башкирского па русский язык переводится как "моя спина" или "хребет". Городище Аркаим огибают две реки с башкирскими названиями, первая река Утаганка — это значит "выполнил". Вторая река Караганка, что означает черная кровь. А само строение Аркаима является простейшим элементом философии вечного двигателя с мужскими и женскими началами. Строения Аркаима, Древнего Египта, Тибета, Месопотамии, древних ацтеков, майя являются одним корнем единой философии мироздания, созвездия Свастики. Строениям философии Свастик и этих древних культур в виде архитектурных и археологических вещественных доказательств не более пяти-шести тысяч лет. А вот нашей древнебашкирской свастике в пещере Шульганташ (Капова) несколько десятков тысяч лет. Вдобавок к этому нужно сказать о том, что башкирские эпосы "Урал батыр" и "Акбузат" непосредственно связаны с этой пещерой, когда рассказывается о народах, живущих на Земле и изредка во Вселенной. В этих эпосах много материалов о жизни людей до всеобщего потопа.

Эпос "Урал батыр", Библия семитов, мифический эпос шумеров "Гильгамеш" созвучны во многих фактах, даже тогда, когда люди от всеобщего потопа спасаются на лодках. Вот, что пишет о пещере Шульганташ, которая находится на территории Бурзянского района Башкортостана, наша городская газета "Магнитогорский рабочий" в колонке "Под знаком свастики" от 24 января 1995 года: "... В середине нашего столетия стало широко известно об изображениях на стенах коридоров и гротов Каповой пещеры, расположенной на реке Белой, в нескольких десятках километров от Магнитогорска. Из массы древних рисунков воображение местных исследователей поразила почему-то именно неясно начертанная свастика. В период провозглашения Башкирией суверенитета встал вопрос о гербе республики, и в прессе всерьез обсуждался вопрос о включении в него свастики как древнего символа башкир. Не вдаваясь в частности башкирской мифологии о строении Вселенной...

Ценность пещерных наскальных рисунков не в том, что древними жителями Урала нарисованы охрой древние животные, жившие до ледникового периода, а рисунки знаков мироздания - свастики, мужского и женского начала в виде треугольников и четырехугольников. А древние наскальные знаки — треугольники в четырехугольниках означают воссоединение мужского начала с женским началом. Эти философские знаки пещеры Шульганташ зарубежные, советские и башкирские ученые во всех своих трудах называют по-разному: какими-то непонятными, неясными, загадочными и т. д. геометрическими рисунками, знаками.

Если и дальше развивать эту древнюю философию — людей, живущих несколько десятков тысяч лет тому назад в пещере Шульганташ, то необходимо ставить точку в центре треугольника (мужское начало), которая будет означать божество. Потом треугольник с точкой в четырехугольнике нужно окружить кругом, который будет означать рождение человеческого дитя (ребенка) не только на земле, но и во Вселенной, что даст возможность мировой науке снять этот вопрос с повестки дня. На этом методе размножения человека построены сооружения Аркаима, Тибета, Египта, Индии, майя, ацтеков и т. д. А цель строительства этих очень трудоемких древних сооружений тоже очень проста. Значение философских знаков первой древней цивилизации, которые имеют прямую связь с древними сооружениями в разных точках Земного шара, и других древностей человечества, доживших до сегодняшнего дня у башкирских народов Урала, нашло отражение в моей статье "Без истории нет будущего...", изданной в городской газете "Магнитогорский рабочий" от 19, 20, 24, 26 октября 1995 года с научным подходом, не исключая вопросы оккультизма.

В советской и российской общеобразовательных школах в связи стандартизацией мышления запрещено преподавание основ оккультизма, что подавляет и тормозит тем самым развитие разума человека через логическое мышление.

Оккультизм — это изучение и объяснение тайн мироздания на основе древних преданий, легенд, традиций, учений, культов, то есть исторических фактах жизни народов в сопоставлении с сегодняшней историей. Взять, к примеру, Аркаим и наличие разумных существ во Вселенной.

В статье "Без истории нет будущего..." очень много информации, бытующей у башкир и сегодня, но не замеченной наукой в области истории, философии, археологии, спелеологии, медицины, химии, физики, астрономии, астрологии... Поэтому она была рассчитана не только на массового читателя или студентов вузов, но и на научно-исследовательские центры академии наук.

В данной статье немало уделено внимания работам ученых разных национальностей о выходе арийских племен (народов) с Южного Урала, а также тому, какие народы помнят прихода к ним ариев. До прихода арийцев мировоззрение и ум людей были на уровне обезьян, потому что после очередного катаклизма (конец света) люди земного тара могли сойти с ума и опуститься до уровня животных. Следуя животному инстинкту, сумасшедшие интересовались только пищей, теплом и противоположным полом. Люди жили стаеобразно. В эпосе "Урал батыр" старик, употребивший живую воду и проживший многие века, рассказывает окружающим о периоде, когда люди, сплотившись в стаю, спаривались. Дети не знали своих отцов, а отцы своих детей.

Начиная с этого отрезка времени, и была создана концепция Карла Маркса и Фридриха Энгельса об установлении коммунистического строя, когда разум человека снова опустился бы до уровня обезьяны. Они правы в том, что труд создал человека, но человек не произошел от обезьяны. Даже наука по атавизму знает, что у человека сохранились некоторые внешние и внутренние признаки органов, которых не имеет ни одна порода обезьян, не говоря уж о хромосомах и ДНК.

От переживших очередной катаклизм Земли и сошедших с ума родителей, живущих по инстинкту животных, родились снова разумные дети, но они не знали прошлое человечества. Пища добывалась собирательством, рыболовством, охотой. Человек через труд начал медленно, тысячелетиями идти вперед и подниматься на очередную ступень человеческого разума, но еще продолжал жить стаеобразно наподобие обезьян.

Чтобы найти образумившихся от безумия людей и отделить их от стаи обезьяноподобных, в разные концы света с Южного Урала (Атлантида) ушли первые добровольцы — арийцы, которые не сошли с ума во время всеобщего катаклизма, и поэтому их уровень развития остался на очень высоком уровне. Вот почему представители арийцев помнили, что они пришли на Землю в древности из Вселенной, а позже, чтобы люди этого не забыли, начали распространять учение Заратустры — зороастризм.

Как мы уже все знаем, учение зороастризма является основой всех религий сегодняшнего мира.

Об арийцах — первых законодателях сегодня помнят и иранские народы. Читаем в популярном международном научно-художественном журнале «Курьер ЮНЕСКО», изданном в столице Франции в 1989 году, статью "Книга о царях" Н. Таджадод, страница 29: "... повествование начинается с детства человечества. Пишдады — "первые законодатели" - обучают людей одеваться, получать металл, добывать огонь, приручать животных и создают государство.

Иранский ученый синолог Нахаль Таджадод писала свою работу, основываясь на всемирно известном эпосе "Шах-наме", что по-русски и звучит "Книга о царях". Этот эпос в древности написал известный поэт-историк Фирдоуси. В первой части "Шах-наме" Фидоуси также описывает, как царь Джамшид учил народ изготовлять оружие, прясть и ткать, строить дома и корабли. То есть тех, которые до этого жили стаеобразно.

А древняя иранская гора Ирандек (Ирандаг) на Южном Урале начинается в нашем Абзелиловском районе, откуда и ушли арийцы — "первые законодатели". Недалеко от Уральского хребта Ирандек находится и гора Имсактау. Если другие башкирские историки спорят, кто такие арийцы — бурзянский, тамьянский или усерганский пароды башкир, то я с полной уверенностью утверждаю, что предками арийцев является сегодняшний тунгаурский народ башкир, потому что их больше связывают исторические нити с сегодняшними индоиранскими народами. В своей статье "Без истории нет будущего..." я писал также о том, что люди, пришедшие с Заратустрой, в древних писаниях свидетельствовали: "Наш народ остался возле Рифейских (Уральских) гор...".

Самый древний алфавит Передней Азии состоит из двадцати двух букв, последняя буква алфавита звучит "тау", таинственное значение этой буквы "грудь". Башкирская гора Имсактау на русский язык переводится так: имсак-грудь, тау-гора. Эта гора имеет форму живота человека с женскими грудями. Поэтому на некоторых картах эта гора обозначена под названием "Спящая красавица". Правильное народное название горы Имсактау на государственных, топо-географических картах тоже искажено и звучит так — Исмактау. Эта гора находится на территории тунгаурского народа башкир, а рядом находится другая гора Каран с пещерой, там же начинается речка под этим же названием. Почти во всех трудах мысли башкирских ученых-историков постоянно обращены к слову "каран". Пещера этой горы, как рассказывают местные жители, по хребтам тянется на несколько километров, но сегодня вход в пещеру завален. Не только наскальные знаки, но и сама пещера еще не обследована специалистами спелеологии и археологии.

Рассказывает бывший житель деревни Ишкол Абзелиловского района, Нафик Хамзиевич Кагармапов: "Мой дядя Ахмет Кагарманов со своим товарищем Массагет Абдрахмановым любили заходить в пещеру Каран, когда еще вход был открыт. В 1957 году к горе Каран они поехали на арбе, куда и я подсел. Тогда я еще был маленьким мальчиком. Приехав на место, они из пещеры вынесли много всяких старинных вещей и нагрузили арбу. Раз и я с ними поехал, они мне дали литую скульптуру коня с человеком из бронзы. Высота скульптуры была немного выше большой кошки. Позже скульптуру сдал агенту "Утильсырья" Мухамадееву, взамен от него получил один свисток".

Эти старинные вещи бронзового века могли быть из Аркаима или других древних городищ и были спрятаны в эту пещеру, когда к Уралу приблизились завоеватели, забывая об своих уральских истоках. Археологами доказано, что Аркаим не завоеван, а сожжен самими жителями перед уходом из городища почти четыре тысячи лет тому назад. В подтверждение этой научной версии археологов в Абзелиловском районе и сегодня живет древнее предание.

У одного вождя были три сына. Когда с востока приблизилась черная туча войны на Урал, вождь своих двух сыновей назначил вождями, дал каждому под начало группу людей и отправил их в разные направления от Урала. А сам вождь остался на Урале со своим народом и но древним обычаям башкир младшего сына возле себя оставил. Этот обычай и сегодня у башкир живет.

Башкирский ученый-фольклорист профессор, академик Российской Федерации, доктор филологических наук Ахмет Сулейманов считает: предания — это исторические факты.

Убежавшие с Урала спасали не себя, а скорее всего философию Мироздания, потому что, каждый завоеватель через тысячелетия нес огнем и мечем свою искаженную трактовку о Вселенной. А ушедшие с Урала все-таки не забыли, что их народ остался возле Рифейских гор...

Вождем одной группы, конечно, был Заратустра, и арабы с евреями были детьми одного народа не на Ближнем Востоке, а еще на Урале с башкирами. А вторая группа, наверняка, направилась в Западную Европу, где и образовала народы европейской языковой семьи. Сегодня, в индоевропейскую языковую семью входят: германские, романовские, балтийские и другие народы, которые в древности жили одним народом с тунгаурцами. Во время срочной службы в Восточной Германии в 1979 году на Магдебурском военном полигоне со мной долго спорил студент Берлинского университета, что их предки в древности были арийцами и они жили на Урале. Тогда я думал, что он гитлеризмом болеет, а оказывается, нет, сегодня уже башкирские историки уже открыто пишут, никого не боясь, о предках немцев — о готах и остготах, которые в древности жили на Урале с башкирами. Башкирская интеллигенция также хорошо информирована о древних арийских школах.

Арийские школы были направлены на спасение и сохранение человечества, а Гитлер основу этой древней школы исказил и использовал против человечества. Башкирские историки эту школу, которая была в древности на Урале, называют "Кан бабалар мактабе", кан — кровь, баба — праотец, мактап — школа.

Возле горы Имсактау находится деревня тунгаурского народа башкир под названием Ишкол (Ишкулово), что в переводе означает иш - человек, кол - раб. На сегодняшнем башкирском языке иш, ише, ишем ясно и однозначно понимается, как человек. Об этом можете удостовериться у любого башкира, даже у не башкироязычного башкира.

Недалеко от деревни Ишкол находится деревня Ишкильде (иш -человек, кильде - пришел), а по соседству с деревней Ишкильде располагается другая деревня - Аманг (к/ильде), аман - человек на арабском языке и на фарси.

Вот таким путем через науку топонимию можно узнать о том, какие народы в древности жили одним народом с башкирами всего лишь несколько тысяч лет тому назад возле Рифейских гор. Кроме иранского в башкирской топонимии имеются десятки названий рек и других местностей с корнем слова на "иш", об этом узнаем, если обратимся в словарь башкирской топонимии.

Этот научный словарь в 1980 году (в доказательство их труда весной 1987 года научному миру открылся Аркаим – прим. Аль-Фатих) выпустила в городе Уфе группа ученых в лице вождя минского народа башкир, доктора филологических наук, директора научного издательства "Башкирская энциклопедия" Рашита Шакурова, профессора, академика Российской Федерации, доктора филологических наук, директора института истории, языка и литературы при Уфимском научном центре Российской Академии наук Зиннура Ураксина, кандидата географических наук Мухаметьяна Хисматова и ученого-филолога Азата Камалова под названием: "Словарь топонимов Башкирской АССР". Заглянем в предисловие к этой книге на четвертой странице: "... На территории Башкирии издревле проходила смена различных племен и народностей. Здесь в тесном соприкосновении с тюркскими и нетюркскими племенами формировались башкиры как народность, народ и нация".

... Этническая пестрота была характерна и для топонимики прошлого. В результате историко-лингвистичсских исследований установлено наличие нескольких хронологических пластов в топонимии Башкирии. Наиболее древним, нижним пластом считаются названия индоевропейского (иранского) происхождения и финно-угорские названия; затем тюркские топонимы.

Как видите, и в этой книге ничего не сказано о других племенах, живущих в древности на Урале, которые позже подверглись всеобщей тюркизации, то есть унификации. Последняя унификация башкирских языков была произведена в двадцатые годы советской власти насильно, когда приняли единую советскую башкирскую литературу и письменность. При этом были крайне ущемлены интересы многих других башкирских народов.

Переход народов из одного языка в другую языковую группу, из одной расе в другую, происходит обычно очень быстро. Подобных исторических фактов множество, например, возьмем всем хорошо известную, но уже с географической карты исчезнувшую мусульманскую Волжскую Булгарию. От тюркоязычной Булгарии отделилась большая масса людей, и часть осталась на Кавказе, образовав тюркоязычную Балкарию мусульман, а остальные осели на территории сегодняшней Болгарии. Через некоторое время бывшая Поволжская Болгария изменила не только веру, но и язык, став тем самым славянским народом с кавказскими чертами лица.

Дополняют древнюю уральскую топонимию иранских и других народов сегодняшние башкирские имена, дошедшие к нам через тысячелетия. Обратимся к научной книге известного автора в Башкортостане Тансылу Кусимовой под названием «В мире имён», изданной в Уфе в 1991 году, где на стр. 41 перечисляются чисто башкирские мужские имена с корнем слова "иш". По книге видно, что эти имена кроме башкир, не нашли распространения у других народов мира, даже у тюркоязычных: Ишкол, Ишембай, Ишъегет, Ишбирде и т. д. В этой работе мужских имен с корнем слова "иш" тридцать три, и из них пятнадцать имен чисто башкирские. А остальные мужские имена, говорит эта книга, такие как Ишбулат, Ишнияз, Ишдавлет, Ишембет, Ишмуратат. д., являются общими именами иранских, семитских и башкирских народов. Башкир некоторые народы называют Иштак, то есть разговор идет снова об уральских иранцах.

Дальше смотрим в этой же книге женские имена на "иш". Их только два: Ишбика и Ишсултан. Архаическое башкирское женское имя Ишсултан четко понимается, как вторая половина султана (шаха). А имя Ишбика понимается, как вторая половина представительницы женского пола. У многих европейских народов Яна (Янбика) женское имя, а Ян (Янбирде) мужское. Эти имена первых людей на первой суши Земле фигурируют в народном эпосе "Урал батыр": Янбирде — душа мужского начала, знак добра, света, положительности, активности. Слово "Ян" с башкирского на русский язык переводится, как душа. Имя Янбика, как душа женщины есть "Инь" - женское начало, знак зла, тьмы, отрицательности и пассивности. О происхождении философских понятий "Ян" и "Инь" не из Китая, а с Урала доказано в статье "Без истории нет будущего...".

Итак: арабская Иша таже башкирская Ишбика, европейская Яна та же башкирская Янбика, в итоге все они одна и таже Ева. А Адам по-башкирски почти также и звучит, и широко используется в башкирской литературе, но в то же время у башкирских народов человека называют по-разному. Имя Ева по-башкирски на русском языке невозможно писать, потому что в русском алфавите некоторых башкирских букв не хватает. Сегодняшний башкирский алфавит, как и русский, составлен на кириллице, поэтому если заинтересуешься башкирским языком, необходимо запомнить еще девять букв. Вот они: ZZ, SS, GG, EAR, hh, YY, NG, AA,К QK.

Все эти буквы активно используются в алфавитах индоевропейских народов, включая иранцев.

А как звучат эти буквы, вам в этом вопросе практическую помощь может оказать любой башкир, и литературу на башкирском языке у них найдете.

Из девяти букв третья больше звучит у французов, а двух первых в алфавитах других тюркоязычных пародов нет, даже у приволжских мишар (мещеряк) и татар. Но они звучат в алфавитах европейских и других народов. Вторая буква больше используется у англичан, а у башкир эта буква больше всех звучит у народа мин. Название народа мин искажено самими башкирами, на русский ход намного точнее будет, если и этот народ назвать не мин, а мэн. Потому что у большинства башкирских народов слова «ман» и «мэн» означают мужское божество- семя (сперматозоиды). У немцев «ман» на русский переводится как человек, мужчина, а у англичан тоже самое «мэн». И имена у семитов, иранцев, тюрков, индоевропейцев, монгол... на «мен» и «ман» чисто мужские: Риман, Сермен, Шахман, Сулейман, Туркмен, Герман, Найман и т. д. Но в составе народа мин, как говорит глава минского народа ученый Рашит Шакуров, сегодня находится двенадцать деревень, остатков монгольского народа меркет. Они сегодня, конечно, уже разговаривают на языке мин. Меркетинцы в свое время в Монголии были самыми ярыми врагами Чингисхана.

Не следует удивляться, что когда-то в древности на Урале минцы, англичане и меркитинцы монгол, то есть азиаты с европейцами могли жить одним народом. Вот, например, учеными в одну языковую Уральскую семью отнесены следующие народы: финны, ненцы, венгры, ханты, манси, эстонцы, мари, удмурты и т. д. Как видите, Уральская семья - это азиаты и европейцы. Раньше я сам тоже думал, что ненцы, ханты, манси относятся к эскимосам или чукчам, а они, оказывается, ближе к европейцам... 

1 | 2 | 3 | 4