soraman (soraman) wrote,
soraman
soraman

Category:

Урал-батыр. Стр.3. Академический перевод


БАШКИРСКИЙ НАРОДНЫЙ ЭПОС

У Р А Л – Б А Т Ы Р


BASHQORT KHALI'Q EPOSI'

U R A L – B A T I' R


| 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18|


1. ОРИГИНАЛ. На башкирском языке
2. Академический перевод Хакимова А.И., Кидайш-Покровской Н.В. и Мирбадалевой А.С. См. Башкирский народный эпос. Москва, Главная редакция восточной литературы издательства Наука, 1977, С. 265-372. Главный редактор серии «ЭПОС НАРОДОВ СССР» Петросян А.А.; составители тома Мирбадалева А.С., Сагитов М.М., Харисов А.И.; авторы комментария Мирбадалева А.С., Сагитов М.М.; башкирские тексты подготовили Сагитов М.М., Харисов А.И.; ответственный редактор Кидайш-Покровская Н.В., редактор издательства Янгаева А.А.
3. Поэтический перевод Шафикова Г.Г. (См. Урал-батыр. Башкирский народный эпос. Башkортостан, Уфа, Башкнижиздат, 1977).
4. На английском языке.
5. Сказочный перевод на русском языке.
6. Сказочный перевод на башкирском языке.
7. Прозаический перевод от Айдара Хусаинова.
8. Мультфильм "Урал-батыр".
9. "Урал-батыр" и всемирный потоп.
10. "Урал" вариант эпоса от Артёма Лукичева.

См. Башкирский народный эпос. Москва, Наука, 1977, С. 265-372.

2 << | 3 | >> 4

500. Не знали болезней никаких

Никто из них не умирал.

И поныне мой отец — падишах.

Вы отпустите меня —

В родную страну я вернусь.

Если съедите меня, на части разорвав

Сжуёте и проглотите [меня],

Всё равно пищей не стану вам,

Как еда не переварюсь:

Взяв воды из Живого Родника,

510. Моя мать тело омыла мне,

Та, что искупала меня в своих лучах,

Всем вам известна она,

Моя мать, по имени Кояш*.

Отпустите меня —

Отец меня всё равно найдёт,

Придёт и выручит [меня из беды].

Я падишаха Самрау

Дочь, имя моё – Хумай*;

Если золотые волосы распущу,





520. Лучами страну залью,

Днём на землю лучи лью,

Ночью лучи посылаю Луне.

Отпустите вы меня,

Я вернусь в свою страну.

Путь к Живому Роднику

Я вам укажу».

Услышав эти слова, старик Янбирде со старухой Янбике обратились за советом к сыновьям. Шульген был за то, чтобы птицу съесть, Урал — чтобы отпустить, и вышел спор. Урал птицу Шульгену не отдал, вырвал у него из рук, отнёс её в сторону. «Не горюй! Вот сейчас поем немного и отнесу тебя к родителям», — утешал он её. Как только люди сели за трапезу, птица махнула здоровым крылом — выпали из него три пера, она обмазала их кровью, сочившейся из сломанного крыла, — явились три лебедя и унесли девушку[-лебедь]. Старик и его сыновья пожалели, что не успели спросить дорогу к Живому Роднику.

Тогда старик велел Шульгену и Уралу отправиться вслед за птицами, не спуская с них глаз, идти за ними и отыскать Живой Родник; если по дороге встретится Смерть — отрубить ей голову и привезти домой. Посадил он обоих сыновей верхом на львов и проводил в путь, говорят.

Урал с Шульгеном вдвоём,

Считая годы, месяцы, ночи и дни,

Горы переваливали, реки переходили,

530. Ехали через тёмные леса,

Ехали вперёд, говорят.

И однажды, когда ехали так,

У берега какой-то реки,

Под деревом большим

Седобородого старца

С длинной палкой в руке

Встретили они, говорят.

Поздоровались с ним, говорят.

Старец ответил на приветствие, говорят.

540. Старец у них спросил,

Куда они держат путь.

О том, что задумали они,

Рассказали старцу, говорят.

Подумал немного старик,

Бороду погладил свою,

Взглядом окинул их,

На две дороги [им] указал

И так сказал, говорят:

«Вот перед вами дороги две:

550. Налево пойдёте — на всём пути

Днём и ночью веселье [одно].

Не зная горя и печали,

Не ведая, что это такое,

Радостно на свободе живут

Волк и овцы на лугу,

Лиса и куры в лесу.

Вместе живут, дружат они,

Подчиняются птице Самрау.

Есть там такая страна,

560. Где крови не пьют, мяса не едят,

Куда путь для Смерти закрыт.

Добром платить за добро —

Обычай [в той стране].

Направо пойдёте – на всём пути

Плач и стенания круглый год.

То жестокостью прославленная

Падишаха Катила* страна.

От падишаха и его приближённых

Горе и страдания терпят там,

570. Кровавые слёзы льют,

Там горы человеческих костей,

Вся земля кровью залита».

Услыхав от старца такие слова,

Узнав тайну [двух] дорог,

Оба — Урал и Шульген —

Жребий бросили,

Чтобы выбрать дорогу себе.

Меж собой рассудили они:

Налево Уралу идти,

580. Направо Шульгену идти —

Так по жребию выпало [им].

Но не согласился Шульген.

«Я ведь старше, — он сказал. —

Я налево пойду», — сказал,

Сам себе выбрал дорогу он —

Как сказал, так и поступил.

Согласился Урал направо идти

Шульген же налево пошёл.

Урал направо пошёл,

590. Он ступил на долгий путь.

Много вод пересёк, говорят,

Через много гор перевалил, говорят.

Долго шёл и наконец

Достиг подножия горы, говорят.

Старуху одну повстречал,

Спина исполосована у нее,

Изодрана в кровавые клочья,

Плечи у нее рассечены,

Словно волки терзали ее;

600. Руки и ноги потрескались у нее,

Как у курицы, мусор ворошившей.

Корнями питалась, копалась в земле,

Почернели губы и лицо у нее;

Словно побитая заморозками трава,

Пожелтело ее лицо.

Словно отесанное дерево –

Иссохшие мышцы на икрах у нее,

Как затвердевшие зарубины дерева,

Буграми выступали суставы у нее.

610. Прижималась к этой старухе,

То ли от страха, то ли стыдясь,

Красивая девушка одна.

На солнце загорело тело ее,

Всю спину закрывали волосы ей,

Ноги и руки ее –

Словно выточены из дерева,

С высокой грудью, словно

У насытившегося на охоте сокола, она,

С глазами, подобными озерам,

620. Сверкающим сквозь камыши;

С ладным, стройным станом она,

С тонкой талией, как у пчелы.

Урал подошел поближе, говорят.

“Не бойтесь меня, — сказал, говорят. —

Я иду издалека,

Оттуда, где мой дом родной.

Ребенком я еще был,

Когда собрался в путь.

Многие страны я миновал,

630. Не обижаю я людей,

Не проливаю их кровь.

Смерть, что злодейкой зовут,

Я намереваюсь убить;

Подойдите поближе ко мне,

Расскажите о своей стране”, -

Сказал, и улыбнулись они,

С места своего приподнялись.

Растрепавшиеся волосы старуха

За уши заложила,

640. С места поднялась,

Глаза раскрыла широко,

Распрямилась чуть-чуть

И сказала так, говорят:

«Ты, оказывается, с дальней стороны,

С добрыми намерениями явился [ты].

Ох, егет мой, знал бы ты!

Падишаха Катила дела

Сам бы увидал!

650. Тех, кто боли, болезней не знал,

О смерти и не помышлял, -

Девушек и женщин, юношей и отцов,

Без разбору старых и молодых.

Связав по рукам и ногам,

Выбирая самых лучших [из них],

Раз в год заставлял собирать и

В свой дворец приводить;

Дочь его егетов отбирает,

Сам он девушек выбирает,

660. А тех, что остаются потом,

Приближённые падишаха

Отбирают для себя.

Всех остальных не щадят –

Несмотря на кровавые слёзы их,

Живых и здоровых, они

Девушек в озеро бросают,

Мужчин в огне сжигают;

В честь отца своего и в честь себя,

В честь приближённых своих,

670. В честь дня рождения своего,

В честь богов раз в году

[Катил] кровавые жертвы приносит.

Вот и я десятерых детей

Произвела на свет

Четверых из них забрали,

Пятерых в воде утопили,

Изболелось сердце у моего старика,

Когда лишился девятерых детейЮ

Он этого не мог перенести

680. И, не помня себя,

В страшном гневе,

Защищая детей своих,

Бросился на приближенного [шаха].

Бедный мой, в тот же день

Безжалостно на моих глазах

Живьем был в землю зарыт.

Осталась одна младшая [дочь].

Приближенный [падишаха] пришел,

Сказал: возьму в жены ее".

690. Нет никого дороже для меня. –

[С дочерью] я бежала в лес.

Таких, как я, матерей с детьми

[И] бежавших мужчин много здесь.

Кровавыми слезами плачут все,

Скрываются в лесах.

Егет, у тебя, оказывается, добрая душа

И мысли хорошие у тебя,

Не ходи дальше, вернись!

В кровавую страну ты пришел,

700. В жестокую страну ты пришел”.

“Воды переходил, горы перевалил,

Долгие годы я шел,

Много дорог я прошел,

Если скрывающуюся Смерть

Здесь не отыщу

И голову ей не снесу,

Если не сделаю, что обещал,

Если не прогоню ее с земли,

Пусть Уралом меня не зовут!”

710. Сказал Урал эти слова.

“Прощайте!” — он сказал,

Сел на своего льва, в стан падишаха Катила

Направился Урал, говорят;

Прошло несколько дней, говорят,

Подъехал к такому месту, говорят,

Где, словно рожденные матерью одной,

Все обличья одного, -

Голые до единого все,

720. Люди, столпившись, стоят,

Выстроили в затылок их,

Мужчины от женщин отделены,

Ряд за рядом поставили их.

Приближенные [падишаха] толкали людей,

Выравнивая ряды.

Плетью били, стегали их,

Люди в страхе молчали все,

Языком шевельнуть не могли.

К стоящим людям [Урал] подошел.

730. Окинул взглядом майдан.

Поодаль от этой толпы,

Шагах в пятнадцати в стороне,

С глазами, полными слез,

С сердцем, переполненным болью,

Вместе с напуганными детьми,

Объяснялись только жестами,

Стеная и плача от горя,

Стояли матери и отцы.

И к ним [Урал] подошел,

740. Спросил, что же произошло,

О своем намерении рассказал.

Слова Урала люди все

Слушали с жадностью, говорят.

Из толпы один старик

Так ему рассказал:

“Егет, по виду твоему,

По удивленному взгляду твоему,

По тому, что на льве сидишь верхом,

Похоже, ты из чужой страны.

2 << | 3 | >> 4


Tags: КУЛЬТУРА, Урал-батыр, башкиры, туранцы, эпос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments