Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

нью-йорк

На закрытие АЭС требуется не меньше средств чем на её открытие


http://www.greenworld.org.ru/?q=decom_1669_1




г. ВЕРНОН, штат Вермонт -- Как стало известно в результате расследования, проведенного агентством Associated Press, компании, владеющие почти половиной атомных реакторов страны, не откладывают достаточно денежных средств на ликвидацию этих реакторов, а многие из них могут простаивать десятилетиями, ставя, впоследствии, под угрозу безопасность.

Причиной нехватки средств являются не изменчивые потребности в ядерной энергии, а фондовый рынок и другие инвестиции, которые понесли огромные убытки за прошлый год и уничтожили сбережения атомных станций, а также резкий рост стоимости полной их ликвидации.

Владельцы 19 атомных станций получили разрешение на простой реакторов в течение 60 лет, что, предположительно, является достаточным временем для возвращения инвестиций и, в конечном итоге, позволит оплатить демонтаж станций и удаление реактивных материалов.

Но постановка реакторов на консервацию либо некорректное их закрытие может вызвать серьезные проблемы для здоровья, окружающей среды и безопасности. В наихудших случаях, которые принято считать маловероятными, риск включает утечку радиоактивных отходов из законсервированных станций в грунтовые воды, выбросы вредных веществ в атмосферу или террористические нападения.

В течение последних двух лет, предполагаемые расходы на демонтаж резко выросли на более чем 4,6 млрд. долл. США, в связи с ростом стоимости энергоносителей и затрат на рабочую силу, в то время как инвестиционные фонды, которые должны оплатить закрытие станций, потеряли 4,4 млрд. долл. США на разрушенном фондовом рынке.

Электроэнергетические компании потерпели от той же сужающейся рыночной доходности, что и колледжи, компании и частные инвесторы. Критики отрасли заявляют, что владельцы реактора даже перед финансовым кризисом не достаточно экономили, и что федеральные регулирующие органы не поддерживали отрасль на достаточно высоком уровне.

Ожидается, что в конце этой недели федеральные регулирующие органы опубликуют уведомительное письмо, в котором будут описаны случаи недостачи средств на 30 из 104 атомных станций страны, и попросят операторов предоставить детальную информацию об их планах решения этой проблемы.

Сумма денежных средств, отведенных на демонтаж атомных станций, сократилась на почти четырех из каждых пяти реакторов, согласно проведенному АР анализу финансовой отчетности, предоставляемой Комиссии по ядерному регулированию раз в два года. Государство может заставить операторов выделять больше денег.

Владельцы станций говорят, что они имеют несколько способов, чтобы ликвидировать разрыв. В дополнение к консервации станций, правительство может просто продлить лицензии на их эксплуатацию. И инвестиции могли бы быть восстановлены в ближайшие годы. По словам отраслевых чиновников, годовая норма прибыли на уровне 6 процентов является приемлемой долгосрочной целью.

Большинство атомных станций останутся в эксплуатации еще в течение нескольких десятилетий и смогут компенсировать потери своего фонда, говорит Стив Керекес (Steve Kerekes), представитель отраслевой группы Институт ядерной энергетики (Nuclear Energy Institute).

Критики атомно-энергетической отрасли утверждают, что эти планы недостаточные.

«Никто из Комиссии по ядерному регулированию (NCR) не хочет признавать то, что совершенно очевидно для нас, а именно, что эти средства являются недостаточными и что отрасль имеет голые активы», заявил Арнольд Гандерсен (Arnold Gundersen), бывший руководитель в ядерной промышленности и специалист по выводу станций из эксплуатации.

Эти критики утверждают, что в отрасли делаются предположения об инвестициях, которые не учитывают еще один крах рынка, политические препятствия при обновлении лицензий и непредвиденных проблем в области безопасности, что может сделать атомную энергию менее привлекательным продуктом.

На прошлой неделе британские чиновники сообщили о течи, которая произошла в 2007 году в охладительном баке на выведенной из эксплуатации атомной станции «Сайзвел А» (Sizewell A). Если утечка не была бы своевременно обнаружена, говорят чиновники, ядерные топливные стержни могли загореться, что привело бы к выбросу в атмосферу радиоактивных отходов вдоль английского побережья, причиняя вред операторам или общественности.

Средняя стоимость демонтажа ядерного реактора в настоящее время оценивается в 450 млн. долл. США. Средний владелец станции накопил около 300 млн. долл. США для проведения этих работ. Как правило, деньги собираются через небольшие надбавки к тарифам на электроэнергию.

По данным NCR, энергогенерирующие предприятия пытаются заполнить пробел:

- Владельцы 19 атомных станций получили разрешение на простой реакторов в течение 60 лет. Метод, который называется Сэйфстор (Safestor), был одобрен для реакторов, включая три энергоблока на АЭС «Пало Верде» в Аризонской пустыне и реактор энергоблока 1 на АЭС «Три-Майл Айленд» близ Гаррисберга, штат Пенсильвания.

Согласно этому методу, радиоактивное топливо удаляется из реактора и бассейна хранения отработанного ядерного топлива и хранится в сухих контейнерах на территории станции. Из систем станции выпускают воду, а оставшаяся радиоактивность на станции оставляется разлагаться до тех пор, пока не демонтируют объект.

Однако некоторые аналитики беспокоятся, что энергогенерирующие предприятия, которые владеют АЭС, возможно, через шесть десятилетий уже даже не будут существовать.

«Нас беспокоит то, что они просто уйдут от своих обязанностей», заявил Джим Риччио (Jim Riccio) аналитик по ядерной политике Гринпис. «Это как сидеть на бомбе с часовым механизмом. Представление, что вы можете просто уйти с этих территорий, и все будет «чики-пики» не соответствует действительности».

Операторы 54 АЭС, или более чем половины станций в США, уже получили продление лицензии на 20 лет. Еще шестнадцать сейчас рассматриваются, а комиссия ожидает получить еще 21 заявку в течение ближайших несколько лет. На сегодняшний день, NCR не отклонила ни одной заявки на продление лицензии.

В то время как компании подают ходатайство на продление лицензии по иным причинам, в первую очередь, чтобы продолжить вырабатывать энергию и зарабатывать деньги, некоторые из компаний открыто сказали своим акционерам, что они используют продление лицензии для выполнения своих обязательств по выводу станций из эксплуатации.

Некоторые АЭС подсчитывают перспективную оценку своих инвестиций с годовой прибылью 6 процентов. Хотя это примерно то, что ведущие рыночные индексы делают на протяжении десятилетий, NCR констатировала, что владельцы станций потеряли в среднем 13 процентов в течение последних двух лет.

В Техасе инвестиции в энергогенерирующие предприятия регулируются государственными правилами, говорит Эшли Монтс (Ashley Monts), представитель компании «Luminant Corp.», которая владеет двумя АЭС вблизи Глен Роуз, штат Техас. За пять лет до того, как планируется закрытие станции, говорит она, «Luminant» должна иметь в наличии 60 процентов необходимых на закрытие средств. За два с половиной года разрыв должен быть полностью заполнен.

«Luminant» накопила около 385 млн. долл. США на закрытие своих двух АЭС в 2030 и 2033 гг. Два года назад, эта цифра составляла 439 млн. долл. США. Стоимость ликвидации реакторов составляет 824 млн. долл. США, почти на 90 млн. долл. США больше, чем предвиделось раньше.

- Операторы АЕЭ, кажется, извлекают пользу из правил NRC, которые не требуют от них выделения денежных средств для захоронения старого ядерного топлива, сноса зданий, или возобновления первобытного состояния площадок АЭС. И хотя некоторые штаты требую полного восстановления участка до экологических норм, федеральное правительство таких требований не выдвигает.

На АЭС «Кэллэвэй» (Callaway) (реактор энергоблока 1) близ Фултона штат Миссури, сообщили в марте, что выполнение заданий по экономии средств для вывода станций из эксплуатации, установленных NRC, приведет к тому, что на АЭС возникнет большой дефицит средств на реальные расходы по очистке территории объекта.

Все началось с той же истории, которую рассказывают на других атомных станциях: За два года расходы на удовлетворение минимальных федеральных требований относительно вывода станции из эксплуатации выросли с 358 млн. долл. США до 406 млн. долл. США. Сбережения станции на оплату вывода из эксплуатации сократились с 268 млн. долл. США до 236 млн. долл. США.
Однако, детальное исследование стоимости вывода из эксплуатации АЭС «Кэллэуэй», принадлежащей компании Ameren UE (г. Сент-Луис), показали нечто гораздо хуже: федеральные цели экономии составили на почти 288 млн. долл. США меньше, чем фактически стоил бы полный демонтаж, очистка территорий и безопасное хранение отработанных ядерных отходов.

Проблема утилизации отходов особенно обострилась, после того как федеральное правительство отбросило планы захоронения ядерных отходов на режимном объекте в Горе Юкка, штат Невада. Вместо этого, радиоактивные топливные стержни в настоящее время хранятся в больших железобетонных канистрах на площадках АЭС, которые круглосуточно охраняются и часто проверяются на протечки.

Когда в 1972 году открывали атомную электростанцию «Вермонт Янки» (Vermont Yankee), расположенную в юго-восточном Вермонте вдоль берега реки Коннектикут, ее называли будущим производства электроэнергии для Новой Англии. Срок ее лицензии истекает в 2012 году, а ее фонд вывода из эксплуатации состоит из менее, чем половины предполагаемо необходимых средств.
Только в декабре 2007 года фонд составлял 416 млн. долл. США. Теперь он составляет около 384 млн. долл. США, это подъем относительно того уровня, на котором он находился несколько месяцев назад, но даже не близко к планируемым 932 млн. долл. США, необходимых в конечном итоге на демонтаж электростанции.

Компания Entergy Corp. добивается продления срока лицензии АЭС «Вермонт Янки» на 20 лет, и надеется на то, что в 2030 году в ее фонде на вывод электростанции из эксплуатации будет достаточно средств. Джей Тейер (Jay Thayer), вице-президент АЭС по эксплуатации, говорит, что если фонд вывода АЭС из эксплуатации будет продолжать работать неэффективно, компания может попросить о разрешении законсервировать электростанцию сроком на 60 лет по программе «Сэйфстор». Это позволит отложить демонтаж АЭС до 2092 года.

http://www.washingtonpost.com/wp-dyn...061602159.html
нью-йорк

Банки не берущие или берущие символические проценты, мусульманские банки


Традиционная западная банковская система с ее 5–9% годовых по кредитам – благо для заемщиков, но не «абсолютное», любят шутить банкиры. Куда более выгодные условия предлагают исламские банки. Эти финучреждения готовы одалживать деньги без каких-либо процентов вообще.

На первый взгляд, вариант кажется абсурдным: ведь зачем банку давать деньги заемщиков в долг без надежды на получение какой-либо прибыли, если, удачно инвестировав эти же деньги в дело, банкиры получат доход? Однако скепсис здесь вряд ли оправдан. Модель настолько успешно работает, что уже утвердилась в Европе и делает первые шаги в России.

«Принцип исламской банковской системы заключается в том, что любой мусульманин независимо от того, идет ли речь о займе или долге, не может по религиозным канонам проводить финансовую операцию под стабильный процент. Ростовщичество запрещено Кораном, - рассказала газете «Сейчас» Вера Фрындак, главный бухгалтер Всеукраинской ассоциации общественных организаций «Аль-Раид». – Доход банка состоит в перераспределении прибыли. У мусульманина, который приносит свои деньги в банк, есть выбор – положить их на текущий счет или на инвестиционный. Если на текущий, то клиент не получает никакой прибыли, кроме процента инфляции, которую устанавливает государство. Если же это инвестиционный счет, то банкир и клиент договариваются о прибыли клиента от дохода банка в том или ином инвестпроекте».

Причем убеждать мусульман в том, чтобы они хранили свои сбережения на беспроцентном депозите, банкирам не нужно еще и потому, что развиваются безналичные формы расчета за товары и услуги. Впрочем, ранее, признается эксперт, до того как кредитки получили бурное развитие, банкиры все же привлекали клиентов различными премиями, но ни в коем случае не обещали проценты.

Действительно, исламским банкам запрещено делать деньги на деньгах. Однако, рассказывает г-жа Фрындак, у них имеется три вида программ для вкладчиков. Благодаря тому, что у исламских банков есть свои компании, свое производство, приносящее доход от реализации на рынке конкретных товаров, эти программы и приносят вкладчикам прибыль.

«Мудараба» – специальное партнерство. Деньги вкладчика такой программы являются не просто депозитом, а инвестициями в то дело (торговлю или предприятие), куда банк с согласия клиента вкладывает его деньги. После получения дохода от дела исламский банк делится прибылью с клиентом», - поясняет г-жа Фрындак.

Второй вид вклада «мушарака» – регулярные проценты. В данном случае вкладчик способен получить большую долю прибыли, чем при «Мудараба», однако при одном условии. Если банковское дело «прогорит», то клиент понесет убытки вместе с банком в равных частях. «И наконец, «мурабаха», когда банк финансирует коммерческие операции. К примеру, банк намерен вложить деньги в торговлю – купить от своего имени товар для последующей перепродажи. Для распределения рисков клиент и банкир договариваются о наценке на товар», - рассказывает г-жа Фрындак.

Соответственно, такой же принцип действует и по отношению к заемщикам. Взяв в банке деньги для открытия своего дела или для покупки недвижимости, мусульманин не уплачивает годовые. Вместо этого банк получает право на долю прибыли от бизнеса заемщика. Однако если бизнес заемщика даст сбой и бизнесмен обанкротится, то ему не придется (как в европейских или украинских банках) выплачивать сумму займа. Не нужно думать, что мусульмане любят рисковать: получить беспроцентный кредит в исламском банке не так уж и просто.

«Дело исламского заемщика тщательно изучается – не меньше, чем в альтернативных банках. Однако в исламском банке основными факторами выступают религиозность клиента: кроме справок с работы, данных об успеваемости детей в школе и наличии залога, основное слово выносят имам мечети, соседи, друзья, члены общины, - поясняет г-жа Фрындак. – Даже если у мусульманина нет залога, у него есть все шансы получить кредит только благодаря своей вере». Безусловно, банк рискует, выдавая кредит без залога. Но мусульманские банкиры знают, что истинный мусульманин не возьмет деньги в долг под сомнительное мероприятие. Высшая мера наказания для мусульманина – не расплатиться с долгами. Каждый знает, что его душа не освободится до тех пор, пока он сам или его семья не вернет его долг. Вот почему мусульманин старается вернуть долг как можно раньше, поскольку внезапная смерть ляжет бременем не только на должника, но и на его родственников.

Однако чтобы получить беспроцентный кредит в исламском банке, необязательно быть мусульманином, тем более если речь идет о Европе. По утверждению г-жи Фрындак, поскольку исламским банкам все чаще приходится работать с европейскими финучреждениями и клиентами, то, кроме банкиров, в банке работает еще и специальный человек – «ученый», разбирающийся в тонкостях Шариата. Он способен разрешать не только неожиданные нюансы различных банковских систем, но и вопросы выдачи кредита немусульманину. «Для этого нужен поручитель мусульманин. Коран не запрещает иметь дружественные отношения с людьми, исповедующими другую религию. Соответственно, если мусульманин может поручиться за своего заемщика, он понесет не меньшую ответственность перед Законом, чем если бы он сам брал кредит», - подчеркивает г-жа Фрындак.

В Украину такая система едва ли придет в скором будущем, говорит эксперт. Основное препятствие – отсутствие в стране соответствующих специалистов, которые бы могли предоставлять кредиты без процентов, а украинские банки вряд ли откроют отделения исламского варианта у себя. Ко всему прочему не позволяет развитию исламского банкинга и украинская законодательная база. Мусульмане работают по схемам беспроцентных кредитов разве что на уровне немногочисленных общин. «Наиболее успешные в бизнесе мусульмане общины могут предложить остальным членам варианты «мудараба», «мурабаха», «мушарака». Как и в арабских странах, где исламский банкинг существует на уровне государственной системы, инициаторы действуют по тем же принципам, и потому отличий нет, разве что в масштабах», - поясняет г-жа Фрындак.

Впрочем, по мнению Рустема Джангужина, доктора философии, вице-президента Всеукраинского центра по изучению ислама, специалисты и законодательство – далеко не основные причины отсутствия исламской банковской модели на территории Украины.

«Многие украинские бизнесмены очень увлеклись беспроцентными кредитами. И их действительно несложно получить даже украинским бизнесменам, независимо от вероисповедания. Дело не в религии, а в механизмах: украинские бизнесмены не готовы работать открыто. Когда исламский банк проводит анализ инвестпроекта, учитывается каждая копейка. Но часто именно такой подход становится препятствием для украинских бизнесменов, - прокомментировал г-н Джангужин газете «Сейчас». – Отказываясь от ростовщичества, банк максимально минимизирует риски, что невозможно при полной прозрачности бизнеса».

Такой же процесс происходит и при решении клиента вложить деньги в банк. По сути, исламские банки конкурируют между собой инвестпривлекательностью. «Депозит для мусульманина в банке делает его автоматически акционером этого банка. Контракт можно расторгнуть, однако вкладчик получает прибыль соответственно своему вкладу. Достигается это тем, что фактически исламский банк участвует в производстве. То есть нет переходной формы, когда вкладчик должен получить доход в любом случае. Схема напоминает акционирование или долевое кредитование. Клиент доверяет банку расходовать свои деньги как профессионалу», - поясняет г-н Джангужин.

Что же остается основным препятствием исламскому банкингу в Украине – религия или менталитет – вопрос остается открытым. Тем более что схожая модель банковской системы, которая бы базировалась на религиозных канонах христианства, в Украине так и не состоялась. По информации религиоведа Андрея Юраша, в начале 1990-х в Украине также наблюдалось формирование церковных кредитных союзов.

«Когда сложилась ситуация наличия неиспользованных денег после распада СССР, в некоторых церквях появилась идея накопления их для последующего кредитования под выгодные проценты прихожан. Статус прихожанина давал гарантии того, что средства не будут украдены, - прокомментировал газете «Сейчас» г-н Юраш. – Однако особого успеха такая модель не получила: одни кредитные союзы отошли от религиозной основы, а другие, напротив, сузились до локального уровня».

Но даже такие, как утверждает генеральный директор ПТ «Ломбард «Альянс автоипотечных кредиторов Стецков и компания» Сергей Стецков, вряд ли могут сравниться по процентным ставкам с исламским банкингом. «Информация о предоставлении кредитов прихожанам не афишируется. Да и получить их могут далеко не все, а лишь те, кто на протяжении года вносил достойные пожертвования – не меньше 10% от дохода. Кредит в таком случае можно получить, по негласным оценкам, под 3% годовых», - сообщил газете «СЕЙЧАС» г-н Стецков.

Главное
Как и в случае с христианскими финучреждениями, исламский банкинг предполагает «интересный» кредит в том случае, если заемщик – человек праведный и религиозный.

Однако если в христианской общине пожертвования должны составлять 10% от дохода прихожанина, то в исламской – лишь 2,5%. Кредит в христианской общине можно взять под 3% годовых, а в исламском банке – без процентов вообще.

http://www.denga.com.ua/index.php?option=c...d=863&Itemid=53