Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

cossac

Юсупов Р.М. К семантике родовой символики башкир и этимологии этнонимов башкорт, иштяк

У башкир многие атрибуты былой родо-племенной структуры к
настоящему времени не сохранились. В генеалогиях, фольклоре,
памяти информаторов кроме этнонимов еще можно обнаружить
данные о родовых тамгах и их названиях, птицах, деревьях, уранах.
Они возникли в недрах родового строя и имели важное значение в
жизни соплеменников в свете их анимистического мировоззрения.
Тамги сохранились до настоящего времени, хотя уже потеряли
свое былое значение. Р.Г. Кузеев в своей работе «Происхождение
башкирского народа» приводит данные о более 3500 башкирских
тамгах. Происхождение тамг до сих пор не выяснено.

Предполагается, что они с древнейших времен отражали родовую
принадлежность и закрепляли право на любую собственность. Кроме
этого тамга в стилизованном виде могла отражать этноним рода.
Например, «Народ змей», т.е. древние каи- кимаки, имели
первоначальную тамгу в виде змеи, которая была воплощением
родового духа.Тамга могла выступать и в роли оберега, когда она
наносилась на борти, оружие, керамику, клеймили скот, а также
наносили на тело татуировкой. Предполагается также, что тамги
древних тюрков легли в основу орхоно-енисейской письменности.

Наряду с тамгами семантика родовых деревьев и птиц также
имела связь с мировоззрением башкир домусульманского времени.
Можно заметить, что большинство родовых птиц у башкир
относятся к соколиным (беркут, ястреб, кречет и т.д.), а деревья – к
хвойным породам (сосна, лиственница). Онгоны и родовые деревья
фиксируются чаще у наиболее древних по происхождению
башкирских племен, таких как бурзян, усерган, мин, кыпчак и т.д.,
которые осели на Южном Урале еще в конце I тыс. н.э.

В башкирском фольклоре достаточно много примеров почитания
деревьев и птиц. Материалы исторических преданий позволяют
предположить, что у башкир в почитании родовых деревьев и птиц
отразился культ предков, вера в бессмертие души. Считалось, что
душа человека после его смерти перемещается в высокие деревья,
через которые в образе птиц или с их помощью достигает верхнего
мира. Отсюда не исключено, что родовая птица в глазах предков
являлась живым воплощением духа предков, а родовое дерево – ее
временным вместилищем. Видимо, не зря родовыми чаще избирались
хвойные породы деревьев, которые достигали огромной высоты и
отличались долголетием. То же с птицами. Величие и мощь дальних
предков соответствовали онгону в образе птиц хищных пород.
Считалось, что убийство священной птицы и порубка родовых
деревьев, особенно на кладбищах, могло навлечь несчастье на весь
род или племя, т.к. это было равносильно убийству духа предков,
освященных старейшинами рода.

В средневековых историко-литературных памятниках
монгольского периода, таких как: «Тайная история монголов»,
«Золотое сказание», содержатся ценные сведения, подтверждающие
эту мысль. В «Алтан тобчи» (Золотое сказание), например, прямо
указывается, что у каждого человека существует свой тенгри-гений,
или дух-хранитель. У монголов тенгри воспринимался в двух
ипостасях. Во-первых, тенгри означало небо – как божество,
божественное небо. Во-вторых, под этим понятием подразумевались
духи, населяющие небо – небожители, покровительствующие и
охраняющие каждого человека и все живое в природе.

С этой точки зрения важным кажутся сведения и о смерти
Великого Темучина. На 66 году жизни, в 22 год правления, в год
красной свиньи (1227 г.) в 12 день 7 месяца он (Чингис-хан) стал
Тэнгри, т.е. небожителем в форме духа. По этому поводу после
смерти Чингис-хана сунитский багатур Кулугэтей произнес так
называемую похвалу: «Обернувшись крылом парящего ястреба, ты
отлетел, государь мой. Обернувшись крылом хватающего добычу
ястреба, ты отлетел, государь мой!». Представление о душах
умерших в виде птиц было весьма распространенным как в древних
(Египет, Китай и др.), так и современных традициях. В качестве
символа души птица выступает у эвенков, алтайцев, западно-
сибирских угров и др. современных народов. В башкирском
фольклоре немало примеров превращения людей в птиц или их
тесном общении. Свободно парящая в небе птица, соединяющая
верхний мир (небо) с нижним (земля), неизменно вызывала
преклонение и почитание. Например, у народов Средней Азии голубь
и другие птицы олицетворялись с душами умерших сородичей. В
китайской мифологии журавль был связан с идеей долголетия, т.к.
они являются переносчиками душ умерших. Образ птицы у людей
всегда ассоциировался с небом и их связью с небожителями.
Особенно в домусульманское время. В палеоазиатской мифологии
ворон нередко выступает как родовой предок, как тотемная птица.

В этом плане очень показательны весенне-летние праздники у
башкир, связанные с кормлением птиц: «kарFатуй» («Грачиная
свадьба»), «kарFа бутkаhы» («Грачиная каша»), «KэkYk сэйе»
(«Кукушкин чай»), описанные Л.И. Нагаевой. Здесь налицо
проявление культа предков и преклонение перед тотемными птицами
рода.

Археолог Н.А. Мажитов считает, что тотемные птицы в данном
случае являются не только покровителями, но и переносчиками
человеческих душ. Древнейшие корни этих представлений Мажитов
обнаруживает в археологических материалах и изобразительном
искусстве средневековых племен Прикамья, Урала и Сибири. Об этом
говорят массовые находки различных культовых предметов в образе
получеловека-полуптицы. Таким образом, онгоны в виде родовых
птиц являлись воплощением и носителями духов родовых предков
башкир.

Близким по семантике оказывается родовой боевой клич,
который, с одной стороны, правильно трактуется как остаточное
явление былой военно-политической организации башкир. Среди
башкир ораны сохранились лишь в фольклоре и в памяти отдельных
информаторов как секретный зов или отклик сородичей, неизвестный
представителям других родов и племен.

Нетрудно заметить, что известные сейчас ораны передают
произношение этнонимов древних племен или имен далеких
основателей рода. Например, у всех родов племени Усерган, а также
Бурзян и восточных кыпчаков был общий уран – Токсоба. Кроме этого
у отдельных усерганских родов ураном являлись Муйтен, Усерган.
Отцом Муйтен-бия, ставшего башкирским ханом в XIII веке, был, как
известно, Токсоба.

У башкир племен мин, канлы, западных кыпчаков существовал
общий уран – Байхонгор (Байhонгор), для родов Айлинского
племенного союза общий уран звучал как Салават.
Во время схватки, в критические минуты опасности кочевниками
выкрикивался уран – клич, объединяющий, сплачивающий
соплеменников. Фактически это был не столько боевой клич, сколько
обращение и призыв к духу родового предка о помощи и поддержке
по его имени. Поскольку имена в прошлом имели сакральное
значение, постольку ураны всегда хранились в тайне.
Таким образом, можно сказать, что у башкир идеи родового
единства выражались через родовую символику, отражающую их
мировоззрение и культ предков, в виде взаимосвязанной цепи:
героический предок родовое дерево родовая птица оран
(призыв к родовому духу).

При анализе археологического материала обращают на себя
внимание элементы сходства в обустройстве погребальной камеры и
надмогильных сооружений у древнего дотюркского савромато-
сарматского населения и современных башкир. К ним можно отнести
такие, как укладывание покойника не на дно могилы, а в подбое,
специально вырубленной нише на уровне дна южной стороны могилы.
Так же, как у древнего, мелом и лишь потом кладут на него
покойника. Подбой закрывается досками, камнями, саманом, уложив
сверху можжевельник для отпугивания злых сил и духов.

Можжевельник почитался и в древнем сако-массагетском мире. Над
могилой ставили деревянные срубы, которые свидетельствуют о
бытовании в глубокой древности у башкир наземных форм
выставления трупов внутри срубов с целью отделения мягких тканей
покойника мелкими хищниками и птицами и дальнейшего погребения
чистых костей в землю. У древних зороастрийцев земля считалась
сакрально чистой, и осквернение ее трупами считалось большим
грехом. В связи с этим весенний праздник у башкир «ϜарϏатуй»
(«Грачиная свадьба») или «ϜарϏа бутϝаϷы» («Грачиная каша»)
возможно в древнее домусульманское время проводился как обряд
выставления трупов и назывался «ϜарϏас туйы» («Праздник
грифов»). Как известно, грифы-падальщики были распространены в
прошлом на Южном Урале, и, скорее всего, они поедали
выставляемые внутри срубов трупы. Срубные конструкции
обнаруживаются во всех крупных сарматских курганах, таких как
Прохоровка, Переволочан, Филипповка и др. В фонетике башкирского
языка имеются специфические фонемы Ϸ, ϕ, ϧ, ϝ и другие, которые
являются очень древними и обнаруживаются в языке не только
алтайских тюрков, но и современных туркмен, таджиков, иранцев.
Немало гидронимов, таких как Сок, Сакмар, Сурень, Уршак и др.,
содержат ираноязычную, сакскую основу.

Этноним башкорт, интерпретируемый в большинстве случаев как
«главный волк» на тюркской основе, в более раннее время, видимо,
имел ираноязычную основу в форме «бачагург», где «бача» –
потомок, ребенок, дитя, а «гург» – волк (иран.) [Юсупов, 2006. С. 95–
101].

Другой вариант этимологии этнонима «башкорт» может быть
связан также с иранским словосочетанием «бачагурд» и переводится
как «потомок, дитя богатырей, витязей». В этом случае «бача»
переводится так же с иранского, как «дитя, ребенок, потомок», а
«гурд» – «богатырь, витязь». В постгуннское время этноним мог
изменяться до современного состояния следующим образом:
бачагурд – бачгурд – бачгорд – башkорд – башkорт.

Не менее древнюю и, скорее всего, индо-иранскую основу имеет
другой этноним, распространенный в прошлом среди башкир –
«иштяк». Этимология этнонима «иштяк» подробно изложена в работе
венгерского ученого Рона Таша [1987, С. 45–58]. Предполагается его
финно-угорское или тюркское происхождение, являвшееся
самоназванием части башкирских племен, либо так называли их
казахи и другие народы.

По нашему мнению, этноним «иштяк», также как и этноним
«башкорт», имеет очень древнее происхождение и уходит своими
корнями в древний сако-массагетский мир эпохи раннего железа.
Скорее всего, этноним «иштяк» (по-казахски – «истяк») и сами
башкирские «иштяки» своим происхождением восходят к одному из
древнейших племен Южного Урала того времени – «дахам» или
«дакам» [Юсупов, 2006. С. 95–101]. Отсюда можно допустить, что
«иштяк» является в своей основе тюркизированной формой названия
потомков древних племен Южного Урала, – «хешдеков» или
«хешдаков». В этом случае «хешдак» или «хешдах» будет
переводиться с иранского как родственник, потомок, родня великих,
могучих дахов, даков, где «хеш» – родня, потомок, а «дах», «дак»,
«дау» – великий (иран.).

Таким образом, изложенные выше материалы по родовой
символике, антропологии, погребальному обряду, этнонимии
современных башкир позволяют говорить о древности исторических
корней современных тюркоязычных башкир на Южном Урале,
уходящих своими корнями в обширный мир древних сако-
массагетских, скифо-сарматских кочевников эпохи раннего железа.

Литература:
1. Акимова М.С. Антропологические исследования в Башкирии //
Антропология и геногеография. М., 1974. С. 77–95.
2. Бикбулатов Н.В. Башкиры. Краткий историко-этнографический
очерк. Уфа, 1995.
3. Бикбулатов Н.В., Юсупов Р.М., Шитова С.Н., Фатыхова Ф.Ф.
Башкиры. Этническая история и традиционная культура. Уфа, 2002.
4. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М., 1974.
5. Мажитов Н.А., Султанова А.Н. История Башкортостана с
древнейших времен до XVI в. Уфа, 1994.
6. Рона Таш. Иштек // Башкирская этнонимия. Уфа, 1987. С. 45–58.
7. Руденко С.И. Башкиры. Историко-этнографические очерки. М., Л.,
1955. С. 328–352.
8. Юсупов Р.М. Краниология башкир. Л., 1989.
9. Юсупов Р.М. Историческая антропология Южного Урала и
формирование антропологического типа башкир. Уфа, 1991.
10. Юсупов Р.М. Башкиры. Этническая история. Традиционная
культура (в соавторстве Бикбулатов Н.В., Шитова С.Н., Фатыхова
Ф.Ф.). Уфа, 2002.
11. Юсупов Р.М. Башкиры на рубеже тысячелетий // Проблемы
этногенеза и этнической истории башкирского народа. Уфа, 2006.
С. 95–101.
12. Юсупов Р.М. и др. Башкиры-гайнинцы Пермского края. Уфа,
2008.
13. Янгузин Р.З. Краткая историография этногенеза башкир и
современная наука // Проблемы этногенеза и этнической истории
башкирского народа. Уфа, 2006.

См. Юсупов Р.М. К семантике родовой символики башкир и этимологии этнонимов
башкорт, иштяк//Городские башкиры.Материалы VI Межрегиональной
научно-практической конференции, посвященной III Всемирному курултаю
башкир. Уфа, 2010, С.28-32.
происхождение вселенной

Глава 6. Фантастическая эволюция птиц и млекопитающих

Введение. Истинная идеологическая подоплека терроризма: дарвинизм и материализм

Почему теория эволюции?


Магия материалистического верования


Глава 1. Избавиться от предубеждений


Глава 2. Коротко об истории теории эволюции


Глава 3. Утопические механизмы эволюции


Глава 4. Ископаемые останки опровергают теорию эволюции


Глава 5. Переход из Воды на Сушу - сказка, выдуманная теорией эволюции


Глава 6. Фантастическая эволюция птиц и млекопитающих

Глава 7. Лживые и пристрастные комментарии эволюционистов, относительно данных ископаемых останков


Глава 8. Фальсификации эволюции


Глава 9. Сценарий эволюции человека


     *Сценарий эволюции человека. Часть 2-я. Неандертальцы

Глава 10. Молекулярный тупик теории эволюции


     *Молекулярный тупик теории эволюции. Часть 2-я

     *Молекулярный тупик теории эволюции. Часть 3-я

Глава 11. Второй закон термодинамики опровергает теорию эволюции


Глава 12. Можно ли объяснить Великий замысел случайностью?


Глава 13. Несостоятельные утверждения эволюционистов


Глава 14. Теория эволюции - материалистическая необходимость


Глава 15. СМИ - жизненное пространство теории эволюции


Глава 16. Вывод: теория эволюции - это фальсификация


Глава 17. Истина сотворения


     *Истина сотворения. Часть 2-я

Глава 18. Тайна позади материи


    *Тайна позади материи. Часть 2-я. Реально существующий Абсолют

    *Тайна позади материи. Часть 3-я. Чего опасаются материалисты

Глава 19. Относительность времени и истина судьбы


Глава 20. Цикл международных конференций Фонда научных исследований: Крах теории эволюции: Истина сотворения жизни


Дополнительные материалы:
Аднан Октар (Харун Яхья). Сотворение Вселенной

Согласно теории, жизнь эволюционировала в воде и вместе с амфибиями перешла на сушу. Согласно той же теории, одна часть амфибий превратилась в пресмыкающихся, обитающих только на суше. С точки зрения физиологии и анатомии, такой переход невозможен. К примеру, существует множество доказательств, опровергающих возможность эволюции яиц амфибии, обитающей в воде, в яйца пресмыкающегося, обитающего на суше. Согласно останкам, такие превращения не имели места: между амфибиями и пресмыкающимися нет никакой связи, и они появились, не имея «предков». Роберт Кэррол – эволюционист, завоевавший авторитет в области палеонтологии позвоночных, был вынужден признаться, что «самые древние пресмыкающиеся сильно отличаются от всех амфибий, а их предки не установлены.»37 Однако невозможные сценарии сказки эволюции не заканчиваются и на этом. Теперь надо заставить «летать» эти живые организмы, которые вышли на сушу. Эволюционисты, веря в то, что птицы должны были эволюционировать, утверждают об их происхождении от пресмыкающихся.

Но ни один из механизмов организма птицы, совершенно отличного от организма обитателей суши, нельзя объяснить многоуровневой моделью эволюции. Самая главная особенность, сделавшая птицу птицей, т.е. крылья, заводит эволюционистов в тупик. Турецкий эволюционист Энгин Корур признает невозможность эволюции крыльев:

«Общая черта глаз и крыльев заключается в том, что их функционирование возможно только при комплексном развитии всех особенностей. Другими словами, невозможно видеть неполноценными глазами и летать с помощью одного крыла. Возникновение же этих органов остается необъясненной тайной природы.»38

Как же в результате случайных мутаций образовались крылья со столь совершенной структурой? Этот вопрос остается без ответа. Невозможно объяснить, каким образом передние конечности пресмыкающихся в результате изменения генной структуры(мутации) превратились в крылья.

Кроме того, для превращения наземных животных в птиц недостаточно только крыльев. Пресмыкающиеся не наделены другими механизмами, свойственными для структуры птиц и используемыми при полете. Например, кости птиц намного легче костей пресмыкающихся. Легкие имеют совсем другую структуру и функционируют иначе. Мышечная система и скелет также отличаются, присутствует своеобразная сердечно-сосудистая система. Эти механизмы не могут образоваться, постепенно «накапливаясь». По этой причине, теория превращения пресмыкающихся в птиц – ничто иное как полный вздор.

После всего рассказанного невольно задаешься вопросом: если принимать эти рассказы, не имеющие научного подтверждения, за реальность, то где же тогда останки «однокрылых» и «полукрылых»?

Археоптерикс – мифическая переходная форма

На вопрос, почему не были найдены останки «полукрылых» и «однокрылых», эволюционисты приводят в пример одно живое существо. Это останки птицы археоптерикс, являющейся одной из немногих переходных форм, защищаемых и по сей день.

По мнению эволюционистов, археоптерикс – предок сегодняшних птиц, существовавший 150 миллионов лет назад. Согласно теории, некоторые из маленьких динозавров, Velociraptor или Dromeosaur, окрылились и взлетели в результате эволюции. Археоптерикс первым отделился от своих предков и начал летать. Этот выдуманный рассказ публикуется почти во всех эволюционных изданиях.

ОСОБОЕ СТРОЕНИЕ ЛЕГКИХ У ПТИЦ

Птицы по своему анатомическому строению очень сильно отличаются от их так называемых «предков» – пресмыкающихся. К примеру, легкие птиц функционируют не так, как у наземных существ, которые совершают вдох и выдох лишь через один дыхательный путь. У птиц этот процесс значительно сложнее. Движение воздуха в легких птиц происходит лишь в одном направлении, что достигается за счет специальных воздушных мешочков, находящихся на передней и задней стенках легких. Благодаря этой системе, количество кислорода, всасывающегося в легкие, увеличивается в несколько раз, особенно во время полета. Подобная конструкция дыхательной системы полностью обеспечивает потребности птицы в большом количестве кислорода во время полета. Возникновение этой системы вследствие эволюционирования от легких рептилии невозможно, так как процесс дыхания с помощью некоей «переходной» формы легких абсолютно невозможен.

Тогда как последние исследования останков археоптерикса показали, что это не переходная форма, а лишь вымершая птица, наделенная особенностями, отличными от особенностей современных птиц. До недавнего времени археоптерикс представлялся среди эволюционистов как «полуптица», практически не способная летать. Об этом говорит отсутствие грудины у этой «птицы», так как к ней прикрепляются мышцы, необходимые для полета. У современных птиц, независимо от того, умеют они летать или нет, и даже у относящихся к другому семейству, к примеру, летающих мышей, имеется эта грудная кость.

Однако найденные в 1992 году седьмые останки археоптерикса поразили эволюционистов. Потому что у этого экземпляра была обнаружена грудина, существование которой отрицалось. В журнале «Nature» эта новая находка описывалась так:

«Последние, седьмые останки археоптерикса доказали присутствие прямоугольной грудины(киля), существование которой подвергалось сомнениям, но не было доказано. Способность к полету на большие расстояния до сих пор остается спорным вопросом, но наличие этой кости говорит о сильных мышцах, обеспечивающих полет. Эта находка полностью разрушила образ «полуптицы», т.е. археоптерикса, как птицы, не способной летать.»39

С другой стороны, одним из главных доказательств того, что археоптерикс может летать, стало строение перьев. Ассимметричная структура перьев археоптерикса, ничем не отличающаяся от структуры перьев современных птиц, говорит о превосходных летных способностях. Знаменитый палеонтолог Карл О. Дюнбар подчеркнул:

«Благодаря перьям это создание носит в себе все особенности птицы.»40

Наличие перьев у археоптерикса выявило также и другую истину: это существо было теплокровным. Как известно, пресмыкающиеся и динозавры – хладнокровные существа, то есть их тело не выделяет тепло, и его температура зависит от окружающей среды. Перья птиц выполняют одну из очень важных функций – поддерживают температуру тела. Наличие перьев говорит о теплокровновности археоптерикса в противоположность динозаврам, т.е. это настоящая птица, которая нуждается в поддержании температуры тела.

Несостоятельные утверждения эволюционистов: зубы и когти археоптерикса

Эволюционисты, представляя археоптерикса как переходную форму, в основном опирались на два пункта: зубы и когти. Наличие зубов и когтей у археоптерикса верно, но это не говорит о какой-либо связи с пресмыкающимися. Потому что в наше время существует два вида птиц, Taouraco и Hoatzin, которые имеют когти для того, чтобы держаться за ветки. И эти живые существа – настоящие птицы, не имеющие ничего общего с пресмыкающимися. Следовательно, наличие когтей у археоптерикса не говорит о том, что это переходная форма, т.е. данное утверждение безосновательно.

Таким же образом и наличие зубов у археоптерикса не делает из него переходную форму. Эволюционисты, утверждая, что эти зубы являются особенностью пресмыкающихся, преднамеренно лгут. Потому что зубы являются особенностью не только пресмыкающихся. В наши время есть виды пресмыкающихся как с зубами, так и без них. Правда, сейчас уже не существует зубастых птиц, однако останки указывают на их сосуществование в одно и то же время с археоптериксом, после него и даже в периоды, более приближенные к нашему. Самое главное то, что строение зубов археоптерикса и других птиц совершенно отличается от строения зубов динозавров, их так называемых предков. Исследования, проведенные известными орнитологами Мартином, Стюартом и Уэтстоуном показали, что поверхность зубов у птиц плоская, а корни широкие, в то время как у «предков» птиц – динозавров Theropod, поверхность зубов коническая, а корни узкие.41 Те же исследователи сравнили запястную кость археоптерикса и динозавров и пришли к выводу, что между ними не существует никакого сходства.42

Выдвинутые же Джоном Остромом некоторые «сходства» между археоптериксом и динозаврами, впоследствии были опровергнуты результатами исследований таких анатомов, как Тарситано, Хечт и Уолкер.43

Все это говорит о том, что археоптерикс является не переходной формой, а только принадлежит к отдельному классу, который можно назвать «птицами, имеющими зубы».

Археоптерикс и останки других древних птиц

Эволюционисты десятилетиями представляли археоптерикса как самое веское доказательство эволюции птиц, но найденные в последнее время некоторые останки опровергли эту теорию еще с одной точки зрения.

В 1995 году палеонтологи Lianhai Hou и Zhonghe Zhou, проводившие исследования в Китайском Институте Палеонтологии позвоночных, обнаружили новые останки птицы, названной Conficiusornis. Эта птица, будучи одного возраста с археоптериксом (примерно 140 миллионов лет), не имела зубов, а клюв и перья были такими же, как и у современных птиц. Скелет также имел сходство со скелетом современных птиц, а на крыльях, как и у археоптерикса, были когти.

Естественно, этот факт разрушил все утверждения эволюционистов относительно того, что археоптерикс является древним предком всех птиц.44

Конструкция, необъяснимая эволюцией: перья птиц

Теория эволюции, утверждающая о поэтапной эволюции формирования птиц от пресмыкающихся, не в силах объяснить существенные различия между этими видами живых существ. Птицы отличаются от пресмыкающихся некоторыми неповторимыми особенностями: скелет, частично состоящий из полых трубчатых костей, специфическое строение легких и дыхательной системы, обмен веществ, свойственный лишь теплокровным организмам. Такая структура, как перья, свойственная лишь птицам, является непреодолимой преградой между пресмыкающимися и птицами. Тело пресмыкающихся покрыто чешуей, в то время как тело птицы имеет перьевой покров. Поскольку эволюционисты считают пресмыкающихся предками птиц, то им придется каким-то образом объяснить и эволюцию перьев из чешуи, хотя между ними нет никакого сходства. При детальном изучении перьев птиц можно увидеть тысячи мелких перышек, сцепленных между собой микроскопическими крючочками. Эта бесподобная конструкция придает перу превосходные аэродинамические качества.
Профессор физиологии и нейробиологии университета штата Коннектикут (США) A.Х.Браш (A.H.Brush), несмотря на свои эволюционистские взгляды, признает этот факт:

«Перья и чешуя, начиная с генетической структуры до развития, с морфологии до структуры тканей, во всем абсолютно различны».1

При детальном изучении перьев птиц можно увидеть тысячи маленьких перышек, скрепленных между собой микроскопическими крючками. Этот неповторимый изящный и вместе с тем прочнейший проект пера птицы придает птицам превосходные аэродинамические особенности.
К тому же, по мнению профессора Браша, «белковая структура птиц с опереньем весьма своеобразна и не схожа со структурой белка других позвоночных».2 Вдобавок ко всему, не существует никаких ископаемых останков, доказывающих происхождение перьев от чешуи. Напротив, как сказал профессор Браш, «ископаемые останки показывают, что перья появляются внезапно и как особенность, свойственная только птицам»3. У пресмыкающихся же «не было обнаружено образований эпидермиса»4, которые могли бы послужить основой для перьев птиц.

В результате исследований, проведенных в 1997 году, стали очевидны следующие факты: история с «пернатым динозавром, найденным в Китае», которого в 1996 году активно пропагандировали средства массовой информации, на самом деле не имеет никакой научной основы, так как останки вышеупомянутого синосауроптерикса (Sinosauropteryx) не имели образований, схожих с перьями.5 С другой стороны, конструкция перьев птиц настолько комплексна, что объяснить ее каким-либо эволюционным процессом невозможно. Известный орнитолог Алан Федуччи говорит: «Каждая деталь перьев придает им аэродинамические свойства. Они легки, эластичны и обладают колоссальной подъемной силой». Федуччи признает безысходность теории эволюции: «Я не понимаю того, как эти органы, столь превосходно спроектированные для полета, могли появиться для каких-то других целей».6

Конструкция перьев птиц повергла в глубокие сомнения и самого Чарльза Дарвина, и, по его словам, перья павлина «сводили с ума» своим совершенством. В письме к близкому другу А.Грейю от 3 апреля 1860 года Дарвин писал: «В большинстве случаев мысли о глазе охлаждали меня к теории. Но со временем я свыкся с этим», - и продолжает: «Однако сейчас некоторые очевидные образования в природе беспокоят меня очень сильно. К примеру, видя перья павлина, я чуть ли не схожу с ума».7
1 A. H. Brush, "On the Origin of Feathers", Journal of Evolutionary Biology, Vol. 9, 1996, s. 132.
2 A. H. Brush, "On the Origin of Feathers", s. 131.
3 A. H. Brush, "On the Origin of Feathers", s. 133.
4 A. H. Brush, "On the Origin of Feathers", s. 131.
5 "Plucking the Feathered Dinosaur", Science, Cilt 278, 14 ноември 1997, s. 1229.
6 Douglas Palmer, "Learning to Fly", (Review of The Origin of and Evolution of Birds by Alan Feduccia, Yale University Press, 1996), New Scientist, Cilt 153, 1 Mart 1997, s. 44.
7 Norman Macbeth, Darwin Retried: An Appeal to Reason. Boston: Gambit, 1971, s. 101.

Окаменелые останки птицы Aрхеоптерикс.
Останки же, найденные в Китае в ноябре 1996 года, еще больше запутали обстоятельства. О существовании этой птицы, названной Liaonin-gornis, возраст которой составлял 130 миллионов лет, было сообщено Хью Мартином и Аланом Федуччи в журнале «Science». У нее была обнаружена грудина, куда крепились мышцы, необходимые для полета. Все остальное не отличалось от строения современных птиц. Единственное отличие – наличие зубов. Данная ситуация показывает, что зубастые птицы не имели примитивного строения организма, как это утверждали эволюционисты.45 Алан Федуччи в своих комментариях журналу «Discover» отметил, что Liaoningornis опровергла идею происхождения птиц от динозавров.46

Еще одним останком, разрушающим утверждение эволюционистов относительно археоптерикса, является Eoalulavis. Эта птица, возраст которой около 120 миллионов лет(то есть меньше возраста археоптерикса на 30 миллионов лет), имеет структуру крыльев, встречающуюся сегодня у некоторых летающих птиц. Это доказывает то, что 120 миллионов лет назад в небе летали птицы, во многом схожие с современными.47

Таким образом, было окончательно доказано, что археоптерикс и другие птицы того времени не являются переходными формами. Останки не говорят об эволюции различных видов птиц друг от друга. Напротив, они доказывают сосуществование некоторых видов древних птиц с современными. Часть этих птиц, например таких, как Archaeopteryx или Conficiusornis, вымерла, а некоторые виды дошли и до наших дней.

Одним словом, некоторые особенности, присущие археоптериксу, не говорят о том, что он является «переходной формой». Известные в наше время защитники теории эволюции палеонтологи Гарварда Стефан Джей Гоулд и Нильс Элдридж признали, что археоптерикс со своими уникальными особенностями является «мозаичным» существом, но никак не переходной формой.48

Мифическая связь между птицей и динозавром

Окаменелые останки птицы Conficiusornis одного возраста с археоптериксом.

Как мы уже отмечали, эволюционисты утверждают, что птицы произошли от динозавров, и представляют их как переходную форму. Между тем, один из передовых орнитологов мира, профессор университета Северной Каролины Алан Федуччи, несмотря на то, что он эволюционист, категорически отрицает родственную связь птиц и динозавров и говорит:

«В течение 25 лет я исследовал черепа птиц и не увидел никакого сходства с динозаврами. Теория происхождения птиц от четвероногих будет самым большим позором XX столетия в области палеонтологии.»49


Известный орнитолог Алан Федуччи

Ларри Мартин, специалист в области древних птиц из университета Канзас, также выступает против теории происхождения птиц и динозавров от одних предков. Говоря о противоречиях, с которыми сталкивается эволюция, Мартин признается:

«Если сказать начистоту, то каждый раз, когда мне приходилось бы защищать идею происхождения птиц и динозавров от одних предков, я бы стыдился.»50

Одним словом, «сценарий эволюции птиц», который эволюционисты пытались обосновать на примере археоптерикса, – ничто иное, как следствие их предубеждений и фантазии.

Происхождение млекопитающих

Теория эволюции, как уже упоминалось, утверждает, что некоторые живые организмы, вышедшие из моря, превратились в пресмыкающихся, а последние эволюционировали в птиц. По этому же сценарию, пресмыкающиеся являются предками не только птиц, но и млекопитающих. Однако существует большая разница между хладнокровными, покрытыми чешуей, яйценосными пресмыкающимися и теплокровными, покрытыми перьями или шерстью, живородящими млекопитающими.

Одним из примеров различия между ними является строение челюсти. У млекопитающих нижняя челюсть состоит из одной кости, на которой расположены зубы. У пресмыкающихся же на нижней челюсти с обеих сторон располагается по три кости.

Другое основное отличие состоит в том, что у всех млекопитающих в среднем ухе находится три ушные косточки(наковальня, стремечко, молоточек), а у пресмыкающихся – только одна. Эволюционисты утверждают, что челюсть и ухо пресмыкающихся со временем, поэтапно приняли вид и строение челюсти и уха млекопитающих. На вопрос, как это осуществилось, мы, конечно же, не получим ответа. Как ухо, состоящее из одной косточки, стало ухом, состоящим из трех косточек, и, несмотря на произошедшие видоизменения, продолжает функционировать? Этот вопрос навсегда останется без ответа.

Как и откуда появились мухи?


Один из примеров сценария эволюции:
динозавр, мгновенно взлетевший
в попытке поймать муху.

Эволюционисты, поясняя превращение динозавров в птиц, выдвигали версию, что некоторые из них, в попытках поймать муху (см.рис.), обычно активно махали передними конечностями и таким образом со временем, после долгого махания, «окрылились и поднялись в небо». Эта абсурдная, научно необоснованная версия содержит в себе противоречия элементарной логике, ибо приводимая в примере эволюционистов муха, к моменту «окрыления» динозавров, уже была наделена способностью летать. Человек не успевает совершить руками даже и десяти взмахов в секунду, в то время как муха способна делать синхронно до 500 взмахов крыльями в секунду. Если между колебаниями крыльев появится хоть малейшая доля отставания, муха потеряет равновесие и не сможет лететь, но этого не происходит никогда. Эволюционисты придумывают сценарии, представляющие муху причиной «окрыления» таких неуклюжих существ, как пресмыкающиеся, вместо того, чтобы объяснить удивительные летательные способности мух. Между тем, одного только строение летательного аппарата мухи будет достаточно для безоговорочного опровержения утверждений теории эволюции. Английский биолог Вуттон Робин в своей статье под названием «Механическая конструкция крыльев мухи» пишет: «Чем глубже мы изучаем строение крыльев мухи, тем лучше понимаем, насколько чувствителен и безупречен этот проект... Сверхэластичные части крыльев для максимального использования воздуха, удивительная гибкость при сопротивлении определенным потокам спроектированы с большой чувствительностью, и, надо признать, что у людей нет технологических конструкций, которые могли бы сравниться с крыльями мухи».1

С другой стороны, нет ни одной находки, подтверждающей вымышленную эволюцию мух. Известный французский зоолог-эволюционист Пьер Грассе признается, что «происхождение насекомых остается для нас неясным».2

1 J. Robin Wootton, "The Mechanical Design of Insect Wings", Scientific American, Cilt 263, Kasym 1990, s. 120.
2 Pierre-P Grasse, Evolution of Living Organisms, New York: Academic Press, 1977, s. 30.

 

37. Robert L. Carroll, Vertebrate Paleontology and Evolution, New York: W. H. Freeman and Co., 1988, p. 198.
38. Engin Korur, The Mystery of the Eyes and the Wings, Bilim ve Teknik, No. 203, October 1984, p. 25.
39. Nature, Vol 382, August, 1, 1996, p. 401.
40. Carl O. Dunbar, Historical Geology, New York: John Wiley and Sons, 1961, p. 310.
41. L. D. Martin, J. D. Stewart, K. N. Whetstone, The Auk, Vol 98, 1980, p. 86.
42. Ibid, p. 86; L. D. Martin "Origins of Higher Groups of Tetrapods", Ithaca, New York: Comstock Publising Association, 1991, pp. 485, 540.
43. S. Tarsitano, M. K. Hecht, Zoological Journal of the Linnaean Society, Vol 69, 1985, p. 178; A. D. Walker, Geological Magazine, Vol 177, 1980, p. 595.
44. Pat Shipman, "Birds do it... Did Dinosaurs?", New Scientist, February 1, 1997, p. 31.
45. "Old Bird", Discover, March 21, 1997.
46. Ibid.
47. Pat Shipman, "Birds Do It... Did Dinosaurs?", p. 28.
48. S. J. Gould & N. Eldredge, Paleobiology, изд. 3, 1977, стр. 147
49. Pat Shipman, "Birds Do It... Did Dinosaurs?", p. 28.
50. Ibid.
башкирия

Урал-батыр. Стр.10. Академический перевод


БАШКИРСКИЙ НАРОДНЫЙ ЭПОС

У Р А Л – Б А Т Ы Р


BASHQORT KHALI'Q EPOSI'

U R A L – B A T I' R


| 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18|


1. ОРИГИНАЛ. На башкирском языке
2. Академический перевод Хакимова А.И., Кидайш-Покровской Н.В. и Мирбадалевой А.С. См. Башкирский народный эпос. Москва, Главная редакция восточной литературы издательства Наука, 1977, С. 265-372. Главный редактор серии «ЭПОС НАРОДОВ СССР» Петросян А.А.; составители тома Мирбадалева А.С., Сагитов М.М., Харисов А.И.; авторы комментария Мирбадалева А.С., Сагитов М.М.; башкирские тексты подготовили Сагитов М.М., Харисов А.И.; ответственный редактор Кидайш-Покровская Н.В., редактор издательства Янгаева А.А.
3. Поэтический перевод Шафикова Г.Г. (См. Урал-батыр. Башкирский народный эпос. Башkортостан, Уфа, Башкнижиздат, 1977).
4. На английском языке.
5. Сказочный перевод на русском языке.
6. Сказочный перевод на башкирском языке.
7. Прозаический перевод от Айдара Хусаинова.
8. Мультфильм "Урал-батыр".
9. "Урал-батыр" и всемирный потоп.
10. "Урал" вариант эпоса от Артёма Лукичева.

См. Башкирский народный эпос. Москва, Наука, 1977, С. 265-372.




9<< | 10 | >>11

2 250. Соединила в одной себе,

Если найдёшь её и сюда привезёшь,

Помощь получишь от меня.

Из Живого Родника возьмёшь,

Желания достигнешь своего».




У р а л:

«Я иду из дальней стороны,

Добро и зло в пути повидал.

Чтобы найти Смерть и её погубить,

Чтобы людей избавить от неё,

Всем покой принести,

2 260. Я, батыр, с тем и вышел в путь.

Найду я птицу для тебя,

Помощь твою заслужу

В ответ на условие твоё

Я тоже своё слово скажу:

Золото грузить — нет воза у меня,

Украшения дарить — нет любимой у меня,

Кроме как о добре, не помышляю ни о чём.

Кроме как со Смертью, ни с кем

Счётов не свожу.

2 270. Помоги исполнить желания людей,

Привольной сделать [их] страну,

Против Смерти пойти,

Победить, уничтожить её;

Когда без страха войной пойду,

Когда Смерть путь мне преградит,

Чтобы кровавые слёзы людей

Я смог утереть,

Чтобы смог [он] мне спутником стать,

А в бою соратником стать,

2 280. Вот какой дар я прошу у тебя.

Каков же этот дар?

Скажи, чтоб я знал».

Х у м а й:

«В огонь попадёт — не сгорит,

В воде не утонет [он],

Ветру не даст угнаться за собой,

Не устрашится гор и скал,

Кроме храброго егета, никого

Равным не признаёт себе,

Ударит копытом — горы рассыплются в прах,

2 290. Поскачет— моря рассечёт,

В трудностях и в невзгодах

Станет сподвижником твоим.

На небе рождённый и выросший там,

Не имевший потомства на земле,

Дивами Азраки тысячу лет

Гонимый, но не пойманный [никогда],

От матери доставшийся мне,

Любимому егету моему

Предназначенный [конь] —

2 300. Акбуз [8] — тулпар мой. Отдам его тебе.




Булатный меч дам я тебе:

Острие его ржавчина не берёт,

Никакая сила перед ним не устоит,

Против огня он становится огнём,

Против воды становится водой,

Джиннов, дивов — всех

Страшит он, словно Смерть,

Разгоняет, словно стадо овец».

Сказала так, и Урал согласился, говорят,

2 310. То, что девушка пожелала,

отправился он искать.

Погостил немного во дворце, говорят,

Несколько дней пожил там, говорят,

Хумай не открылась пока ему,

Не сказала, что Шульген заперт у неё,

Урал тоже не догадался ни о чём.

Проснулся Урал на рассвете, говорят,

Омыл водою лицо, говорят,

Поел вдвоём

2 320. С девушкой, говорят.

Урал отправился в путь, говорят,

Посох свой превратил в коня, говорят.

[Много дней провёл в пути, говорят.]

Однажды, когда ехал он

По местности, горами окружённой,

Вот какую гору увидал, говорят:

Сороки да вороны

Не знали здесь ни одной живой души,

Ни человек здесь не бывал,

2 330. Ни дивы, ни джинны сюда

Не ступали ногой.

Скалы как [верблюжьи] горбы,

На вершину посмотришь —

Она взметнулась выше туч,

Всю окрестную красоту

В себе воплотила давно.

Рассекая тучи, карабкаясь [вверх],

[Урал] поднялся на вершину ту, говорят,

Осмотрелся вокруг,

2 340. Долго стоял и смотрел, говорят.

Вдали заметил он

Мерцающий, словно звезда,

Какой-то свет, говорят,

Направился туда, говорят.

Добрался, посмотрел,

Взглядом всё окинул кругом,

Красивое озеро увидел, говорят:

Вместо камня серебром

Устланы его берега и дно;

2 350. Цветы, что росли на берегу,

Не колышутся даже на сильном ветру.

Водная гладь блестит,

Ослепляя глаза.

Не рябит волной на ветру,

А когда падают солнца лучи,

Жемчугом отливает она.

На озере том

Разные птицы собрались,

Плывущую среди них

2 360. В оперении многоцветном чудную птицу

Урал увидал, говорят.

Незаметно к месту тому,

Где птица плыла, приблизился, говорят,

Присмотрелся к ней,

Посохом своим заворожил.

«Видно, это — птица, о которой говорила Хумай», —

Сразу же подумал Урал.

Птица, Урала не страшась,

И не думала улетать,

2 370. к нему ближе подплыла, говорят.

Не зная обычаев, Урал

Кинулся птицу ловить,

Птица [в страхе] рванулась от Урала,

Стремясь улететь.

Но Урал её схватил.

Когда он её в руки взял,

Птица подумала, что её настиг враг,

Опечалилась она.

К Уралу, выходящему на берег,

2 380. Держащему птицу в руках,

Думающему, что цели [своей] достиг,

Птица обратилась [тогда]:

«О мой егет, постой!

Скажи правду мне:

Див ли ты, джинн ли ты?

Человек ли ты? Кто же ты?»

Услыхав эти слова,

Тому, что птица заговорила, как человек,

Подивился Урал, говорят.

2 390. Немного пройдя, в месте одном,

На лужайке возле родника,

Урал стал расспрашивать её —

Какого рода, из какого племени она.

Подумала птица немного,

Пробормотала [что-то] про себя,

На Урала пристально взглянула.

«Закрой глаза, не смотри,

Отстрани руки от крыльев моих

И не держи меня», — сказала она.

2 400. Призадумался Урал.

«Если птица улетит, за ней,

Соколом став, в погоню пустись;

Если в воду нырнёт, за ней,

В щуку, превратившись, нырни!» —

Дал знак он посоху своему.

А сам сделал так, как птица просила его.

«Открой же глаза, мой егет,

Расскажи мне, задумал что», — сказала она

Урал на птицу взглянул —

2 410. Пред ним смуглая красавица, брови вразлёт,

Ямочки у неё на щеках,

В самом центре левой щеки

Чёрная родинка, словно зрачок;

Густыми завитками

По обе стороны её щёк,

Колыхаясь, как цветы [на ветру],

Струятся, украшая её,

Длинные волосы.

Локонами ниспадая.

2 420. Сквозь длинные ресницы

Улыбаются чёрные глаза,

Играют ямочки на щеках,

Улыбается всем светлым лицом.

Трепетно вздымающуюся грудь

Приблизив к Уралу,

[Так заговорила она:]

«Ах, егет мой,

Как очутился ты здесь?

Какая беда заставила тебя

2 430. Сюда прибыть?

Ах, егет мой, знай же:

В улыбке моего лица,

В том. что высказать [хочу],

Одно желание — тайну открыть, мой егет.

Не встречала до этой поры

Такого егета, как ты.

В эти места, куда и диву не пройти,

Не думала, что явишься ты.

В воде рыбой плыть,

2 440. В небе звёздой гореть —

Силою обладала я.

Все дороги были открыты мне,

[Но] при виде тебя мысли мои

Развеялись, как тучи на ветру.

Дороги, по которым скрыться могла,

Исчезли, как оборвавшаяся тропа на бегу, —

Исчезли для меня,

Потерялись совсем.

Когда-то я девушкой была,

2 450. В ласке и неге росла,

[Но] див похитил меня,

Насильно замуж отдал.

Жених мой был мужественный егет,

Но недолго прожил со мной —

Неожиданно исчез,

Закралась в сердце моё печаль.

От дивов я сумела убежать,

Но не вернулась к отцу,

Побоялась, что враг нападёт

2 460. На родную землю мою.

Чтобы див меня не нашёл,

Чтобы новое горе [мне] не принёс,

Птицей обернулась я,

Какой нигде в мире нет,

Какой человек не видал.

Прилетела к этому озеру, опустилась здесь,

Ни один человек это озеро не найдёт.

Ничья нога не ступит сюда».

Услыхав эти слова,

2 470. Тайну девушки узнав,

Урал тоже поведал её думу свою,

Только утаил, что птицу

Ищет для девушки одной.

Подумал он про себя:

«Видно незадачлив мой путь,

Птицу, которую ищу,

И на этом озере не нашёл».

Сказал, что хочет он

Отправится в путь,

2 480. Цели своей достичь,

Девушке [Хумай] помочь.

«Выслушай же слово моё,

Егет, ты видел ясное моё лицо;

Имя моё — Айхылыу.

Есть отец у меня — владыка страны,

Моя мать — небесная Луна,

Есть у меня конь Сарысай,

Которого возлюбленному я дам.

Воды захочешь — достанет воды,

2 490. В бою соратником будет тебе,

Выслушай меня, егет,

Прислушайся к слову моему:

Ту птицу, что ищешь ты,

Не найдёшь в этих краях.

Во многих странах побывал мой отец,

Небесные просторы облетел,

Многие земли знает он,

И всех птиц видел он.

Поедем в наши края,

9<< | 10 | >>11





ПРИМЕЧАНИЯ:

[8] Встречающиеся в текстах сказаний клички Акбуз, Буз, Бузат — усечённая форма имени коня Акбузат, данная ему по масти (буквально «светло-серый»).


| 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18|

башкирия

Урал-батыр. Стр.2. Академический перевод



БАШКИРСКИЙ НАРОДНЫЙ ЭПОС

У Р А Л – Б А Т Ы Р


BASHQORT KHALI'Q EPOSI'

U R A L – B A T I' R


| 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18|


1. ОРИГИНАЛ. На башкирском языке
2. Академический перевод Хакимова А.И., Кидайш-Покровской Н.В. и Мирбадалевой А.С. См. Башкирский народный эпос. Москва, Главная редакция восточной литературы издательства Наука, 1977, С. 265-372. Главный редактор серии «ЭПОС НАРОДОВ СССР» Петросян А.А.; составители тома Мирбадалева А.С., Сагитов М.М., Харисов А.И.; авторы комментария Мирбадалева А.С., Сагитов М.М.; башкирские тексты подготовили Сагитов М.М., Харисов А.И.; ответственный редактор Кидайш-Покровская Н.В., редактор издательства Янгаева А.А.
3. Поэтический перевод Шафикова Г.Г. (См. Урал-батыр. Башкирский народный эпос. Башkортостан, Уфа, Башкнижиздат, 1977).
4. На английском языке.
5. Сказочный перевод на русском языке.
6. Сказочный перевод на башкирском языке.
7. Прозаический перевод от Айдара Хусаинова.
8. Мультфильм "Урал-батыр".
9. "Урал-батыр" и всемирный потоп.
10. "Урал" вариант эпоса от Артёма Лукичева.

См. Башкирский народный эпос. Москва, Наука, 1977, С. 265-372.

1<< | 2 | >>3

250. Здесь ещё не появлялась.

Раньше там, где мы родились,

На земле, где наши отцы жили,

Смерть, бывало, появлялась;

Многие ещё в юности

Умирали, падали.

Когда пришёл див к нам,

Многих людей загубил он.

Сожрал их и ушёл див;

Когда землю вода покрыла

260. И суши совсем не стало,

Когда люди, сумевшие скрыться,

Те края покинули,

Не осталось там [никого], кроме Смерти,

Ей нечего стало делать.

О том, что кто-то из людей спастись может,

Видно, Смерть и не подумала.

Как мы с вашей матерью убежали,

Смерть и не заметила.

А в этих краях людей не было,

270. Нога человеческая не ступала здесь,

Потому Смерть эти места

Разыскивать не стала.

Когда мы пришли сюда,

Мало [здесь] было зверей,

Земля ещё не просохла,

Были болота, да мелкие озёра».

У р а л:

«Отец, если Смерть поискать,

Можно ли найти её?

А если настигнуть её и схватить,

280. Можно ли её погубить?»

Я н б и р д е:

«Злодейка по имени Смерть

Невидима для глаз,

Незаметен её приход –

Такое это существо!

На неё лишь управа одна:

На земле падишаха-дива,

Сказывают, есть родник,

Человек, воду испив из него,

Никогда не умрёт, говорят.

290. Смерти будет неподвластен, говорят».

Так о смерти рассказывал Янбирде. Окончив еду, он принёс ракушки и решил попить крови. Старик Янбирде увидел, что ракушки неполные и начал допытываться у сыновей, кто пил.

Шульген соврал ему, сказав: «Не пил никто!». Старик Янбирде схватил дубину и начал бить сыновей – то одного, то другого. Но и тогда Урал, жалея брата, упорно молчал, а Шульген не выдержал, о своей вине рассказал. Когда старик Янбирде опять начал бить [Шульгена], Урал схватил отца за руку и сказал так, говорят:

«Одумайся, мой отец!

На дубину, что в твоей руке,

Внимательно посмотри:

Эта дубина [веткой] была молодой,

А теперь, очищенная от коры,

Вся пообилась на концах,

Согнёшь – с треском переломится она,

Сухой палкой стала она.

Пока ты её не срубил,

300. Росла [себе] в лесу,

Колыхалась на лёгком ветру,

Трепетала [своею] листвой –

Деревцом была она;

Птицы с пчёлами

Попеременно садились на [деревцо]!

Птицы пели на нём,

Ветви выбирали себе,

Чтобы гнезда вить;

Красивое было деревцо!

310. Словно младенец, сосущий грудь,

Корни свои распластав,

Оно высасывало влагу из земли.

Когда ж, от родного корня оторвав,

От сучьев и веток очистили его,

Стало, как каменный [твой] молоток,

Как сокол, что пускают на птиц,

Как щука, что ловит рыб,

Как пиявка, что кровь сосёт,

Как собака, с которой охотятся на дичь, -

320. Разве не стало дубиной[1] оно?

Утирая пот со лба,

Многие годы ты прожил

На земле ты не нашёл

Злодейки по имени Смерть;

Как она выглядит – не узнал,

Сердцем не почувствовал её.

Если ещё раз ударишь своё дитя,

Не значит ли, что ты готов

В собственном доме своём,

330. На собственных детях своих

Показать, как приходит Смерть

От сильного к слабому,

От отца к детям его?

Если сегодня брата убьёшь,

Если завтра меня убьёшь,

Ты тогда останешься один;

Когда старость к тебе придёт,

Сгорбишься, высохнешь ты,

Тогда не сможешь сесть на своего льва,

340. Не сможешь на охоту пойти,

Не сможешь сокола выпускать,

Еды им не сможешь достать;

И лев твой, и собака твоя,

И сокол, и пиявка твои –

Все станут голодать,

Кровью нальются их глаза,

Когда, изголодавшись, твой лев

Разъярится на привязи своей,

В ярости бросится на тебя

350. И согнёт тебя пополам

Да на куски тебя разорвёт –

Что станет с тобою тогда?

Ту самую злую Смерть

Встретить в своём жилье

Не придётся ли тебе мой отец?

Услышав это, старик Янбирде перестал бить Шульгена. Потом подумал: «Смерть может явиться и незримо. Наверное, это она пришла и искушает меня. Не может быть, чтобы никто не повстречал эту Смерть. Надо созвать и расспросить всех зверей и птиц». И, говорят, созвал их всех.


Урал, обращаясь к собравшимся птицам и зверям, говорят, так сказал:

«Обличья злодейки по имени Смерть

Попробуем всё перебрать.

Чтобы сильный слабого пожирал —

Отвергнем обычай такой.

360. Вот хотя бы нас всех перебрать,

На каждый род[2] посмотреть

Все вы знаете тех,

Что крови не пьют, мяса не едят,

Никого не заставляют слёзы лить, —

Одни из них корни едят,

Другие травы едят —

Так вот они и живут,

Хищникам в добычу

Детёнышей своих растят,

QIP Shot - Image: 2014-10-09 12:25:45

370. Со Смертью знакомы они.

Ни один из тех, кто кровь сосёт, мясо ест,



Другом не станет им.

Покончим со злодейством [на земле].

Смерть, что останется одна,

Отыщем все вместе и убьём!»

Хищники с тем, что он сказал,

И вместе с ними Шульген

Не согласились, говорят,

Разные речи вели говорят.

В о р о н:

380. «Разыскивать Смерть

Я не побоюсь.

Но схватить и выдать её

Я никогда не соглашусь.


Хоть я и стар, но от дела

Такого я уклонюсь

Вдобавок еще так скажу:

Если сильный за слабым

Охотиться перестанет,

Если матерью рожденный ни один

390. Не будет умирать,

Если деревья и травы на земле

Изменят природе своей —

Когда настанет срок

И осенние заморозки падут,

Зелень не сбросят свою, —

Какая нам польза от того?

Если звери, подобные зайцу,

В год два-три раза будут плодиться,

И, [питаясь] по ночам,

400. Всю зелень поедать,

А звери другие будут метаться и

Пищи себе не отыщут;

Если целые стаи пернатых —

Лебеди, гуси, утки —

Будут купаться, плескаться,

Водную гладь покроют;

Если реки течь перестанут,

Решив, что жизнь их впустую проходит

И берега размываются понапрасну;

410. Если, решив, что на земле такие порядки,

Будут [птицы] пить и плескаться,

Не будут давать нам покоя;

Если, решив, [что такие порядки]

родники бить перестанут

И если на земле воды протухнут, —

Что тогда нам делать?

Где добывать еду будем?

Откуда воду пить будем?

Головой рискуя, вступая в битву,

Часто старался я понапрасну.


420. Хоть видел нужду и голод,

Хоть перенёс я много страданий,

Но не смогу жить на свете,

Если крови не попью, не поем мяса,

Если жира из глазниц падали,

Раз в три дня не поклюю.

Поэтому идти на поиски Смерти

Не могу обещать я».

С о р о к а:

«Если кто-то Смерти боится,

Будет искать путь к спасению.

430. Коль захочет потомство продолжить

Будет всюду бродить в поисках места».

То, что сказала сорока,

И тигру, и леопарду

И льву, и волку с барсом,

И [всем] когтистым птицам,

И хваткой рыбе щуке —

Всем хищникам понравилось.

А травоядные животные,

Журавли, утки, дикие гуси,

440. Тетерева, куропатки и перепёлки

Задумали все вместе

Птенцов выводить

И, пока птенцы птицами не станут

И сами летать не смогут,

Чащи лесные искать [решили],

Пока не пройдёт лето,

Накапливать жир на просторе [решили].

Дикие козы, олени

И бурощёкие зайцы,

450. Гордясь своими ногами,

Не слова не сказали.

Жаворонки, скворцы и сойки,

Галки, воробьи, вороны,

Поскольку питались чем попало,

Молвить слово постеснялись.

«Гнезда у меня нет, — сказала тогда кукушка, —

Заботы о детях не знаю.

Для кого дети — их печень[3],

Кто за детей душою болеет.

460. С их пожеланием я согласна» —

Так она сказала.

Все по-разному говорили,

Каждый по своему думал,

Единства они не добились,

Никто не сказал решительного слова,

Ни с чем разошлись, говорят.

Старика это насторожило,

Выходить один на охоту

Он с той поры не решался.

470. Как-то однажды все вчетвером

На охоту ушли, говорят,

Много дорог прошли, говорят,

Много добычи взяв, радостные,

С охоты вернулись, говорят.

Среди птиц, на охоте пойманных,

Была одна — лебедь [белая].

Когда ноги опутали ей

Старик нож наточил,

Чтобы голову ей отсечь,

480. Кровавыми слезами заплакала, говорят,

Своё горе высказала, говорят:

«Полетела я мир повидать,

Неземная птица я,

У меня есть своя страна,

Я не безродная сирота.

Когда на земле не было никого,

Никто по ней ещё не ступал,

[Мой отец] пару себе искал,

Он на земле никого не нашёл,

490. Выбрать же из другого рода

Равную себе не смог,

Полетел в небо любимую искать,

Загляделся на Солнце и Луну,

Любимую себе выбирал —

Обоих [Солнце и Луну], приворожил,

Всем птицам он был главой,

Отец мой по имени Самрау.

Двое детей у него родилось,

И дети, и он сам

1<< | 2 | >>3

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Т.е. стало таким же средством охоты, как ловчие животные и птицы. С дубиной охотились на волков, косуль и других животных.

[2] Урал, как видно из этой фразы, не отделяет себя от других творений Природы.

[3] «Дитя есть печень» — образное выражение у тюркских народов, означающее «самое ценное», «самое дорогое».


| 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18|