Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

башкирия

*Истина сотворения. Часть 2-я

Введение. Истинная идеологическая подоплека терроризма: дарвинизм и материализм

Почему теория эволюции?


Магия материалистического верования


Глава 1. Избавиться от предубеждений


Глава 2. Коротко об истории теории эволюции


Глава 3. Утопические механизмы эволюции


Глава 4. Ископаемые останки опровергают теорию эволюции


Глава 5. Переход из Воды на Сушу - сказка, выдуманная теорией эволюции


Глава 6. Фантастическая эволюция птиц и млекопитающих


Глава 7. Лживые и пристрастные комментарии эволюционистов, относительно данных ископаемых останков


Глава 8. Фальсификации эволюции


Глава 9. Сценарий эволюции человека


     *Сценарий эволюции человека. Часть 2-я. Неандертальцы

Глава 10. Молекулярный тупик теории эволюции


     *Молекулярный тупик теории эволюции. Часть 2-я

     *Молекулярный тупик теории эволюции. Часть 3-я

Глава 11. Второй закон термодинамики опровергает теорию эволюции


Глава 12. Можно ли объяснить Великий замысел случайностью?


Глава 13. Несостоятельные утверждения эволюционистов


Глава 14. Теория эволюции - материалистическая необходимость


Глава 15. СМИ - жизненное пространство теории эволюции


Глава 16. Вывод: теория эволюции - это фальсификация


Глава 17. Истина сотворения


     *Истина сотворения. Часть 2-я

Глава 18. Тайна позади материи


    *Тайна позади материи. Часть 2-я. Реально существующий Абсолют

    *Тайна позади материи. Часть 3-я. Чего опасаются материалисты

Глава 19. Относительность времени и истина судьбы


Глава 20. Цикл международных конференций Фонда научных исследований: Крах теории эволюции: Истина сотворения жизни

Дополнительные материалы:
Аднан Октар (Харун Яхья). Сотворение Вселенной

Специальная система замерзания

Замерзшая лягушка – непривычная биологическая структура, не подающая никаких признаков жизни. Удары сердца, дыхание, кровообращение полностью приостановлены. Однако та же лягушка вместе с оттепелью, возвращается к нормальной жизни, будто проснувшись вновь.

Замерзшее живое существо сталкивается лицом к лицу со смертельными опасностями. Но для лягушки не существует подобной опасности. В таком состоянии в организме лягушки производится глюкоза в большом количестве. Уровень сахара в крови лягушки поднимается подобно как у больного-диабетика. Порою этот уровень достигает 550 ммоль/л. (для лягушек нормальный уровень 1-5, для людей – 4-5 ммоль/л.).

В нормальных условиях такая концентрация глюкозы приводит к большим осложнениям. Повышенная концентрация глюкозы позволяет организму сохранить жидкость в клетках и предотвращает сморщивание клетки. Оболочка клетки лягушки становится проницаемой для глюкозы, и таким образом она с легкостью проникает в клетки. Большое количество глюкозы в организме лягушки понижает точку замерзания, поэтому замерзает лишь небольшое количество внутренней жидкости. Исследователи определили, что глюкоза может питать даже замерзшие клетки.

Глюкоза является природным топливом и приостанавливает многие реакции обмена веществ, как например, синтез мочевины. Благодаря чему предотвращается быстрое истощение различных источников питания клетки.

Как же могло образоваться столько глюкозы в организме лягушки?

Ответ очень интересен: в организме животного есть специальная система, выполняющая эту работу.

Как только на поверхности кожи определяется заледенение, информация поступает в печень, и часть гликогена в этом органе превращается в глюкозу. Свойство же информации, поступающей в печень, до сих пор не определено. Через 5 минут после поступления сигнала, уровень сахара в крови начинает быстро повышаться.161 И, конечно же, наличие такой системы, в нужный период обеспечивающей обмен веществ и другие жизненно важные процессы, говорит о существовании наивысшего и всезнающего Разума, создавшего весь этот совершенный план. Ведь никакая случайность не породит настолько комплексную и идеальную систему.

Благоразумный дизайн животных: камуфляж

Еще одна особенность, которой наделены животные для существования – это искусство маскировки, то есть «камуфляж». Животные нуждаются в маскировке по двум причинам: чтобы поймать добычу или же защитить себя от нападения. Самая важная отличительная черта камуфляжа от других способов защиты или охоты – это высокое актерское мастерство и тонкое знание психологии врага, чувство эстетики и гармонии.

Техники камуфляжа у животных невероятно разнообразны. Например, насекомое, спрятавшееся в древесной коре или  листве, практически невозможно отличить от настоящих листьев или же древесной коры. Тля, питающаяся соком растений, крепится на стволе растения, принимая форму колючки. Эти методы используются для защиты от птиц – злейших врагов тли, так как птицы не садятся на колючие растения.

Рис. вверху: древесная тля, принявшая форму колючки.
Рис. внизу слева: гусеница, разместившаяся посреди листа, дабы оказаться незаметной.
Рис. внизу справа: змея, скрывающаяся среди листвы.

Альбатросы

Перелетные птицы, используя разную «технику полета», снижают до минимума расход энергии при полете. Такой стиль полета встречается и у альбатросов. Размах крыльев у этих птиц, которые проводят 92 процента всей жизни на море, доходит до 3,5 метров. Отличительная особенность альбатросов – стиль их полета. Они могут часами парить, не взмахивая крыльями, и скользят по воздуху, используя ветер.

Для того, чтобы неподвижно держать 3,5-метровые крылья, нужна очень большая сила. Но альбатросы могут находиться в таком положении часами. Это осуществляется благодаря особенной анатомической системе, присутствующей у них с момента рождения. Во время полета крылья альбатроса блокируются, и поэтому для этого не используется мышечная сила. Крылья держатся засчет слоев мышц, что обеспечивает большое облегчение при полете.

Эта сложная система уменьшает расход энергии, так как альбатросы не прилагают сил для того, чтобы держать крылья распахнутыми или взмахивать ими. Благодаря ветру, они летают часами, не тратя энергии. К примеру, 10 кг.-вый альбатрос, несмотря на то, что в день пролетает расстояние в 1000 км, теряет всего лишь 1 процент своего веса. Это самый низкий показатель. Для того, чтобы пользоваться этой прекрасной техникой полета, люди придумали планеры, взяв в качестве примера альбатросов.162

Системы видения

Для возможности охоты и самозащиты морским животным очень важно видеть. Поэтому многие подводные морские живые существа наделены глазами, идеально спроектированными для подводного мира.

После глубины 30 метров видимость под водой ухудшается. Но глаза живых существ, находящихся на такой глубине, приспособлены для этих условий. В отличие от наземных животных, морские существа имеют шарообразные линзы глаз. По сравнению с широкими двояковыпуклыми линзами наземных животных, такая шарообразная форма больше соответствует подводным условиям и настроена так, чтобы видеть близкие объекты. При желании увидеть отдаленные точки, вся система линз уходит назад с помощью особенного механизма мышц.

Одной из причин наличия шарообразных линз у рыб является преломление света в воде. Так как плотность жидкости глаза равна плотности воды, то при отражении изображения извне преломления не происходит. В результате этого, линза сосредотачивает изображение предмета на сетчатке глаза, и рыба отчетливо видит в воде, чего нельзя сказать о человеке.

У таких животных, как осьминоги, глаза достаточно большие для глубин, где недостаточно света. Рыбам с крупными глазами приходится улавливать свечение окружающих организмов на глубине ниже 300 м. И в особенности, они должны быть чувствительными к легкому голубому свету, проникающему в воду.

По этой причине, в сетчатке глаза содержится большое количество чувствительных голубых клеток.

Как видно из этих примеров, существуют различные типы глаз для удовлетворения всех необходимых потребностей любого живого, что является свидетельством создания их в требуемой форме Всезнающим, Всевышним и Всесильным Творцом.

Вынужденная миграция

Особенностью семги, обитающей в Тихом Океане, является возвращение в реку, откуда она вышла, для метания икры. Эти существа, проводящие большую часть своей жизни в море, возвращаются в пресную воду для метания икры.

В начале лета, когда семга начинает свой путь, она имеет ярко красную окраску. В конце же путешествия цвет ее меняется на черный. Когда начинается миграция, они сначала приближаются к берегу, а затем пытаются достичь реки. Не зная никаких преград, они пытаются попасть в родные края. Если необходимо, то плывут против течения, преодолевают водопады, плотины и достигают того места, где они вышли из икринок. В конце длительного, протяженностью в 3500-4000 км. пути, у самки семги появляются икринки, а у самцов – сперматозоиды.

Самки, которые первыми достигают родных мест, мечут около 3-5 тысяч икринок, а самцы осеменяют их. В конце миграции и метания икры, рыбы истощаются. Самки слабеют, плавники хвостов изнашиваются, а кожа начинает приобретать черный цвет. То же самое происходит и с самцами. Спустя некоторое время, река переполнится мертвыми рыбами. Но из икринок появится новое поколение семги, которое проделает тот же путь.

Как семги преодолели этот путь к морю, каким способом определили дорогу? Это вопросы, которые ждут ответа. Есть множество предположений относительно этой темы, но окончательного ответа все еще нет. Какая же сила движет этими рыбами, отправляя их обратно в родные края? Очевидно и несомненно существование Всевышнего, господствующего над ними и направляющего их.

Каракатица


Под кожей каракатицы есть плотный эластичный мешочек с пигментацией, называемый «хроматофором». Эти пигменты обычно бывают желтыми, красными, черными и кофейного цвета. По сигналу, поступающему из мозга в зависимости от условий внешней среды, клетки каракатицы расширяются, что придает коже соответствующий цвет.

Благодаря этому, каракатица может приобрести цвет скалы, на которой она находится, идеально маскируясь таким образом. Эта система работает настолько эффективно, что с ее помощью каракатица может приобрести полосатую окраску, как у зебры.163

Коала

Масла, содержащиеся в листьях эвкалиптовых деревьев, ядовиты для многих млекопитающих. Этот яд является своеобразным механизмом химической защиты эвкалипта от своих врагов. Однако существует особый вид млекопитающих – животное, которое питается ядовитыми листьями эвкалипта и преодолевает этот барьер. Это сумчатое животное – коала...

Коала прячется в эвкалиптах, здесь же питается и утоляет жажду. Коала, как и другие млекопитающие, не может переваривать целлюлозу, содержащуюся в этих деревьях. В данном случае они зависят от микроорганизмов, способных переваривать целлюлозу. Эти микроорганизмы встречаются в основном в слепой кишке, которая находится в месте соединения тонкой и толстой кишок. Слепая кишка – самая интересная часть системы пищеварения коалы. Эта часть является как бы комнатой ферментации, где замедляется проход кусочков листьев, что в свою очередь дает возможность микроорганизмам переварить целлюлозу. Благодаря этому, коала может обезвредить листья эвкалипта, содержащие ядовитые масла.164

Способность охотиться в неподвижном положени


В крайнем левом углу: росянки раскрытые.
Рядом: росянки полностью закрытые.

Растение Южной Африки Sundew(росянка) липкими волосками заманивает насекомых в ловушку. Листья этого растения покрыты длинными красными волосками. Кончики этих волосков покрыты жидкостью с запахом, который притягивает к себе насекомых. Другая же особенность этой жидкости заключается в ее исключительной липкости. Насекомое, которое направляется по запаху, прилипает к этому липкому волоску.

Через некоторое время, листья полностью закрывают насекомое, прилипшее к волоску, и растение начинает переваривать его, приобретая необходимые ему белки.165 Безусловно, наличие таких особенностей у растения, не имеющего возможности двигаться, является свидетельством особого дизайна. Растение не могло развить этот принцип охоты само по себе или же случайно. И невозможно не увидеть здесь присутствие и силу Творца, создавшего эти особенности.

Строение перьев птиц

На первый взгляд, перья птиц имеют довольно простое строение. Однако, если приглядеться повнимательнее, то мы столкнемся с легкими, но сильными, водонепроницаемыми и достаточно сложными перьями.

Для того, чтобы птицы могли летать без труда, перья по мере возможности должны быть легкими. Соответственно этой потребности, перья состоят из кератиновых белков. По обе стороны стержня пера находятся бородки, каждый из которых имеет около 400 крючков. А каждый из этих 400 крючков содержит еще по два более мелких крючочка, что в сумме составляет 800 штук. Все 800 крючков вмещены в перья маленькой птицы, у размещенных же впереди есть еще по 20 маленьких крючков. Эти крючки соединяют два пера друг с другом, точно так же, как приметываются ткани.

В одном перышке есть около 300 миллионов мелких крючочков. А в общей же сложности их количество в перьях одной птицы достигает 700 миллиардов штук. Такая структура перьев, крепко сцепленных между собой крючками, имеет важное значение для птицы, так как перья должны плотно примыкать к ее телу и не рассыпаться при любом движении.

Благодаря подобной структуре перья держатся так плотно, что ни дождь, ни снег, ни сильный ветер не могут вызвать их осыпания.

Перья на животе, крыльях и на хвосте различны друг от друга. Перья хвоста, имеющие большой размер, выполняют функцию руля и тормоза, а перья крыльев, раскрываясь в момент взлета и расширяя площадь размаха, увеличивают подъемную силу.

Живое существо, которое ходит по воде: василис

Ящерица василиск – редчайшее существо, которое передвигается, соблюдая равновесие между водой и воздухом.

Существует очень мало животных, которые могут ходить по поверхности воды. Одним из таких примеров является очень редко встречающееся животное – василиск, которое обитает в Латинской Америке(см.фото ниже). По краям пальцев задней конечности этого животного находятся перепонки, которыми оно шлепает по воде.

Эти перепонки складываются на суше. Если же животное оказывается в опасности, то начинает с большой скоростью бежать по поверхности проточной воды или прудика. В этот момент перепонки ног натягиваются, что обеспечивает дополнительную площадь для быстрого передвижения по поверхности воды.166 Этот оригинальный проект василиска является очередным очевидным свидетельством существования Создателя.

Фотосинтез

Бесспорно, что жизнь на Земле возможна благодаря растениям. Растения очищают вдыхаемый людьми воздух, уравновешивают температуру нашей планеты, обеспечивают равновесие газов в атмосфере. Вдыхаемый нами кислород также производится растениями. Основную часть нашего рациона составляют все те же растения. Эта особенность растений обеспечивать питание для людей, как и другие их функции, является результатом особого строения клеток.

Клетки растений, в отличие от клеток человека и животных, могут напрямую использовать солнечные лучи. Они превращают солнечную энергию в химическую и накапливают ее особым способом. Весь этот процесс называется фотосинтезом. На самом деле это функции не всей клетки в целом, а только хлоропласта, который занимает определенное место в ней и придает растению зеленый цвет. Эти маленькие зеленые органеллы, различаемые только под микроскопом, – единственные в мире лаборатории, образующие органическое вещество с помощью солнечной энергии. Количество вещества, ежегодно производимого хлоропластами на Земле, составляет свыше 200 миллиардов тонн. Это производство имеет жизненно важное значение для всего живого на планете. Это уникальное производство осуществляется в результате сложного химического процесса. При воздействии солнечного света на тысячи пигментов «хлорофилла», находящегося в хлоропласте, реакция осуществляется за такой невероятно короткий период, как 0,1 секунды. Поэтому невозможно уследить за многими реакциями, протекающими в хлорофилле.http://www.livejournal.com/update.bml

Как мы знаем, достижения современной технологии позволили превратить солнечную энергию в электрическую или химическую. И для этого используется оборудование высочайшей технологии, тогда как мельчайшая клетка растений превосходно выполняет эту работу уже в течении миллионов лет.

И вот эта прекрасная система еще раз указывает на факт сотворения. Фотосинтез, будучи невероятно комплексным процессом, представляет собой сознательный проект, т.е. является механизмом, созданным Аллахом. Для осуществления этого процесса, на микроскопической площади листа помещена фабрика, аналога которой нет. Этот совершенный дизайн – еще одно из многочисленных доказательств сотворения всего сущего Творцом Вселенной – Господом Миров.

161 Bilim ve Teknik, January 1990, pp.10-12.
162. David Attenborough, Life of Birds, Princeton Universitye Press, Princeton-New Jersey, 1998, p.47
163. National Geographic, September 1995, p.98.
164. James L.Gould, Carol Grant Gould, Life at the Edge, W.H.Freeman and Company, 1989, pp.130-136
165. David Attenborough, The Private Life of Plants, Princeton Universitye Press, Princeton-New Jersey, 1995, pp.81-83

166. Encyclopedia of Reptiles and Amphibians, Published in the United States by Academic Press, A Division of Harcourt Brace and Company, p.35


shulgan-tash

Филлипов А.К. 1стр. Проблема эволюции стилей в искусстве палеолита

Suraman.narod.ru (c)
Отв. редакторы: кандидат исторических наук В.Г.Котов; доктор исторических наук В.Е. Щелинский
Рецензенты: доктор исторических наук М.Ф. Обыденнов, кандидат исторических наук Р.Б.Исмагилов
Материалы в электронном виде предоставлены В.Г. Котовым Технический редактор электронного текста Б.А. Муратов

Печатается по решению Ученого совета Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра Российской академии наук. Издание осуществлено при финансовой поддержке Фонда фундаментальных исследований АН РБ. Проблемы первобытной культуры: Сборник статей. Уфа: Гилем. 2001. С. 215
©Издательство «Гилем», 2001

1 | 2

CОДЕРЖАНИЕ


1. Предисловие
2. Филиппов А.К. Проблема эволюции стилей в искусстве палеолита
3. Клотт Ж. Последние данные о пещере Шове
4. Щелинский В.Е. Настенное искусство верхнепалеолитического святилища в пещере Шульган-Таш (Каповой) на Южном Урале композиция “Лошади и Знаки” в зале Хаоса.
5. Котов В.Г. Палеолитическое святилище в пещере Шульган-Таш и мифология Южного Урала
6. Аутио Э. Число “семь” в финских, карельских и уральских петроглифах.
7. Котов В.Г. Культ медведя на Урале по данным пещеры Заповедная
8. Сериков Ю.Б. Палеолитическое святилище на р. Чусовой (первые результаты исследований).
9. Богданов С.В., Котов В.Г. Новая находка произведения монументального искусства на Южном Урале.
10.Сериков Ю.Б. Палеолитическая пещера реки Чусовой и проблема первоначального заселения Среднего Зауралья.
11.Григорьев Г.П. Относится ли стоянка к сибирскому палеолиту?
12.Щербакова Т.И. Каменный инвентарь гротов Столбового и Близнецова на фоне палеолитических индустрий Урала
13.Кулаков С.А. Исследование Ахтырской пещерной стоянки в 1996 г.
14.Данукалова Г.А., Яковлев А.Г., Котов В.Г. Палеолитическое местонахождение Горнова: проблема возраста
15.Ляхницкий Ю.С., Чуйко М.А. Комплексные естественно-научные исследования Каповой пещеры (Шульган-Таш), как основа спасения ее палеолитической живописи
16.Summary
17.Список сокращений

Предисловие

Suraman.narod.ru (c)
Сборник “Проблемы первобытной культуры” сформирован из работ участников Международной конференции “Пещерный палеолит Урала”, состоявшейся в г.Уфе в сентябре 1997 года. Широту проблематики определили интересы участников, среди которых ученые из уральского региона, Петербурга, Франции и Финляндии. По тематике сборник можно разделить на три больших раздела: во-первых, это проблемы первобытного искусства и древнейших верований; во-вторых, проблемы археологии палеолита в основном уральского региона и, в-третьих, задачи комплексного и естественнонаучных исследований и музеефикации различных палеолитических памятников и, прежде всего, пещеры Шульган-таш.

Сборник открывается статьей питерского исследователя А.К.Филиппова, посвященной проблемам становления древнейшего искусства. С этой же темой связана работа известного французского ученого - специалиста по искусству палеолита профессора Ж.Клотта, в которой он анализирует уникальный изобразительный комплекс недавно открытой пещеры Шове. Изучение рисунков пещеры Шульган-Таш и, в частности, анализ композиции с лошадьми в зале Хаоса - в центре питерского ученого В.Е.Щелинского. Во-многом дискуссионными являются статьи уфимского археолога В.Г.Котова, в которых он реконструирует мифологический контекст двух палеолитических святилищ в пещере Шульган-Таш и в пещере Заповедная. Оригинальные материалы о культовой практике уральского населения в палеолите содержатся в предварительном сообщении Ю.Б.Серикова об открытии нового пещерного святилища на р. Чусовой. Семиричный ритм как этнокультурный индикатор финно-угорских народов предложен по данным финского, карельского и уральского наскального искусства финским профессором Э. Аутио Описание новой находки произведения монументального искусства на Южном Урале дается в предварительном сообщении С.В.Богданова и В.Г.Котова.

В работах Г.П.Григорьева, Т.И.Щербаковой, Ю.Б.Серикова, С.А.Кулакова рассматриваются особенности отдельных палеолитических памятников на широком сравнительном фоне, что позволяет авторам выходить на уровень культурно-исторических интерпретаций. В работе Г.А.Данукаловой и др. на основе результатов комплексных естественно-научных исследований уточняется геологические условия местонахождения Горнова на Южном Урале. В завершающей статье Ю.С.Ляхницкого, М.А.Чуйко на новый уровень поднимаются проблемы естественно-научного изучения и музеефикации уникального пещерного святилища Шульган-Таш (Каповой). историкам, искусствоведам, геологам-четвертичникам, а также всем интересующимся древнейшей историей и культурой.

Таким образом, в данном сборнике статей нашли отражение не только научные проблемы, связанные с изучением духовной и материальной культуры эпохи палеолита, но также и научно-практические вопросы сохранения историко-культурных памятников. Он будет интересен археологам.


А.К.Филиппов*. Проблема эволюции стилей в искусстве палеолита

Suraman.narod.ru (c)
Организация художником условного целого требует внимания к части, деталям, наглядным характерностям в их формальной взаимосвязи. Встает вопрос о времени возникновения, как этих традиционных характерностей, так и целостности изображений. В связи с этим попробуем привести в систему некоторые данные палеоискусства, имеющие определенное отношение к стилю и другим составляющим формы. По всей вероятности, о стиле можно говорить только тогда, когда проявляются тенденции к особой, выразительной организации форм изображений и - структурной ясности независимо от того изображается ли форма в целом или ее часть. Стиль выступает как результат закрепления во времени и пространстве единых изобразительно-выразительных условностей.

В изобразительном искусстве верхнего палеолита, как казалось бы, могут быть выделены формальные стилистические признаки выразительности самого различного плана, например, признаки схематизма и “незаконченности” изображений или - их статичности, или динамики. Как правило, в археолого-иконографических исследованиях этот комплекс признаков оказывается не только конгломератным, но и сильно усеченным. Стили искусства верхнего палеолита как бы лишены своей внутренней содержательной стороны. К сожалению мы очень мало знаем о сущности изобразительных комплексов этой эпохи, и часто рассматриваем их с позиций вынужденного формализма. Когда неизвестно глубинное содержание символа или знака, кажется, что для определения стиля достаточно выявить своеобразие технологии, в частности, ее грубость и простоту, или - сложность. Иногда стиль определяют как особый технический прием, позволяющий добиться яркой выразительности формы. Но чаще обращают внимание на особую манеру обобщений образов, с наличием или отсутствием деталей, на гипертрофию различных форм, на бросающийся в глаза характер поз, движения фигур и особенности перспективы. Наборы признаков стилей по эволюционным стадиям, как считается, относительно полно разработаны А.Леруа-Гураном.

Стиль I, охарактеризованный первыми фигуративными формами, не имеет устойчивого выражения. Редко изображается полный комплекс животных, чаще - только голова и грудь. Стиль I может быть проиллюстрирован блоками из убежищ и гротов Белькэр, Ферраси, Селлье, Берну и Кастане. Изображения отличаются крайним схематизмом. С фигурами животных связаны особые знаки - реалистические (фигуративные) символы пола, в основном женские. Как некие вполне закономерные рецидивы подобные изображения проявляются и в более позднее время. Стиль I по А.Леруа-Гурану датируется промежутком времени от 32 до 25 тысяч лет от наших дней.

Стиль II показывает животных в элементарно-синтетической манере. Очень простая шееспинная линия, иногда дающая толчок к узнаванию вида животного, как правило, однообразна. К профильному корпусу как бы приставлены специфические детали: рога, нередко изображенные в фас (“крученая” перспектива А. Брейля), уши, хвост и так далее; ноги обычно не закончены, часто в виде одной передней и одной задней; скульптурные фигуры животных и людей статичны и отвечают определенному канону, женские изображения делаются, как правило, с преувеличением бедер, живота, грудей. Фигуративные знаки женского пола эволюционируют к абстрактности. Они имеют концентрическую или овальную форму. Техника носит жесткий несколько неумелый характер. Стиль II, как пишет А.Леруа-Гуран, хорошо прослеживается на каменных плитках и блоках из Истюриц, Лабаттю, а также по находкам в гротах Лоссель, Леспюг, Брассемпуи; по памятникам настенного искусства - в пещерах и гротах Гаргас, Пер-нон-Пер, Ля Грез, Улен, Юшар, Шабо. Стиль II сушествует после стиля I в рамках 25-20 тысяч лет.

Стиль III продолжает эволюцию синтетической манеры изображений стиля II, но в совершенно развитом живом виде. В формах изображенных животных мы наблюдаем пока тот же довольно упрощенный извилистый изгиб шееспинной линии, силуэт животных таксообразный, перед корпуса объемистый, как бы надутый, короткие ноги часто выставлены вперед и назад, перспектива “полукрученая” - передний рот показан прямым, другой извилистым; техника изображения деталей и фигур в целом достигает совершенства; знаки окончательно превращаются в абстракцию. Этот стиль распространен во время солютре и далее вплоть до среднего мадлена, то есть примерно от 20 до 16 тысяч лет. А.Леруа-Гуран относит к этому стилю солютрейские рельефы на блоках из Рок де Сер и Бурдей, а также часть рисунков из Пеш-Мерль и Габийю, изображения Ля Мут, Гаргас, Куньяк, Портель. Весь ансамбль Ляско также относится к стилю III.

Стиль IV разделен на два этапа и связан с аналитической фигуративностью; он свидетельствует о полном расцвете палеоискусства в среднем и позднее мадлене. Стиль IV древний характеризуется легким напоминанием об элементах предшествующего стиля, которые выражаются в очень слабых диспропорциях; в целом изображения уже обладают высокой степенью “оптической” достоверности; позы животных экспрессивны, но ноги как бы висят в воздухе; появляются необычные детали вроде условных больших грив бизонов. Рога изображаются в нормальной линейной (ракурсной) перспективе. Штриховка или цветовые пятна - главные средства выразительности во всем франко-кантабрийском искусстве. Стиль IV поздний отражает полное развитие способностей палеолитических мастеров передавать пропорции фигур и выразительность движений. В начертании знаков намечается поворот к овальной и треугольной стилизации. Наиболее показательные памятники с изображением стиля IV - это Фон де Гом, Комбарелль, Руффиньяк, Нио, Труа Фрер и Фонтане, представившие гравюры и живопись; Кап Бланк и Англь-сюр-Англен с каменными фризами, Тюк д’Одубер и Монтеспан с крупной скульптурой из глины. Из стоянок с искусством малых форм можно назвать Аруди, Брюникель, Анлен, Гурдан, Истюриц, Ложери Ба и Ложери От, Лимейль, Ла Марш, Мас д’Азиль, Плакар, Сен Марсель, Солютре, Ля Ваш. А.Леруа-Гуран расположил стиль IV в промежутке 16-11 тысяч лет.

Как показано, стили составляют определенные этапы эволюции изобразительных форм. Если стиль I А.Леруа-Гурана можно определить как бесстилевой, аморфный, то у стиля II существуют определенная целостность, элементарный анализ и синтез внешней формы. Стили III-IV содержат в себе достаточно детальный анализ и синтез.

Р и с. 1. Ля Ферраси: 1 — ориньяк I; 2 — ориньяк II; 3 — ориньяк III


Взгляды на постепенное зарождение изобразительной деятельноти не были случайны, они как будто бы подтверждались выявленной в раскопках археологов стратиграфией последовательно расположенных культурных слоев. Так, в большом убежище Ля Ферраси разрез, полученный в процессе раскопок, показал культурные слои от мустье до граветта (перигора IV, V, VI) включительно. Данные приводятся по Д.Пейрони (Peyrony 1936: 1-92). Ориньякские слои содержали предметы примитивного искусства (Рис. 1, 2). Среди них в слое F - ориньяк I (35-31 тысяча лет) были обнаружены “выпрямитель древков”, клык пещерного медведя с искусственно сделанным перехватом для крепления в качестве подвески и схематическая “фигурка женщины” из рога северного оленя.
 
Слой H - ориньяк II (31-30 тысяч лет; есть дата 27 тысяч лет) содержал фрагмент украшенной насечками диадемы из бивня мамонта, а также - блоки известняка предположительно упавшие со стен. На одном из них были выгравированы голова бычьего или горного козла (?) и различные линии и знаки, в том числе - символы женского пола. Второй блок - с изображением большого женского знака, третий блок - с рельефным изображением головы неопределенного животного. На четвертом - грубые гравюры двух противопоставленных друг другу женских символов.
 
Из слоя Н - ориньяк III (29-25 тысяч лет) были извлечены предметы искусства малых форм, представляющие собой очень схематичные изображения: головы и протомы лошадей (?), голова оленя (?), параллельные борозды, а также - комплексы знаков в виде вульв, ямок, точечных полузамкнутых цепочек. Из этого же слоя происходит небольшой, около 20 см, бугорчатый блок известняка: на одной его стороне - голова неопределенного животного или человека (?), на другой - треугольный женский символ; еще один блок, в два раза больше предыдущего, несет на себе схематичное изображение антропоморфа без головы. Здесь же обнаружены очень неясные изображения горного козла и оленя, выполненные черной краской.
 
Р и с. 2. Ля Ферраси: 1- ориньяк III; 2 — ориньяк IV

 
Слой Н - ориньяк IV (26-22 тыс.л.) представлен гравюрами на “огруглых” блоках известняка с изобразительным полем 25-40 см по диаметру. На них изображены головы лошади, носорога, львицы (?) и - фигура неопределенного животного в ассоциации с рядами маленьких ямок и подтреугольным символом женского пола. В выше лежащих граветтийских слоях с остриями Фон-Робер (24-22 тыс. лет; одна дата - 28 тыс.лет) были обнаружены аналогичные схематичные гравировки. Таким образом, в изобразительной деятельности ориньякского и граветтийского населения, посещавшего большой грот (Ля Ферраси) в течение 13 тысячелетий господствовал стиль I А.Леруа-Гурана.

Другие местонахождения французского ориньяка не противоречили этому выводу. Таково убежище Бланшар: на пяти блоках выгравированы простые и сложные вульварные знаки. Один из таких знаков связан с рельефным фаллосом. Далее, на трех блоках выгравированы фрагментарные изображения животных: лоб и рога козьего, голова хищника, голова с шеей лошади (?). Два блока имеют по четыре маленькие ямки вокруг большой. Четыре блока со следами живописи. На одном из них, видимо, упавшем со свода убежища, наблюдается сохранившаяся часть травоядного в виде живота и двух нарисованных ног с круглыми копытами (лошадиными?). Изображение выполнено черной линией по красному фону. Рисунок двух других ног животного обнаружен на отдельном фрагменте. Ориньякский возраст этой живописи иногда ставится под сомнение.

Убежище Лартэ имеет два слоя - шательперрон и ориньяк типичный. В ориньякском слое обнаружено два орнаментированных предмета, напоминающих “лунный календарь” из убежища Бланшар. По сторонам одного из наиболее сохранившихся наблюдаются пунктирные линии из 6-7 точек; на половине одной стороны шесть линий, на обратной - двенадцать.

В убежище Белькер (некоторые относят его к граветту) обнаружена единственная для этого памятника сравнительно тонкая пластина с изображением горного козла. Но изображение, как пишут совершенно ориньякское, выбито ударами, а не гравировано и этим поставлено в особое положение, так как техника пикетажа дальше в верхнем палеолите почти не использовалась. Козел изображен в профиль; достаточно характерный корпус и шея, рога, видимо, не сохранились. Хвост короткий, ноги показаны суммарно; каждая пара в виде одной. Часть блока с головой животного сильно попорчена, тем не менее считается, что это одно из лучших ориньякских изображений.

Есть и еще один памятник в Дордони Франции с чрезвычайно интересным искусством раннеориньякского времени - убежище Селлье. Стратиграфически блоки с изображениями находятся в самом основании стерильной прослойки, разделяющей два ориньякских слоя. Если предположить, что блоки упали со свода убежища, после чего обитатели покинули его, то по их положению они могут быть отнесены с большой долей вероятности, ко времени когда формировался нижний слой с ориньяком I. Контактирующая с блоками верхняя часть нижнего слоя может оказаться несколько более молодой.

Видимо сразу следует отметить в так называемых гравюрах из ориньяка I убежища Селлье следы технологии пикетажа, что можно соотнести с техническими приемами изображения горного козла из убежища Белькер. Изображения на блоках из Селлье образуют определенные комплексы. Так, голова лошади, вырезанная на одной из плит, находится в определенной связи с изображенными здесь же двумя овальными фигурами с ямками и параллельными штрихами. На двух других блоках представлены головы козлов. К одному из этих изображений может быть проявлен особый интерес. Оно часто интерпретируется как гравюра головы лошади. Она частично наложена на овальный символ, представляющий собой или вульварный знак, или схематическое изображение человека (без выделенной головы); компоновка фигур связана с неровными краями блока известняка.

Раннее фигуративное искусство ориньяка возникает и на других территориях. Так, в Западной Германии в Холенштейне была обнаружена мужская фигурка, сделанная из бивня молодого мамонта. Она находилась в слое, который может быть надежно соотнесен с ориньяком I-II Франции. Несмотря на то, что статуэтка была сильно фрагментирована, ее удалось собрать. У статуэтки вместо головы человека была вырезана голова льва (или медведя?). А это говорит об очень развитом мировоззрении. В Юре на стоянке Фогельхерд в слоях, атрибутированных ориньяком, обнаружены круглые скульптуры из бивня мамонта. В слое 5 - лошадь, два носорога (или медведя?) и два мамонта; в более молодом слое - полурельефный мамонт, а также геометрический орнамент на ретушерах, антропоморф и другие не очень ясные изображения. Все эти ориньякские (!) фигурки принадлежат к стилю II. Из этого следует вывод: одновременные ориньякские памятники Фогельхерд и Ля Ферраси содержат искусство разного стиля.

Во Франции, совсем недавно, были сделаны новые чрезвычайно интересные открытия. В 1990-м году в Большом гроте Арси-сюр-Кюр в двух залах “Хаоса” и “Морских волн” на стенах, протяженностью 200 м были обнаружены изображения восьми мамонтов, одного носорога, двух оленей, бизона, горного козла и других животных стиля III, а также - семь кистей рук. Как пишет об этом З.А. Абрамова, изображения Большого грота, имеющие “определенные черты сходства” с наскальными росписями Каповой пещеры на Урале ( 14 тыс. л.), нарисованы “... преимущественно красной охрой в виде простого линейного контура, сопровождающегося иногда красочным пятном внутри” (Абрамова 1997: 53). Мы приведем только некоторые округленные даты. Они получены с живописи большого животного - 27-26 тыс. лет, и с негативного изображения кисти руки - 24,5 тыс. лет (Рис.3). Фигуративное искусство Большого грота Арси-сюр-Кюр принадлежит в стилю III и относится к началу граветтийского времени. Отметим, что стиль III А. Леруа-Гурана сразу же удревнился на многие тысячи лет.

В 1991 году в 12-ти километрах к юго-востоку от Марселя на побережье Средиземного моря профессиональный водолаз Анри Коскер открыл новую пещеру. Вход в наклонно поднимающийся коридор находится значительно ниже уровня моря. Коридор выходит в частично затопленные залы где А. Коскер обнаружил настенные живопись и гравюры. Это были различные знаки и фигуры животных: мамонты, львы, носороги, лошади, северные олени, горные козлы, множество негативных рук, пальцевые линии на глине (Рис. 3). Древнейшая дата одной из кистей рук в пещере Коскер — 27110350 и 27110390 (даты ориньяка или раннего граветта?). Большой бизон, кошачье и лошадь относятся к периоду 19-18 тыс.лет. Стиль может быть определен скорее как стиль IV.

И наконец, в 1994 г. в долине реки Роны была обнаружена еще одна пещера, названная по имени первооткрывателя Жанна-Мари Шове. Изображения: львы, множество носорогов, мамонты, лошади, северные олени, горные козлы, бизоны, — все стиля IV (Рис. 4). Два противопоставленных друг другу носорога оказались синхронными “примитивной” символике ориньякской технико-технологической формации. Радиокарбоновая дата этих изображений — около 31 тыс. лет. То же самое происходит с датированием нарисованного углем большого бизона стиля IV во втором зале. Его возраст оказался более 30 тыс. лет. Пятнадцать тысячелетий отделяет эту дату от нижней границы стиля IV А.Леруа-Гурана.
Suraman.narod.ru (c)

 
1 | 2

счетчик посетителей сайта