?

Log in

No account? Create an account

|

Ungarische Stammesnamen bei den Baschkiren
Nemeth G., Hungary, Budapest, 1966
1 | 2 | 3
Венгерско-башкирские отношения привлекают довольно живое внимание исследователей, особенно в последнее время, начиная приблизительно с 1950 г.[1]

Венгерские историки Мольнар, разрабатывавший во многих книгах и статьях вопросы древневенгерской истории, является ревностным сторонником тезиса о том, что венгры, как единый народ в течении I тыс. н.э. жили в Башкирии.[2] Этот тезис он пытается последовательно обосновать при помощи исторических, языковедческих, этнографических, археологических и антропологических доводов.

Другого мнения придерживается Элемер Моор, также, опубликовавший многочисленные труды по вопросам венгерской праистории. По нашему вопросу он высказывается так: «…Во всяком случае, установлено, что, по крайней мере, одна группа венгров, оторвавшаяся в результате натиска печенегов (889) от основного венгерского массива, достигла Волги и что потомки её в XIII в. Были обнаружены монахом Юлианом»[3]. Собственно, Элемер Моор предполагает, что эти волжские венгры идентичны с Eabaptoi aoфaлol Констатина Багрянородного[4].

Новое критическое отношение к обоим источникам, а именно к сообщению Рикардуса и к письму Юлиана, мы находим в публикациях Д. Синора. Он склонен предположить, что Юлиан совершил только одну поездку. Которую он описал в своём письме, сообщение же Рикардуса должно быть больше продукт фантазии. Его главным доказательством является то место письма, где Юлиан говорит, что татары – по рассказу венгров-язычников – воевали с Magna Hungaria[5] в течении четырнадцати лет и на пятнадцатом году её завоевали. Как же Юлиан мог годом раньше в полном спокойствии разговаривать с венграми-язычниками, как это утверждает Рикардус. У Синора башкиро-венгерский вопрос ставится в связь с венгерской древней историей, причём освещаются многочисленные отдельные вопросы. По его мнению, открытие Юлиана имеет неоценимое значение для исследования венгерской древней истории.

В 1961 г. Мартти Рясянен в Acta Orientalia Hungarica опубликовал статью под названием: «Имеется ли в башкирском, что-либо венгерское?». После исторического обзора башкиро-венгерского вопроса Рясянен подвергает проверке «место башкирского языка внутри других тюркских языков». Вначале он подчёркивает, что башкиры не являются самыми древними жителями их сегодняшней родины. Волжские татары пришли на казанские земли только в середине XIII в. вместе с Батыем, а первое упоминание о башкирах мы находим у Ибн Фадлана (922).

Финно-угорские элементы встречаются в башкирском языке в незначительном количестве. В отношении словарного запаса и системы гласных он сходен с казанско-татарским языком.

Далее Рясянен говорит об общих изменениях звуков, в чём он усматривает доказательство исторической связи, например, в тюркских языках гласный -а- в первом слоге имеет склонность к лабиализации: «Возможно, что венгерский краткий губной –а- объясняется (дунайско-) булгарским влиянием». «В противоположность вокализму консонантизм башкирского языка своеобразен». Рассмотрим первый пример из изложенного Рясяненом материала. «Из финно-угорских языков нам известно, что венгерский анлаутный непалатализованный –s- развился в z>h>0; в башкирском языке осталась промежуточная ступень –h-. Однако явление, подобное *s>h встречается ещё как в северо-монгольском бурятском, так и в северо-тунгусском ламутском языках. В якутском же языке, как и в венгерском, это явление исчезло. Могло ли это означать, что венгры во время своих скитаний шли на северный Кавказ восточнее Урала?» При помощи изложения сходных явлений далее даётся характеристика башкирскому языку.

Вывод гласит: «Итак, относительно предполагаемого близкого венгерско-башкирского родства на лингвистической основе мы пришли к весьма скромным, если не к совершенно отрицательным результатам. Все, кажется, указывает на то, что эти племена не один раз жили в более продолжительном соседстве».

Серебренников Б.А.[6] опубликовал замечания по поводу выступления Рясянена. Они содержат полезный обзор истории исследования с меткими критическими замечаниями (важно то, что автор использовал малоизвестные русские источники). В рассуждения Рясянена по отдельным вопросам внесены поправки, тем самым заложены более широкие основы для дальнейшего исследования. При этом Серебренников Б.А. пришёл к следующим результатам: 1. Рассмотренные выше изменения имели место до соприкосновения венгров и камских булгар, ибо они не наблюдаются в булгарских словах, заимствованных венгерским языком, например, венг. sereg, древнеуйгурск. cerig. 2. Башкиры пришли на западно-уральские земли определённо позднее, чем камские булгары и чуваши на Волгу. По этой причине непосредственное соседство венгров и башкир сомнительно. Основная масса венгерского народа покинула Уральскую область, прежде чем башкиры появились здесь. 3. Однако не исключено и то, что после ухода основной массы венгерского народа на запад какая-то часть его осталась здесь. Эти остатки венгров могли дать почву для образования определённых фонетических изменений[7], хотя эти фонетические законы ко времени соприкосновения венгров и камских булгар уже потеряли силу. 4. Возможно также, что венгры ещё до соприкосновения с камскими булгарами были связаны с башкирами азиатской части Уральских гор или даже на Южном Урале.

Новейшую теорию пытается обосновать Йожеф Переньи[8]. Теория исходит от Й. Бромберга и утверждает, что Magna Hungaria была расположена на правом берегу Волги. Переньи сначала анализирует отчёты Плано Карпини, Бенедиктуса Полонуса и Рубрука и приходит к выводу, что они не могут служить основанием в решении вопроса венгерско-башкирской идентичности или в определении Magna Hungaria.
Далее Переньи рассматривает народ madzar, который встречается в «Тайной истории монголов» (ТИМ). Не подлежит сомнению, — говорит Переньи на стр. 488, — что согласно названному источнику народ с таким названием жил на Волге. Однако мадьяры и башкиры в ТИМ фигурируют отдельно. (Переньи касается также проблемы, которая возникает в связи с названием венгров в том же источнике термином Kerel [из венг. kiraly «король, венгерский царь, венгры, венгерский народ]; но это имя упоминается в ТИМ в связи с событиями 1222 г., а впервые появилось только в 1240 г (Пеллио). Однако по предположению Переньи наш текст ТИМ подвергался обработке после 1240 г. Ни Плано Карпини и ни Рубрук, по его мнению, не могли получить в Каракоруме сведения от монголов об идентичности венгров и башкир.

По другому дело обстоит с Джувайни и Рашид-ад-Дином. Джувайни вообще не пользуется термином madzar, он называет как венгров на Волге, так и дунайских венгров одним именем kerel. Рашид-ад-Дин употребляет название madzar только для обозначения венгров на Волге; дунайских венгров он называет kerel (основываясь на данных тогдашней мусульманской географии он – как и Джувайни – относит к ним и башкир). Словом kerel он называет обе страны венгров, при этом чувствуется влияние ТИМ. Возможно и то, что Карпини и Рубрук в Каракоруме встречали мусульманских учёных, которым была известна давно бытующая у арабов доктрина об идентичности венгров и башкир. Итак, очевидным становится то, что для определения местонахождения Magna Hungaria мы можем пользоваться только лишь отчётом Рикардуса и письмами Юлиана, далее русскими летописями.

Затем подробно анализируется путешествие Юлиана в Magna Hungaria и оттуда к дунайским венграм. Переньи отрицает мысль о том, что при поездке туда Юлиан переправился через Волгу при Саксине. Он подчёркивает важность того места, где Юлиан (т.е. Рикардус) говорит о том, что жители Булгарии – язычники. Переньи ссылается на исследования Ковалевского А.П., согласно которым в Булгарском государстве на правом берегу Волги жили язычники, а на левом мусульмане. Выражение “iuxtra magnum flumen Ethyl” исключает переход Юлиана через Волгу. На обратном пути Юлиан ехал не по Волге, а через Мокшу (“transivit in fluvio regnum Morduanorum”), которая была расположена недалеко от Magna Hungaria (на правом берегу Волги). Из этого следует, что Magna Hungaria находилась на правом берегу Волги.

Учёные в Советском Союзе, разумеется, и в Башкирии, также занимаются нашим вопросом. Руденко С.И., опубликовавший[9] ещё раньше обширную монографию о башкирах, в своей новой работе[10] не затрагивает этого вопроса. Однако более молодое поколение знает его хорошо.

В большом сборнике по археологии и этнографии Башкирии[11] мы находим об этом обширное исследование Гарипова Т.М. и Кузеева Р.Г., которое затрагивает почти все проблемы древнебашкирского и много проблем древневенгерского, точнее древнеугорского, периодов[12]. Авторы говорят о том, что осколки венгерского народа слились с древнетюркскими племенами, населявшими дискутируемую область не позднее конца первой половины I тыс. Этот процесс протекал очень медленно, ибо в первой половине XIII в. Здесь за Волгой жили люди, говорившие на венгерском языке. (Юлиан: 1235-1237 и 1237-1238; стр. 337: Юлиан не упоминает башкир, так как он не дошёл до них).

Далее следует критический обзор вопроса о происхождении башкир. Привлекает внимание, следующее место: «…бесплодные поиски прародины башкир (чаще всего в Зауралье и Прииртышье)». Авторы подчёркивают важность кыпчакских элементов и берут в основу своих исследований вышеупомянутые суждения Й. Переньи, которые ими подробно анализируются. Далее разбираются антропологические исследования (Руденко, Липтак) и затем данные языкознания. Здесь авторы упоминают, как и во вводной части, венгерские племенные названия Jeno[13], Gyarmat[14], Bular[15], Tazlar[16], Ungar[17] и т.д., которые встречаются и в башкирском языке.

На стр. 342 рассматриваются некоторые вопросы советского археологического исследования, согласно которым в раннебашкирском периоде образовалась угорская этническая группа на территории Хакаско-Минусинской котловины. «Образование этой группы начинается с конца III в. до н.э., если не считать прямых предков (угров) – тагарских динлинов (VIII-III вв. до н.э.), говоривших на угорском языке» (стр. 342а). Cогласно предположениям, мне совершенно неизвестным, в середине I в. н.э. венгерские племена двинулись на Северный Алтай и далее к среднему и позднее к нижнему течению Оби и т.д. и т.п.

Работу известных венгерских ученых прошлого продолжает Л. Рашоньи, в ходе которой он исследует венгерские географические названия в Башкирии[18]. Он установил, что в венгерском языке было древнее слово kondor «бобр» и также kondoros «богатый бобрами», которое встречается как географическое название и гидроним. У башкир также можно найти название реки Kundurus. В Башкирии есть речка Bekas, в венгерском языке имеются гидронимы, которые содержат слово bekas «богатый лягушками».

Большинство изложенных вопросов в обсуждаемой литературе прямо или косвенно подвергалось проверке в недавно опубликованной работе Л. Лигети о назывании венгров монголами[19]. Лигети объясняет своеобразную форму множественного числа ТИМ madzarat (она основывается на ошибке, допущенной при письме), предполагает, что madzar попало в монгольский язык через куманское посредничество, подвергает анализу гласный первого слога названия, указывает на трудности, которые встречаются при объяснении арабской формы madzyar. Далее Лигети объясняет, что название madzar является часто встречающимся собственным именем у монгол, которое ими употребляется для названия как дунайских, так и волжских венгров. После слова madzar объясняется названия basyird (в ТИМ badzigit). Значительная часть источников (Джувайни. Рашид-ад-Дин), как представляется, пользуется этим названием для обозначения дунайских венгров. Следует здесь подчеркнуть то, что в персидских и латинских источниках, независимых друг от друга. Этим термином называют дунайских, так и волжских венгров. Лигети подчёркивает, что название badzyird, basyird венгерскому языку было незнакомо. Третье название венгров встречающееся у монголов – это keler (как было сказано: kiraly «король» или keraly куманское kerel). Лигети анализирует различные формы: raral (ТИМ), kerel (ТИМ, письмо Гююка, Рашид-ад-Дин), kelar (Джувайни. Рашид-ад-Дин), kie-lien=keler («Юань-ши») и заключает свою работу тем, что madzar и badzyir являются древними названиями (IX-X вв.), kerel, напротив, появилось только в монгольский период.

Теория башкиро-венгерского родства недавно – конечно с оговоркой – была подновлена Д. Дечи[20]. Его интересные мысли, сильно затрагивающие и мои выводы, я хочу продемонстрировать наглядно при помощи нескольких цитат.

Мы читаем у него (стр. 150): «Известно, что башкиры начиная с VII в н.э. непрерывно жили вместе с тюркскими народами. С Vii в. до 1236 г. они, или по меньшей мере их западная группа, составляла часть Волжско-Булгарской империи. После 1236 г. башкиры попали под господство Золотой Орды; практически это означало наводнение татарскими элементами их народа…». «Существует распространённое предположение, что башкиры пришли к своему современному тюркскому языку через смену языка. Эта смена языка должна была совершиться относительно поздно, возможно лишь в XIV-XV вв. Первоначальный язык башкир, так называемый протобашкирский язык, как предполагается, должен был быть одной из форм древневенгерского языка».

«За то, что башкиры до XIV-XV вв. – в условиях самостоятельного развития – разговаривали на одной из форм древневенгерского языка, говорят следующие данные: в исследовании венгерской праистории существует явно обоснованный тезис о том, что предки венгров после распада угорской языковой общности долгое время (приблизительно с 1500 г. до н.э. по 450 г. н.э.) жили на территории нынешней Башкирии и граничащих с нею южнее и западнее областях. В 600 г. предки сегодняшних венгров ушли из этой области на юг или на запад; часть венгров, однако, осталась на территории нынешней Башкирии». А что касается Юлиана. То он в Башкирии встретил «как сообщает он сам – группу язычников, с которыми он мог изъясняться на родном венгерском языке. Очевидно, его собеседниками были башкиры, которые ещё разговаривали на своём древнем (протобашкирском, древневенгерском) языке». Далее Дечи упоминает сообщения мусульман, потом два венгерских названия в башкирской племенной системе (Jeno, Gyarmat). Он говорит: «При систематическом изучении материала башкирских названий можно было бы надеяться получить интересные в этом отношении выводы» (стр. 151). Далее он говорит о трудностях эскизного толкования этого вопроса, о рассмотренной выше работе Рясянена, также отмечает, что башкиры не едины по своему происхождению.



Библиография:
* Перевод на русский язык выполнен Кудашом С.С. под редакцией Гарипова Т.М.

[1] Годом ранее (1949) в Париже появились заметки по истории золотой Орды» Пеллио. Его интересующие нас выводы получили оценку в статьях Переньи Й. и Лигети Л., которые рассматриваются ниже. Наиболее важную литературу можно найти у Гомбоца, Немета, Серебренникова, Гарипова и Кузеева (выходные данные для краткости опущены – Ред.)

[2] A Magyar nep o” stortenete (Древняя история венгерского народа). Будапешт, 1954; Эрик Мольнар. Проблемы этногенеза и древней истории венгерского народа. Будапешт, 1955.

[3] Восточноевропейские путешествия венгерских доминиканцев в 30-х годах XIII столетия не всегда правильно отображаются в литературе. Нелишне привести здесь важнейшие факты.

В старовенгерской хронике Gesta Hungarorum говорится, что семь племён венгров ранее жили в другой стране, в Ungaria maior, Ungaria magna (magnus «пра(родина), пра(племя), не(великая)». Часть семи племён осталась в старой стране, преданная своим старым языческим верованиям. Около 1230 г. четыре венгерских доминиканца, среди них брат Отто, отправились на поиски этой страны с целью обращения её в христианство. На протяжении трёх лет они искали эту страну. Наконец, Отто удалось встретить языческих венгров и поговорить с ними. В стране их он не был, а возвратился к к дунайским венграм, где спустя неделю скончался. Весной или летом 1235 г. четыре доминиканца. среди них брат Юлиан, снова отправились в путь, чтобы вернуть языческих венгров. В конце путешествия Юлиан остался один, но ему удалось достичь Magna Hungaria на Волге, по соседству с булгарами. Он провёл там довольно долгое время и говорил с языческими венграми по-венгерски. 21 июня 1236 г. он отправился в обратный путь. (Даты спорны. Мне всё же кажется достоверным, что Юлиан вернулся из своего первого путешествия не в конце 1235 г., а в конце 1236 г. Зиму 1235-1236 гг. – 6 месяцев – он провёл у аланов). В 1237 г. четыре доминиканца снова отправились в Magna Hungaria, на этот раз через Русь. В это время Юлиан был в Риме. Вернувшись из Рима, он с тремя братьями по Ордену последовал за ранее отправившимися четырьмя, но добрался лишь до Суздаля (конец лета 1237 г.) – История путешествия Отто наряду с первым путешествием Юлиана рассказана в отчёте орденского брата Рикардуса Папе; второе путешествие Юлиана описано в составленном им письме, которое было направлено епископу из Перуджии, имевшему с венграми тесные связи. См. работы Генриха Дёррие и Дьёрффи Дьёрдя.

[3] «Acta Ethnograhica», II (1951), стр. 124 и след.

[4] Magna Hungaria - Великая Венгрия или Баскартия — прим. Батэрхан

[5] «К вопросу о связи башкирского языка с венгерским», Башkортостан, Уфа, 1963. [6] «Актуальные проблемы башкироведения». – Башкирский филиал Академии наук СССР, Институт истории. Языка и литературы.

[7] Стр. 23: «По-видимому, эти остатки венгров, смешиваясь с башкирами и усваивая их язык, в известной мере, повлияли на фонетику башкирского языка и явились причиной появления некоторых общих черт, которые наблюдаются в развитии некоторых согласных в венгерском и башкирском языках».

[8] (A) Magna Hungaria kerdesehez (К вопросу о Magna Hungaria), 1959.

[9] Башкиры. Опыт этнологической монографии. Записки РГО, т. 43, вып. 1-2, 1916-1925

[10] Башкиры. Историко-этнографические очерки. АН СССР, Башкирский филиал, Институт истории, языка и литературы, 1955.

[11] Археология и этнография Башкирии, 1. Уфа, 1962.

[12] Башкиро-мадьярская проблема, стр. 336-343.

[13] Древневенгерское племенное название, см. ниже.

[14] Там же.

[15] Не является племенным названием, имеет запутанную историю.

[16] Из арпадского периода.

[17] См. Bular и ниже. Сопоставление с башкирским Ungar невозможно, - немецкая форма Ungar является специфической немецкой формой, которая сводится к *ongur

[18] Baskurt ve Macar yurtlarindaki ortak cografi adlar uzerine. Ankara, 1964.

[19] A Magyar nep mongol kori nevei (magyar, baskir, kiraly). – Magyar Nyelv, LX, 1964.

[20] Einfuhrung in die finnisch – ugrische Sprachwissenschaft. Wiesbaden, 1965. (S. 149: Die Frage des Proto-Baschkirischen).
См. Acta Orientalia Hungarica, Hungary, Budapest, 1966, XVI, 1-2

1 | 2 | 3

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
livejournal
5 дек, 2013 04:35 (UTC)
Nemeth G. Венгерские племенные названия у башкир
Пользователь natalya_orlenko сослался на вашу запись в записи «Nemeth G. Венгерские племенные названия у башкир» в контексте: [...] | 2 [...]
( 1 комментарий — Оставить комментарий )

Latest Month

Март 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Разработано LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy