soraman (soraman) wrote,
soraman
soraman

Categories:

Урал-батыр. Стр.18. Академический перевод


БАШКИРСКИЙ НАРОДНЫЙ ЭПОС

У Р А Л – Б А Т Ы Р


BASHQORT KHALI'Q EPOSI'

U R A L – B A T I' R


| 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18|


1. ОРИГИНАЛ. На башкирском языке
2. Академический перевод Хакимова А.И., Кидайш-Покровской Н.В. и Мирбадалевой А.С. См. Башкирский народный эпос. Москва, Главная редакция восточной литературы издательства Наука, 1977, С. 265-372. Главный редактор серии «ЭПОС НАРОДОВ СССР» Петросян А.А.; составители тома Мирбадалева А.С., Сагитов М.М., Харисов А.И.; авторы комментария Мирбадалева А.С., Сагитов М.М.; башкирские тексты подготовили Сагитов М.М., Харисов А.И.; ответственный редактор Кидайш-Покровская Н.В., редактор издательства Янгаева А.А.
3. Поэтический перевод Шафикова Г.Г. (См. Урал-батыр. Башкирский народный эпос. Башkортостан, Уфа, Башкнижиздат, 1977).
4. На английском языке.
5. Сказочный перевод на русском языке.
6. Сказочный перевод на башкирском языке.
7. Прозаический перевод от Айдара Хусаинова.
8. Мультфильм "Урал-батыр".
9. "Урал-батыр" и всемирный потоп.
10. "Урал" вариант эпоса от Артёма Лукичева.

См. Башкирский народный эпос. Москва, Наука, 1977, С. 265-372.



4 250. Человек — пусть будет имя вам.

Не уступайте дорогу злу,

Не сторонитесь добра!»

Вымолвил такие слова,

Умер батыр Урал, говорят.

В скорби весь [народ]

Низко голову склонил, говорят.

В небе падучая звезда

Весть Хумай подала.

Надела птичий наряд Хумай,



4 260. Тут же прилетела, говорят.

Лежавшего мёртвым Урала

В губы поцеловала, говорят:

«Ах Урал мой, Урал,

Не застала тебя в живых,

Не услышала твоих последних слов,

Чтобы печаль свою облегчить.

В юности встретила тебя,

От радости девушкой обернулась я,

Сбросила свой птичий наряд;



4 270. Когда на злодеев ты войной пошёл,

Дороги добру открывал,

Когда на Акбуза сел верхом,

Взял в руки булатный меч, —

Самой счастливой я в мире была,

Провожая тебя [в путь].

Не успела застать тебя в живых.

Ты меня в губы не поцеловал,

Не знаю, что ты хотел сказать.

Что теперь делать мне?



4 280. Не знаю, что и сказать!

Если девушкой обернусь, на кого посмотрю?

Хоть имя останется моё Хумай,

Хоть люди считают девушкой [меня],

Не сброшу теперь птичий наряд,

Не стану красавицей вновь,

Чтобы не привлекать чужой взгляд.

Не найду такого батыра, как ты,

Не смогу матерью батыра стать;

Акбузату и булатному мечу



4 290. Не смогу выбрать батыра под стать;

В облике птицы останусь навек,

Снесу неоплодотворённое яйцо;

Родится дитя — птицей будет [оно],

Словно помыслы чистые твоим,

Белым будет его цвет.

Что теперь делать мне?

У дороги, по которой ты скакал,

На твоей горной гряде,

Могилу вырою, тебя похороню,



4 300. Помяну тебя добром

Большую дорогу, по которой ты скакал,

Никогда не зальёт вода.

Оставшаяся от тебя большая гора

Тебя в свои объятия возьмёт

И пребудет вместе с тобой

Вечно на этой земле.

Ты море осушил[19]

И стал батыром на [земле],



4 310. В объятиях большой горы

Бесценным для страны,

Дорогим для каждого из людей,

[Дорогим,] как сама душа, —

Таким [навсегда] останешься ты.

Нетленным золотом будешь ты.

Прославишься среди людей,

В мире останешься богатырём».

Сказала так Хумай

И Урала похоронила на горе, говорят,



4 320. Хумай улетела, говорят,

Покинула страну, говорят,

Дорога Урала — высокая гора,

Могила Урала — славная гора —

Стал именоваться Урал[-гора].

Спустя много лет,

Соскучившись по Уралу, Хумай

Вдоль по дороге его

Полетела, махая крыльями,

Опустилась на гору-скалу,


4 330. Думая об Урале, изливая свою грусть,

Лебедушкой обернулась, вывела птенцов —






Лебединое племя размножилось.

Узнали люди о том, говорят,

Считая [этих] птиц

Потомством Хумай,

Признали [их] как сородичей своих

И порешили между собой

Не охотиться на них,

Поймав лебедя, не есть.


4 340. А мясо лебединое люди

Стали запретным считать, говорят.


Не усидела Хумай, улетела, говорят,

То улетала, то прилетала, говорят.

«Там спокойная страна», — решив,

Она привела [туда] птиц,

За собой их ведя,

К горе Урала прилетела, говорят.

Урал с тех пор

Дичью и птицами полнился, говорят.


4 350. Услыхав, что слетелись птицы [туда],

Что спокойная эта страна,

Бык Катила - племя своё,

Став его вожаком,

На славные отроги Уральских [гор],

Под прикрытие прекрасных Уральских [гор],

Решив вместе со всеми жить,

К Уралу его привёл,

Покорился человеку он

Акбузат тоже по всей стране



4 360. Собрал племя лошадей

И став их вожаком,

На [Уральские горы] привёл, говорят.



Приручили люди [лошадей],

Стали они служить для верховой езды,

И размножилось племя лошадей, говорят.

Каждый месяц и каждый день

Всё новыми животными полнился Урал.

Люди по дням прихода

[Каждого из] этих животных и птиц



4 370. Разделили [на] месяцы и года,

Дав им название [в том порядке],

как они пришли[20].



После того, как умер Урал-батыр,

Когда в могиле он истлел, говорят,

[Прах] его в могиле засиял. Говорят.

Люди такое увидав,

Собрались все вместе говорят,

Каждый по горстке земли взял, говорят,

И все восславляли его, говорят,

Со временем на месте том



4 380. Образовалось золото, говорят.



Размножились птицы и звери —

Воды в родниках стало не хватать,

А из озера боялись пить.

К Иделю, Яику,

К батырам Нугушу и Хакмару

Люди, собравшись, пришли.

«Что делать нам?» — спросили все,

Растерявшиеся сказали они.

Задумался Идель, говорят.



4 390. Булатный меч, оставшийся от отца,

В руки он взял, говорят,

На Акбузата сел верхом,

Собрал весь народ и сказал:

«[Пока] в воде, которую мы пьём,

В мире, в котором мы живём,

Не исчезнет зло, не родится живая душа,

А если и родится, то не будет в спокойствии жить.

Против Шульгена битву начнём,

Разобьём все его [войска] —



4 400. И будет вода для людей

Мир воцарится в стране».

Только он это сказал

И собрался было войско повести —

Подлетела Хумай, говорят,

Сказала она так, говорят:

«Разве растерянность к лицу

Егету, что от батыра рождён?

Никто из родившихся на свет

Не смог бы такое вообразить,



4 410. Сердцем почувствовать бы не смог,

Что кто-то в море проложит путь,

Дивов в горы превратит,

Целое море осушит

И там, где прошёл его путь, будет страна, —

Кто только подумать об этом мог?

Хоть и умер твой отец,

Меч булатный оставил тебе,

Оставил белого коня.

Отец твой из дивов горы воздвиг,



4 420. Дороги остались там, где он проскакал,

Воды плохие очистил он,

Страну свою объединил,

И вам, умирая, отец [сказал]:

«Не пейте воду из озёр,

Чтобы не погубить себя».

Разве он [так] не говорил?

Хоть ты на Шульгена пойдёшь войной

Разгромишь его в бою,

Но от его озера не будет пользы людям,



4 430. Не станет им материнским молоком,

Не утолит оно жажды людской».

Услыхав от Хумай эти слова,

Призадумался Идель, говорят.

С Акбузата соскочил, говорят.

Булатный меч своего отца

Взял в руки, говорят.

На высокую гору поднялся,

Остановился он там.

«В руках моего отца



4 440. Этот меч дивов крошил;

Сын, что от Урала рождён,

Достоин ли имя батыра носить,

Когда от жажды страдает народ,

Когда он мучается и не может воду найти?

Мужское ли дело [вот так] стоять?» —

Громко сказал так Идель

И гору рассёк пополам, говорят,

Серебристый белый ручей

Тут же, журча, побежал, говорят,



4 450. Заструился по горе. Говорят.

До образовавшейся из тела Азраки

Горы Ямантау он добежал,

Гора преградила путь ручью.

Подошёл и размахнулся Идель,

Перерубил [гору пополам],

Дальше потекла река, говорят,

Гора, на которой стоял Идель,







Гора, которую он он, изловчившись, перерубил,

Из той горы речка потекла —



4 460. Иремель* стали её называть, говорят.

У большой горы, преградившей путь реке,

То место, где её рассёк [Идель],

Стало именоваться [ущельем] Кыркты*

Вода, которую добыл Идель,

Река, что красиво с журчанием потекла,

Стала называться рекой Идель, говорят.

Все подошли воды испить, говорят,

Глядя, как течёт вода,

Обрадовались все



4 470. И сказали так, говорят:

«Белая река, что открыл Идель-батыр,

По долине с журчанием бежит

Сладкие воды Идель-реки

Смывают грустные думы навсегда,

Радуют плачущий кровавыми слезами народ,

Воспевает народ, желая [ему] долгих лет,

Батыра, что от Урала рождён.

Сладкие воды Идель-реки

Смывают грустные думы навсегда,



4 480. Радуют плачущий кровавыми слезами народ».

Так люди восхваляли [реку],

Кровавые слёзы перестали лить.

В благоденствии весь народ

В долинах [реки] Идель

Стал жилища строить [себе],

Год от года умножался их род —

В стране стало много людей

И долины Иделя стали тесны

Четверо батыров, собравшись,



4 490. Сели вместе, задумались они:

Яик, Нугуш и Хакмар

Новые реки начали искать.

Они тоже, как Идель,

Один за другим

Ударили булатным мечом —

От их ударов три реки

Побежали, журча, говорят.

Собрали они свой народ,

Между четырьмя батырами разделился он,



4 500. Вдоль четырёх рек

Расположили жилища [свои] —

И стали отдельными [родами] жить,

Четырёх батыров имена

Стали названиями четырёх рек.

И стали незабываемыми

В поколениях [их имена].

4 508. Хуш.17<< | 18| >>Сведения о вариантах




ПРИМЕЧАНИЯ:

[19] Буквально «Ты вскрыл поверхность моря».

[20] В древности башкиры вели летоисчисление по двенадцатилетнему животному циклу.





| 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18|
Tags: КУЛЬТУРА, башкиры, туранцы, эпос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments